А Германа все нет События

А Германа все нет

В рамках образовательной программы IV Международного музыкального фестиваля Ильдара Абдразакова прошел десятидневный марафон мастер-классов

Ильдар Абдразаков, планируя свой IV Международный музыкальный фестиваль, перенес концертную часть проекта с уже привычного февраля на будущее лето. Освободившееся место в календаре заняла образовательная программа фестиваля, по масштабу в этом году – ошеломляющая. Мастер-классы известных российских певцов, которые находятся сейчас в самом расцвете карьеры и способны многое дать следующему поколению, практически в режиме нон-стоп длились десять насыщенных дней.

Предварительный онлайн-отбор выдержали 78 молодых вокалистов, после чего им предоставили уникальную возможность очного участия в проекте, формату которого оказались чужды любые рамки: не урок, не консультация. «Все то, что я говорю кому-то, можно применить и ко мне – я сама постоянно работаю над собой», – эти слова Екатерины Семенчук способствуют пониманию сложившейся на мастер-классах атмосферы захватывающего творческого поиска.

Каждый из дней программы транслировался онлайн сразу на нескольких ресурсах – к концу марафона записи посмотрели более 150 тысяч человек из России и 40 других стран. Огромный интерес к проекту объяснить легко. Очевидно, что наша некогда выдающаяся русская вокальная школа переживает сегодня образовательный кризис. Музыкальный театр стремительно развивается, предъявляя к певцам новые требования: от качественного пения до идеального знания языков и актерско-акробатических способностей. Кроме того, техника вокала, испокон века сохраняя базовые вещи (такие как правильное дыхание), также подвергается модернизации. Периодически чуть меняется эталон звучания, постоянно пополняется область исторического информирования, вследствие чего дает о себе знать какая-нибудь прежняя «мода»…

Но отбросим размышления и начнем «фактологию» образовательного марафона. Удивительно, что многие участники совершенно не имели представления об этикете мастер-классов. Сегодня же все хотят петь «на экспорт», а если не усвоить эту культуру – «там», возможно, даже слушать никто не будет. Каждый должен понимать две вещи, самую простую и самую сложную: необходимо приносить на мастер-класс три экземпляра нот и подбирать правильный репертуар.

Ситуацию с выбором произведений лучше всех акцентировала Вероника Джиоева: она посоветовала приносить Моцарта, Доницетти –музыку, помогающую правильно оформить гортань, язык, весь голосовой аппарат, настроить и натренировать дыхание. Конечно, дала о себе знать дурная традиция вузовской программы, предполагающей петь трудные оперные арии несформировавшимся голосом: поэтому юные девушки, которые еще только ищут природную краску, уже приносили арию Лизы из «Пиковой дамы» и каватину Кончаковны из «Князя Игоря».

Работа Вероники Джиоевой с участниками программы заслуживает особого внимания, поскольку ценные методы и советы давали все коучи программы, а результата в режиме реального времени добивались немногие и не всегда. Она же моментально чувствовала проблемы молодых ребят, например, отсутствие тянущейся вокальной линии или невыровненность регистров, и помогала прийти к правильному решению через работу с их физиологией, старалась найти «внутри» исполнителя те ощущения, которые помогут конкретно ему – поскольку в вокальной технике универсального рецепта быть не может.

Да, в технике универсальной модели не бывает, а для обретения других качеств профессионального оперного певца есть не просто рецепты, а строгие законы, о которых настойчиво и даже строго напоминал Дмитрий Корчак. Например, правильное произношение: ведь если у певца есть проблемы с пением на языке оригинала, сразу же появляются и чисто технические проблемы, поскольку даже одна неправильно спетая буква тут же нарушает позицию. Не говоря уже о стиле, не задумываться о котором сегодня просто неприлично: а здесь не только произношение играет роль, но и технические приемы (например, портаменто допустимо в русской опере, но исключено в итальянской). Еще Дмитрий Корчак, уже как дирижер, обращал внимание на ритмическую точность исполняемой партии: опять же, где-то относительная свобода допустима, а где-то нужна точность ритма – как гарантия попадания в образ. Про чистоту интонации умолчим – это первое, что нуждается в ответственном самоконтроле.

