Александр Бузлов <br>Памяти друга <br>Мелодия Релизы

Александр Бузлов
Памяти друга
Мелодия

Как рассказывают, Зиновий Гердт говорил об Андрее Миронове: «После смерти Андрюша стал играть еще лучше». Подобное же впечатление и от диска «Памяти друга», выпущенного к годовщине внезапной смерти виолончелиста Александра Бузлова. На нем записана программа, которую в феврале 2019 года в Малом зале консерватории он исполнил в дуэте с пианистом Лукасом Генюшасом. Афишу концерта, входившего в абонемент «Навстречу XVI Международному конкурсу имени П. И. Чайковского», украшали порт­реты обоих музыкантов, но на сайте консерватории он был анонсирован как выступление Генюшаса – со строчкой «В концерте принимает участие Александр Бузлов (виолончель)» шрифтом помельче.

Формально главным героем вечера был Генюшас, вначале сыгравший шубертовское Аллегретто до минор и позже – половину цикла «Буковинские песни» Леонида Десятникова, на тот момент совсем нового. Однако три крупных сочинения прозвучали в исполнении дуэта: «Арпеджионе» Шуберта плюс виолончельные сонаты Прокофьева и Бориса Чайковского. Представленные на диске, они выглядят как «идеально выстроенная единомышленниками камерная программа», по точным словам Григория Кротенко, автора текста в буклете. Увенчана она «Вариациями на обретение жилища» Десятникова, также исполненными в тот вечер (на диске, правда, другая их запись). Не кажутся преувеличением и слова Кротенко, завершающие его, как всегда, блистательный текст: «Ансамбль Бузлова и Генюшаса на этой пластинке становится вровень с выдающимися дуэтами прошлого века: Гутман – Вирсаладзе, Ойстрах – Оборин, Тибо – Корто», как не кажется случайным и полузабытое слово «пластинка».

Дуэт Бузлова и Генюшаса звучит не просто как единый инструмент, но с невероятным старомодным благородством, как и могла бы звучать пластинка мастеров прежних поколений. Давно набивший оскомину и, казалось, потерявший смысл вопрос о том, жива ли отечественная фортепианная (скрипичная, виолончельная) школа, вдруг находит ответ: да вот же она и есть. Ирония судьбы в том, что программу музыканты представляли именно как лауреаты Конкурса Чайковского. Хотя оба, каждый в свое время, получили на нем вторые премии (а Бузлов затем еще и третью), их более удачливые коллеги едва ли смогли бы сделать запись, равноценную этой. Для будущего она – важное свидетельство того, как и что играли сегодня: играли Шуберта, Прокофьева, Десятникова, Бориса Чайковского.

Виолончельная соната последнего, к сожалению, включена лишь в цифровое издание, а между тем, возможно, это ключевой номер программы. Сразу после «Арпеджионе» Шуберта она, еще недавно считавшаяся современной музыкой, звучит не только абсолютно органично, но и как несомненная классика, даже если вы слышите ее впервые. Есть в ней и сюрпризы: в первую очередь последняя минута финала, где Бузлов и Генюшас волшебным образом переносят повествование в иное измерение, словно открывая дверь из реального мира в сказочный (или наоборот). В интервью «Музыкальной жизни» Генюшас делился идеей записать две сонаты и Фортепианное трио Бориса Чайковского с Бузловым и Айленом Притчиным; горько, что для трио – если этот план будет воплощен – теперь понадобится другой виолончелист.

ВЛАДИМИР НЕСТЕРЕНКО, НИКОЛАЙ КУЛИКОВ, АЛЕКСЕЙ БЕККЕР <br>СО ВСЕМИ ОСТАНОВКАМИ <br>ARTBEAT MUSIC Релизы

ВЛАДИМИР НЕСТЕРЕНКО, НИКОЛАЙ КУЛИКОВ, АЛЕКСЕЙ БЕККЕР
СО ВСЕМИ ОСТАНОВКАМИ
ARTBEAT MUSIC

BURAN <br>49 MINUTES <br>KOTÄ RECORDS Релизы

BURAN
49 MINUTES
KOTÄ RECORDS

Otto M. Zykan, <br>Duncan Honeybourne <br>Schönberg, Scriabin, Otto Zykan <br>Prima Facie/ORF Релизы

Otto M. Zykan,
Duncan Honeybourne
Schönberg, Scriabin, Otto Zykan
Prima Facie/ORF

Кто мог любить так страстно… Музыка русского сентиментализма для скрипки <br>Солисты Екатерины Великой <br>Н.Леонтьев, И.Юнкин, И.Дубровский <br>ReachSound.Art Релизы

Кто мог любить так страстно… Музыка русского сентиментализма для скрипки
Солисты Екатерины Великой
Н.Леонтьев, И.Юнкин, И.Дубровский
ReachSound.Art