Элина Гаранча: <br>Моцарт – ​музыка для молодых Интервью

Элина Гаранча:
Моцарт – ​музыка для молодых

Совсем недавно всемирно известная латышская певица Элина Гаранча (ЭГ) дебютировала на сцене Большого зала Санкт-Петербургской филармонии, выступив с тремя ариями в оперном гала-концерте под управлением Юрия Темирканова вместе с Юсифом Эйвазовым, Ильдаром Абдразаковым и Динарой Алиевой.

Певица рассказала Владимиру Дудину (ВД) об остывшей любви к Моцарту, любви к талантливым режиссерам и новом сольном альбоме «Sol y Vida».

ВД Несколько лет назад, когда мы встречались с вами в Петербурге, вы признались, что в Моцарте вам «стало тесно». Меня очень удивила эта фраза.

ЭГ Я давно поняла, что должно пройти время, чтобы найти себя в той музыке, которая бы позволила глубже раскрыть внутренний мир. Конечно, у каждого композитора есть чему поучиться, в любом репертуаре есть определенные нюансы, которые стоит учитывать, чтобы впоследствии применять их в другом репертуаре – например, использовать в операх Верди или Вагнера приемы пения камерной музыки. Для меня Моцарт был прекрасной подготовкой к бельканто, а после бельканто я поняла, что оно является базовым пунктом для тех же вердиевских и вагнеровских партий, хотя вокально они устроены по-разному. Так или иначе, но моя цель – сохранять голос таким, какой он есть. Он развивается вместе со мной, но мне бы хотелось, чтобы все знали, что это голос той же Элины, с каким она пришла в этот мир.

ВД То есть больше по Моцарту не скучаете?

ЭГ Как-то в Нью-Йорке я пришла на оперу «Так поступают все». После первого акта подумала: «Может быть, все-таки вернуться? Красивая музыка». Но просидев до конца спектакля, поняла, что Моцарт – музыка молодых, требующая от исполнителей искать что-то новое, излучать витальность. Он же и сам умер очень молодым. Это музыка для тех певцов, которые стремятся еще что-то доказывать в карьере и хотят, чтобы их во что бы то ни стало заметили. Но тем, кто прожил вот такую бурную юность, мечты, гормональные ветры, взволнованность, пора заняться чем-то другим. По этой же причине я перестала петь Октавиана в «Кавалере роз» Штрауса. Наступил момент, когда я задалась вопросом: «А что я могу себе еще сказать в этой партии?» Именно себе. Публике, наверное, могла бы до сих пор нравиться моя интерпретация. И мои вокальные данные все еще позволяют мне петь Октавиана – партия очень богатая, требующая драмы и лиризма. Но для себя в характере этого мальчишки я рассказала все. У меня были роскошные Маршальши – Соиле Исокоски, Рене Флеминг, Мартина Серафин, Адрианна Печонка, прекрасные Софи – Диана Дамрау, Кристине Шефер, Эрин Морли. Всю эту любовь, как мне кажется, я уже изжила.

ВД Вы переходите в драматический репертуар – спели Далилу и Эболи, готовитесь к Амнерис. Мне всегда очень любопытно узнавать у меццо-сопрано, как они оправдывают своих ревнивых героинь?

ЭГ К ситуации с Амнерис я подхожу так. Она – дочь фараона, женщина в мире мужчин, где все внимание до определенного момента было направлено только на нее. И вдруг привычный уклад резко изменился. Вдруг появилась та, с которой можно говорить на одном уровне. Амнерис прозрела. В следующем году в Гран-Канарии я впервые приму участие в «Аиде», в традиционной постановке этой оперы. А через год – в Париже, уже в режиссуре Кшиштофа Варликовского. Его «Дон Карлос», тоже в Парижской опере, стал для меня одним из самых счастливых периодов. Наш состав (Ильдар Абдразаков, Соня Йончева, Йонас Кауфман) получился невероятным, напомнив мне «золотую пятерку», включавшую Агнес Бальтсу, Хосе Каррераса, Миреллу Френи, Николая Гяурова. Кшиштоф, конечно, особенный. Мы очень хорошо понимали друг друга, проявляли доверие, поэтому я жду новой работы с ним. Очень приятно сотрудничать с теми режиссерами, которые умеют ставить конкретные задачи. И не люблю работать так называемой «телефонной» музыкой в спектакле. Мне важно, как моя героиня двигается в той или иной сцене. Если в партитуре указан медленный темп, то это не всегда автоматически означает идентичное движение. Бездумно нестись по сцене во время очень быстрой музыки тоже не стоит. Может, лучше замереть, а бег музыки пусть происходит внутри?..

