Юбилей с выпендрежем События

Юбилей с выпендрежем

«Чтоб Рахманинов пошел, огурцы поставь на стол, чтобы за Шопена сесть – ​надо помидорку съесть». С таким напутствием от фольклорного казацкого ансамбля «Вольница», с шутками и прибаутками отметил свое 50-летие пианист Борис Березовский.

Его традиционный январский концерт в Московской филармонии в этот раз из обычного клавирабенда превратился в шоу – в хорошем смысле этого слова. За парадность и праздничность в Концертном зале имени П. И. Чайковского «отвечал» ведущий Петр Татарицкий. Но юбиляр то и дело «перехватывал» микрофон и общался с публикой, рассказывая, почему выбрал то или иное сочинение. Скажем, перед исполнением Токкаты Шумана объяснил, что с этим сочинением впервые выступил в школьном концерте. Правда, осталось ощущение, что с тех пор он ее особо и не повторял… Зато блеснул в Фантазии «Исламей» Балакирева, которая действительно стала «визитной карточкой», и в этот вечер им была сыграна в память о маме, Любови Борисовне. А «Елку» Ребикова – милый салонный вальс из оперы – пианист посвятил сидящему в зале папе, прекрасному детскому педагогу, «который много сил положил, чтобы я тут перед вами выпендривался сейчас», – как самокритично сообщил Борис.

Семья у него действительно потрясающая – творческая, талантливая. На сцену КЗЧ дали выйти молодым представителям династии: племяннице Софии Каландадзе, юной арфистке, и старшей дочери Эвелине Березовской, пошедшей по стопам отца. Она со вкусом и прекрасно технически сыграла одну из пьес цикла «Двадцать взглядов на лик младенца Иисуса» Мессиана. В ее интерпретации акцент был сделан не на медитативность, а на салонные корни музыки (что не всегда очевидно), с этими романтическими секстовыми ходами, вальсовыми оборотами. Стало понятно, что имел в виду Стравинский, говоря о Мессиане, что «это венский торт, посередине которого сидит Массне».

Известный своей непредсказуемостью, Березовский и в этот раз оправдал репутацию, не дав заскучать публике: переставлял местами участников, вместо заявленного Листа сыграл подборку фортепианных пьес Грига. Пусть не поражающих виртуозностью (а почему, собственно, надо все время делать ставку на «быстро и громко»), но очаровывающих свежестью мелодий и национальными ритмами.

Событий в праздничном концерте было предостаточно: тут и цимбалистка Екатерина Анохина, и два наших лучших молодых скрипача – Никита Борисоглебский и Павел Милюков, альтистка Дарья Филиппенко, и пианист Александр Гиндин, с которым Березовский на два рояля «взлабнул» регтаймы (нет, играли очень интеллигентно!). А под конец пришел черед фольклору, которым уже довольно давно увлекся Борис Березовский (сам, кстати, в качестве хобби поигрывающий на балалайке). Как худрук фестиваля «Музыка Земли», он пригласил яркие народные коллективы – кроме упомянутой «Вольницы», голосистый детский ансамбль «Ерёма», ансамбль древнерусской духовной музыки «Сирин», с которым даже спел сам. Молодой баянист Айдар Салахов «завел» публику своей почти эротичной манерой исполнения (кстати, поздравил Бориса фантазией собственного сочинения). А «Мадригал» побаловал слушателей европейским средневековьем. Программа показала нам главное в юбиляре – его открытость ко всему интересному, яркому, без снобизма и звездности. Он и выходит на сцену в образе «своего парня», без всяких фраков и бабочек, но почему-то сразу становится понятно: это Артист – каких немного.


Алексей Шалашов,
директор Московской филармонии

Березовский – музыкант и пианист огромного таланта, но дело не только в этом. Невероятный дар Бориса, о котором следует сказать, – удивительная искренность и честность его творчества, в котором нет ничего придуманного и искусственного. Он естественно и органично отбрасывает все лишнее – ненастоящее, неталантливое, неискреннее. Его игра, вне зависимости от характера музыки, всегда необычайно гармонична, и эта гармония захватывает всех, кто его слушает.

 

Александр Чайковский,
композитор, художественный руководитель Московской филармонии

Борис Березовский, считаю, выдающийся музыкант, в первую очередь музыкант, а потом уже пианист. Примечательная, оригинальная и совершенно непредсказуемая личность. Можно много говорить о его интересах, которые часто ставят меня в тупик. То он хочет поставить спектакль и сам в нем играть, то вдруг погружается в литературу Венечки Ерофеева, то снимается в кино у Гордона, то занят архитектурными проектами для творческих людей, то создает замечательный фольклорный фестиваль… Если говорить о его музыкальных пристрастиях, то вызывает уважение, что он пытается вернуть творчество забытых композиторов, таких как Метнер, Балакирев, и играет их так, что мы изумляемся, что прошли мимо них. С другой стороны, он всегда устремлен в новое, в современность. Мне было бы интересно увидеть, куда повернет его стезя… Если говорить о Березовском-пианисте, то считаю, что сегодня он – один из лучших пианистов мира, один из лучших пианистов XX – начала XXI века. Каждый раз, когда я попадаю на его концерты, удивляюсь изумительным звучаниям и неожиданно нежным, невероятно дымчатым созвучиям, которые выходят из его огромных рук. Я до сих пор помню концерт в Большом зале консерватории, когда он играл испанцев, Альбениса, Гранадоса, это было что-то феерическое по звуку. Я желаю ему здоровья, и чтобы так же его «шатало» из стороны в сторону, потому что это, наверное, способ его самовозрождения, дающий ему каждый раз обрести новый взгляд на мир.

Волков бояться — в театр не ходить События

Волков бояться — в театр не ходить

Четвертый фестиваль «Видеть музыку» открылся мюзиклом «Белый клык», привезенным в столицу Санкт-петербургским театром «Зазеркалье»

Из ХХ века. <br>О любви События

Из ХХ века.
О любви

В БЗК завершился необычный абонемент: дирижеры – ​представители семьи Юровских исполняли произведения основателя династии Владимира Юровского.

Понять Шостаковича События

Понять Шостаковича

В маленьком норвежском местечке Русендал, что в двух часах от Бергена, прошел Четвертый фестиваль камерной музыки, посвященный в этом году Дмитрию Шостаковичу.  

Стравинский объединяет поколения События

Стравинский объединяет поколения

В сборнике, посвященном актуальному классику, есть место истории и манифесту