Эксперименты и «живые классики» События

Эксперименты и «живые классики»

Завершился фестиваль Vivacello-2019

Фестивали Vivarte и Vivacello давно стали заметными и ожидаемыми событиями на музыкальной карте столицы. Оба – результат сотрудничества виолончелиста Бориса Андрианова и благотворительного фонда «U-Art: Ты и искусство». Форумы роднит не только жизнеутверждающий латинский корень в названиях, но и подход к формированию афиши, отличающийся широтой и изысканностью. Но, если Vivarte – фестиваль камерный и молодой, то Vivacello – большой и маститый. В этом году он прошел уже в одиннадцатыйй раз, как всегда, представив неординарные программы в исполнении лучших виолончелистов современности.

Открывал нынешний Vivacello Нарек Ахназарян. Вместе с победителем последнего Международного конкурса дирижеров имени Е. Ф. Светланова Дмитрием Филатовым и оркестром «Русская филармония» он исполнил Концерт-рапсодию для виолончели с оркестром А. Хачатуряна. Насыщенное звучание, исключительная виртуозность и полное попадание в темперамент музыки – вот что впечатлило в интерпретации Ахназаряна. Дирижер и оркестр не менее точно уловили чувственность и восточный колорит Концерта-рапсодии, так что на эти полчаса «Русская филармония» вполне могла быть переименована в «Армянскую».

Практически ни один концерт-­открытие Vivacello последних лет не обхо­дился без мировых премьер. В 2018-м, например, прозвучало сочинение «Т. S. D. для виолончели с оркестром» Гии Канчели. Планировалось, что новый опус для нынешнего фестиваля создаст Анатолиюс Шендеровас, но не случилось: в марте композитора не стало. И все же гала в Большом зале «Зарядья» получился в хорошем смысле статусным: продирижировать своим Concerto grosso № 1 для трех виолончелей с оркестром пригласили легендарного Кшиштофа Пендерецкого. К сожалению, на сей раз увидеть «живого классика» за пультом меломанам не удалось, так как 86-летний маэстро предпочел остаться в зрительном зале. Свои полномочия он передал польскому дирижеру Мацею Твореку, с которым сотрудничает уже много лет.

Concerto grosso № 1 для трех виолончелей с оркестром (2001) Пендерецкого – теперь уже классика XXI века. Довольно радикальный в молодости, в последние десятилетия композитор обнаруживает явный пиетет по отношению к великим традициям прошлого. В данном случае об этом говорит и интонационно концентрированный, насыщенный смыслами музыкальный язык, и выбор старинного жанра «большого концерта», впрочем, трактуемый Пендерецким весьма свободно. Сольные партии, каждая из которых наделена индивидуальностью, исполнили Клаудио Бохоркес, Данжуло Ишизака и Чен Ибай – 18-летний музыкант, покоривший публику на последнем Конкурсе Чайковского. Concerto grosso предстал во всем блеске, однако, без сюрпризов не обошлось. У Ишизака во время игры лопнула струна, так что прерванное исполнение продолжилось после того, как солист обменялся инструментом с концертмейстером виолончелей.

Чен Ибай, Данжуло Ишизака, Клаудио Бохоркес, Мацей Творек, Кшиштоф Пендерецкий

Место мировой премьеры на открытии фестиваля заняла российская: прозвучал Концерт для виолончели и аккордеона (баяна) «Le Rêve de Maya» («Мечта Майи») французского композитора и гитариста Самюэля Струка. Свою музыку он называет «инклюзивной», то есть предполагающей взаимодействие разных культурных традиций. По словам автора, источниками вдохновения в Концерте для него стали Пьяццолла, Ксенакис, Равель, Моцарт, а также традиционная индийская и африканская музыка. Интересно, что редкое сочетание виолончели и баяна у Струка звучало красиво и убедительно – не в последнюю очередь благодаря превосходному исполнению Бориса Андрианова и Николая Сивчука.

