Александр Рудин: Без интерпретатора музыки не существует Персона

Александр Рудин: Без интерпретатора музыки не существует

3 ноября в Концертном зале имени Чайковского оратория Генделя L’Allegro, il Penseroso ed il Moderato впервые в Москве будет исполнена полностью отечественным составом исполнителей: оркестр Musica Viva, вокальный ансамбль Intrada, Диляра Идрисова, Сергей Годин, Игорь Подоплелов и Виктор Скоробродов. В процессе репетиций дирижер Александр Рудин (АР) рассказал Сергею Буланову (СБ) о том, как «стереть пыль» со старинной музыки и есть ли универсальный рецепт ее правильной интерпретации.

СБ Александр Израилевич, ваш оркестр Musica Viva играет много генделевской музыки. Такой репертуарный акцент – концептуальное решение?

АР Скажу честно, так складывается независимо от моих желаний и планов, этот вектор нам задает Московская филармония. Не знаю, правильно ли наш оркестр интерпретирует Генделя или нет, но мы в него «вжились» и получаем удовольствие от музицирования. Я всякий раз нахожу для себя в его музыке неочевидные изыски и красоты.

СБ Правильно или неправильно – это вопрос стиля. Как вы трактуете сам этот феномен, что такое «стиль»?

АР Наверное, это совокупность разного рода информации: понимание эпохи, связанное с ощущением времени и ритма жизни, инструментария, пространства, для которого музыка создавалась. В значительной степени качество воплощения стиля связано с собственным художественным вкусом.

СБ Концерт, который мы обсуждаем, стоит в одном абонементе с двумя знаменитыми ораториями Баха. На ваш взгляд, не нуждается ли это хрестоматийное соседство в дополнении?

АР За последние двадцать лет в нашей стране поднимается огромный пласт барочной музыки – дополнить контекст Баха и Генделя, действительно, есть чем. И публика привыкает, начинает приходить в концертные залы на малоизвестные имена. Сегодня людям важна «живость» и актуальность этой музыки, чтобы с нее была стерта всякая пыль. Для себя я давно решил, что воспринимаю старинную музыку только в таком ключе.

СБ За счет чего стирается пыль?

АР Мы уделяем гораздо большее внимание агогике и музыкальной пунктуации. Использование исторических инструментов я не считаю обязательным условием. Важно доверие и внимание к тексту, с одной стороны, и творческое к нему отношение – с другой. Без интерпретатора музыки не существует, она не «живет».

Барочный текст очень скуп, что и обеспечивает поле для довольно свободной интерпретации. В партитурах, как правило, приблизительно размечена динамика: предполагалось, что этот язык всем понятен, а детали можно выверить на репетициях, ведь премьеры зачастую готовил сам автор. Позже эта практика исчезла: например, у Малера обозначения нюансов исполнения встречаются буквально в каждом такте.

СБ Если не ошибаюсь, для исполнения барочной музыки вы приглашаете преимущественно русских вокалистов. Почему?

АР Мы пели Генделя с превосходными иностранцами, но были случаи, когда приезжали европейские артисты и демонстрировали не самый высокий уровень. Сейчас в России есть высококлассные певцы, специалисты в этом репертуаре, с которыми комфортно быть на сцене и можно разговаривать на одном языке.

СБ У оратории любопытное название: L’Allegro, il Penseroso ed il Moderato. Обычно первые слова переводят как «радостный» и «задумчивый», а последнее – «умеренный» или «мудрый». Вам какой вариант перевода ближе?

АР Мы в музыке привыкли к тому, что темп moderato – умеренный. Другое дело, что эта оратория не связана с религиозными текстами, и в этом заключается определенная сложность трактовки содержания. Возможно, будет сложнее зацепиться за смыслы, которые, на мой взгляд, в ней очень условны и аллегоричны. Кроме того, музыка лишена театральности. Однако все эти трудности очень интересны, они интригуют.

СБ Кстати, как вы относитесь к тому, что оратории Генделя иногда превращают в сценические произведения? Не видели постановку «Триумфа времени…» в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко?

АР Не видел – ни хвалить, ни ругать не буду. Но некоторые оратории, думаю, можно хорошо срежиссировать, подчеркнуть сюжетные линии. Здесь тот же критерий, как и в нашей оратории: дело в умеренности. Мы стараемся работать в чистом жанре и исключительно музыкальными средствами добиваться того, чтобы месседж концертного исполнения легко воспринимался слушателями.

Феликс Коробов: Поставить оперу «Не только любовь» – моя давняя мечта Персона

Феликс Коробов: Поставить оперу «Не только любовь» – моя давняя мечта

Эльза Драйсиг: <br>Сама определяю творческий путь Персона

Эльза Драйсиг:
Сама определяю творческий путь

Барбара Фриттоли: <br> Учу молодых певиц исполнять юных героинь Моцарта Персона

Барбара Фриттоли:
Учу молодых певиц исполнять юных героинь Моцарта

Александр Сладковский: Ценю в людях не только талант, но и способность созидать Персона

Александр Сладковский: Ценю в людях не только талант, но и способность созидать