Интерпретация в условиях мастер-класса – вещь непростая. В этом вопросе все же была права Вероника Джиоева: она касалась вопросов характера только в том случае, если чувствовала, что голос уже достаточно сформирован. Работа над драматургией арии стала доминантой для Ильдара Абдразакова и Василия Ладюка – сразу надо отдать им должное, свои советы на тему художественного образа они пытались реализовать через исправление технических ошибок участников. Не всегда это получалось, поскольку вокал – это ежедневный каторжный труд, все неудачи можно исправить только путем постоянного пения упражнений. Но пути решения проблем они оба всегда давали замечательные.

Иногда даже спорные подсказки «старших товарищей» удивительны и полезны. Например, с одной стороны, трудно согласиться с трактовкой Абдразаковым сцены Любаши из «Царской невесты»: руководство «идти вперед» нарушает наше привычное представление об эталонном исполнении этой партии великими певицами прошлого, внятно и неспешно пропевавшими каждую фразу, каждое слово.  С другой стороны, аргументы в пользу такой интерпретации, подкрепленные анализом логики музыкального развития и осмыслением указаний самого композитора, доказывают: можно и так, будет не менее убедительно.

Все меццо, которые работали с Екатериной Семенчук, получили от нее «прививку» сценичности. На собственном примере ей удалось интересно показать Цыганскую песню из «Кармен». Говорила об образе певица так: «Кармен – простая женщина, не рафинированная интеллигентка. При этом у нее невероятная фантазия!». С точки зрения общей культуры сольного пения (особенно для меццо-сопрано и контральто) Екатерина Семенчук подчеркнула важную вещь: если есть склонность, что называется, повыразительнее «показать» свой голос, спеть низкие ноты «пожирнее», то от этого неудачного «спецэффекта» нужно отходить в пользу более естественного звучания.

Кроме всего прочего, мастер-классы обнажили еще одну общую серьезную проблему: почти все участники уже привыкли петь под рояль и не представляют себе оркестрового звучания. Не все осознают, что, когда на сцене придется перекрывать оркестр, потребуется совершенно другая подача звука (вот почему многие, оказавшись в такой ситуации, от неопытности чрезмерно форсируют, проще говоря, «кричат»).

Ежедневно на образовательной программе IV Международного музыкального фестиваля Ильдара Абдразакова можно было радоваться хорошим голосам и фантастической выносливости концертмейстера Ребекки Магомедовой, благодаря ее таланту и мастерству почти с каждым участником получался хороший ансамбль. Природный материал у многих ребят, действительно, изумительный: красивые тембры, некоторые даже сразу остаются в памяти, а это ли не важный момент для артиста? Хотя таких остродефицитных голосов, которые в перспективе могли бы спеть Германа, кажется, все нет…

Закончить придется тем, с чего начинали. Нужны хорошие педагоги, такие как Дмитрий Вдовин, который стал своеобразным «третейским судьей» и специальным гостем последних дней программы. Правильно будет согласиться с Дмитрием Юрьевичем: вокал – хитрое дело, ни у кого сразу достигнуть вершин на этом поприще не получалось, даже с учетом самых феноменальных данных. Он, хорошо понимая это как выдающийся педагог-профессионал, «дозировал» и объединял в один процесс все, чем «искрились», горячо желая помочь молодым коллегам, уже признанные коучи-певцы: последовательно подмечал плюсы и минусы, предлагал массу вариантов решения проблем и тут же демонстрировал результат, как технический, так и художественный.

Второе рождение Александра Невского События

Второе рождение Александра Невского

На фестивале Юрия Башмета в Ярославле отпраздновали 800-летие Александра Невского

В ожидании Азизы События

В ожидании Азизы

В Московской филармонии состоялся концерт джазовой группы молодого московско-азербайджанского пианиста, педагога, джазмена и исследователя мугама – Риада Маммадова

Дым и флер парижских салонов События

Дым и флер парижских салонов

В Астрахани состоялась премьера балета о Шопене и Жорж Санд

От небес до центра земли События

От небес до центра земли

В Казанском ГБКЗ имени С. Сайдашева прошел концерт «Брависсимо, скрипка!»