Голос развивается вместе со мной, но мне бы хотелось, чтобы все знали, что это голос той же Элины, с каким она пришла в этот мир

ВД Где оперный певец сегодня может приобрести актерские навыки?

ЭГ Нигде, к сожалению. В школах, академиях и консерваториях ничего не получаешь. Мне повезло, потому что моя мама работала в драматическом театре педагогом по вокалу. После школы я приходила к ней в театр, наблюдала целыми днями на репетициях за самыми лучшими режиссерами, драматическими актерами, смотрела все постановки. И сегодня мне кажется, что благодаря этому у меня интуитивно получается делать что-то на нужном уровне. Еще очень важны партнеры, с которыми пускаешься на поиски нового. Поэтому когда я соглашаюсь на какую-то постановку, заранее интересуюсь, кто еще среди приглашенных певцов. Химия между людьми, появляющаяся в спектакле, должна присутствовать с самого первого дня репетиций. Только когда есть такой контакт, доверие, потребность слышать друг друга, открывается то, что поведет нас в глубину отношений, когда персонажи на сцене будут не играть, но жить. А еще я всегда думаю о биографии своих героинь, задаваясь вопросами, откуда они и почему они такие? Кто их родители, и что происходило в тот момент в мире? Образ складывается из деталей, нюансов, многослойных отношений. А когда появляются режиссеры, которые отвечают на твои вопросы, дают свободу, то становится очень интересно.

ВД Ваши поклонники ждали вас на премьере «Троянцев» Берлиоза в Париже в постановке Дмитрия Чернякова, но вы отменили выступление.

ЭГ Я заболела, отправилась в клинику и оставалась там две недели. Поняла, что переутомилась, потеряла способность выучивать что-то новое наизусть, не могла вспомнить выученный недавно текст. Моя иммунная система была на пределе. Я приняла решение сделать паузу, поменяла питание, отказалась от глютена, молочной продукции, кофе и чая. И стала чувствовать себя намного лучше. Но если «Троянцы» где-то снова возникнут, я обязательно спою Дидону.

ВД В мае на Deutsche Grammophon выходит ваш новый сольный альбом «Sol y Vida» с пестрой подборкой как академической, так и неакадемической музыки, связанной с Испанией. Это ваше признание в любви стране, где вы сегодня живете?

ЭГ Я действительно очень люблю Испанию и всегда говорила, что не верю в географический темперамент. В испанскую музыку я влюбилась еще девочкой. Мама часто пела песни де Фальи, Гуриди, Обрадорса. Позже я познакомилась с творчеством Тересы Берганса, Виктории де Лос Анхелес, Пилар Лоренгар, которые очень часто включали в свои концерты не только арии, но и национальные песни. Я последовала примеру этих певиц. Партию Кармен я учила, живя с мужем в Испании, влюбляясь все больше и больше в эту страну, ее язык и темперамент, в отношение к жизни. Я вижу, что здесь очень важны семейные ценности. Дважды я бывала в Мексике, тоже обожаю эту страну, в частности, за ее кухню. В июне отправляюсь в тур по Южной Америке, Бразилии, Аргентине, Перу.

Дэвид Ковердейл: Мне нужны рядом одаренные люди Персона

Дэвид Ковердейл: Мне нужны рядом одаренные люди

Александр Канторов: Нужно уметь сказать «нет», чтобы сохранить себя Tchaikovsky Competition

Александр Канторов: Нужно уметь сказать «нет», чтобы сохранить себя

Получивший гран-при XVI Международного конкурса имени П.

Рудольф БУХБИНДЕР: В музыке и в жизни не следует идти на компромисс Персона

Рудольф БУХБИНДЕР: В музыке и в жизни не следует идти на компромисс

Австрийский пианист Рудольф Бухбиндер и оркестр Дрезденской Штаатскапеллы впервые выступили на сцене концертного зала парка науки и искусства «Сириус» (Сочи) в рамках фестиваля «Мосты культуры: Россия – Германия».

Федерико Мария Сарделли:  Вивальди пришлось менять свой стиль, чтобы оставаться успешным Персона

Федерико Мария Сарделли: Вивальди пришлось менять свой стиль, чтобы оставаться успешным