В программе фестиваля были заявлены два экспериментальных вечера. «Мастер и музы: виолончели Габриеля Джебрана Якуба» – так назывался первый. К виолончели у «Страдивари наших дней» отношение особое, ведь и сам Якуб – виолончелист. Джебраном создано около 50-ти инструментов, девять из которых прибыли на концерт-эксперимент во флигель «Руина» Музея архитектуры имени А. В. Щусева. «Я давно мечтал собрать ансамбль из собственных виолончелей и исполнить на них “Бразильскую Бахиану” № 5 для восьми виолончелей и голоса композитора Эйтора Вилла-Лобоса», – рассказал Якуб. Мечту воплотили московские и петербургские виолончелисты. Причем слушателей ожидало не только сильное художественное впечатление, но и темброво-акустический эксперимент. На балконе, опоясывающем зал флигеля, Борис Андрианов, Анна Кошкина, Андрей Яцыныч и Александр Рамм сыграли «Сарабанду» из Виолончельной сюиты № 6 Баха (транскрипция для четырех виолончелей). При этом исполнители располагались на разных сторонах балкона, так что музыка буквально «воспарила» над залом. С каждым произведением состав ансамбля расширялся, в итоге страстную «Fuga y misterio» Пьяццоллы играли уже все музыканты, в том числе и сам Якуб.

Второй экспериментальный вечер в Малом зале Московской консерватории, «Концерт для виолончели с характером», правильнее было бы назвать спектаклем. Писатель Саша Филипенко сочинил историю виолончели, а от первого лица ее рассказала со сцены актриса Татьяна Друбич. Героиня рассказа – виолончель Андрианова работы великого мастера Доменико Монтаньяны. В середине повествования публике представили и ее родную сестру, на которой играл британец Гай Джонстон. Что бы ни исполняли Джонстон и Андрианов – четыре дуэта для двух виолончелей Глиэра или «Сарабанду» из Виолончельной сюиты № 3 Баха – во всем поражали совершенное владение инструментом и идеальный – насыщенный, теплый и мужественный – виолончельный звук. В завершение Татьяна Друбич сообщила печальную новость: Борис Андрианов вскоре вынужден будет расстаться с виолончелью Монтаньяны, так как она возвращается в государственную коллекцию.

В 2019-м Vivacello экспериментировал не только с формами, но также с жанрами и площадками. Впервые в программе фестиваля появился джаз-клуб. Впрочем, как поведал Борис Андрианов, идея занимала его давно: «Будучи в Лондоне, я сказал, что мне нужно что-то неклассическое и необычное». И оно нашлось. В Москве два вечера подряд виолончель в джазовой ипостаси представляли Трио Ширли Смарт и группа Аянны Виттер-Джонсон. В своих динамичных и драйвовых номерах Ширли компилирует академическое с джазом и музыкальным наследием Ближнего Востока, тогда как искусство Аянны черпает вдохновение в спиричуэлс, находясь на стыке блюза и поп-музыки. Лаконичные сонги Виттер-Джонсон украсила своим изящным вокалом.

Творчество Джеральда Финци хорошо известно на родине, в Великобритании, чего не скажешь о других странах. Его Концерт для виолончели с оркестром добирался до России почти 65 лет и, наконец, стал «гвоздем» заключительного вечера Vivacello. Солиста, маститого Рафаэля Уоллфиша, можно было также поздравить с российским дебютом. В паре со вставшим за пульт БСО Джастином Брауном, обладающим впечатляющей техникой дирижирования, Уоллфишу вполне удалось передать экспрессивность и аутентично британскую стилистику сочинения. Дань памяти отдали Анатолиюсу Шендеровасу, впервые в России исполнив его Концерт для скрипки, виолончели и фортепиано с оркестром, где солировали пианист Андрей Коробейников, скрипач Айлен Притчин и британская виолончелистка Лора ван дер Хейден.

На «заключительный аккорд» – Концерт для виолончели и духового оркестра Фридриха Гульды – вновь на сцену вышел худрук фестиваля Борис Андрианов. Сочинение, в котором эксцентричный композитор лихо замешал стили и жанры (джаз-рок, лендлер, менуэт и даже бравурный марш), стало квинтэссенцией яркого и многоликого Vivacello-2019.

«Великой иллюзией» дали в ухо События

«Великой иллюзией» дали в ухо

Уральский филармонический оркестр под управлением Дмитрия Лисса привез в Москву «Турангалилу»

Жития святых в формате 3D События

Жития святых в формате 3D

В Москве завершился Первый фестиваль искусств Юрия Башмета

Жребий брошен События

Жребий брошен

В Музее Прокофьева прошли «Журналистские читки» – проект Ассоциации музыкальных журналистов и критиков Российского музыкального союза

Путешествие Сильвы за океан События

Путешествие Сильвы за океан

В Свердловском театре музкомедии с большим успехом прошла премьера оперетты Имре Кальмана