Александр Рыжинский: <br>Мы могли бы стать частью культурного бренда России Персона

Александр Рыжинский:
Мы могли бы стать частью культурного бренда России

21 апреля в Концертном зале на Поварской состоится юбилейный концерт Altro Coro. Хоровой коллектив, который возглавляет ректор РАМ имени Гнесиных Александр Рыжинский, отмечает свое десятилетие. Как выживать музыкантам, исполняющим сложную современную музыку, какие сюрпризы и открытия приготовил в свой бенефис Altro Coro слушателям Александр Рыжинский (АР) рассказал Евгении Кривицкой (ЕК).

ЕК Александр Сергеевич, у юбилейного концерта интригующее название: «Авангард и не только». Расшифруйте, пожалуйста, персоналии.

АР Мы начнем с Паскаля Дюсапена и Вольфганга Рима – представителей стана поставангарда. Моя задача, чтобы в первые полчаса слушатели не убежали из зала. Потому что цикл Дюсапена Granum sinapis – очень красивый, в высшей степени поэтический, одухотворенный, но при этом не имеющий никакого отношения к тональной музыке. Я подбирался к нему три года: репетировали, откладывали, снова возвращались – это было буквально как штурм крепости. Далее споем две пьесы Вольфганга Рима Vater unser  и Mit geschlossenem Mund. И в финале первого отделения наступит разрядка – Тавенер, его духовные произведения Lamb, Nunc dimittis, который очень люблю, и феерический Song for Athene, с верой о воскресении души.

Во втором отделении прозвучат сочинения композиторов разных направлений. Блок произведений Пярта станет таким связующим мостиком, а потом прозвучит мировая премьера норвежского композитора Мартина Ромберга «Варяжская песнь», написанная специально для меня и аккордеонистки Марии Власовой. Обязательно Родион Константинович Щедрин – две части из «Запечатленного ангела». Раньше меня ругали, что я рискую петь хор «Да святиться имя Твое» ансамблем из 20 человек – но я считаю, что это возможно. «Ангел Господень» с флейтой – это катарсис, мне давно хотелось соприкоснуться с этой музыкой. Включение Эрика Уитакера, Эрика Эшенвальдса – это дань демократической линии современного репертуара, но не попсового, а эстетического, где главенствует наслаждение «чистым звуком». Скажу с гордостью, что наше исполнение Only in sleep Эшенвальдса с солисткой Наталией Антроповой сейчас находится в «золотом фонде» записей Ассоциации «INTERKULTUR». Конечно, существует множество версий этой пьесы, но мы смогли найти свой подход к этому сочинению.

ЕК Как живется вашему коллективу? Сейчас активно обсуждаются вопросы господдержки композиторам, но ведь и исполнителя далеко не купаются в гонорарах…

АК Согласен, что не помешала бы поддержка, связанная с оплатой расходов трансфера на ведущие фестивали. Любая такая поездка связана с поиском денег на дорогу. Мы не претендуем на госзаказ на исполнение определенного количества сочинений в сезон. Altro Coro – не филармонический коллектив, у которого есть государственный статус. Но мы могли бы стать частью культурного бренда, представляющего достижения нашей страны. Мне кажется, что в отборах в значимые культурные проекты  стоило бы учесть существование коллектива подобно нашему.

ЕК Кто должен осуществлять такой отбор? Есть Росконцерт, «Русские сезоны» – серьезные продюсерские компании. Они должны отслеживать ситуацию в стране и репрезентировать разных интересных музыкантов?

АР Да, возникает вопрос о «критериях входа» в эти структуры. Возможно стоит открывать конкурс, где каждый мог бы представить свою концепцию и получить поддержку, скажем, на дорожные расходы. В аналогичном положении находятся и оркестры, и камерные ансамбли. По моему мнению критерием служит портфолио коллектива, по которому судят о достижениях. Altro coro есть, чем похвастаться. Мы пели и в Тонхалле в Цюрихе, и в Берлинской филармонии, и в Мюзикферайне.

ЕК Впечатляющий список.

АР Спасибо Гюнтеру Тичу, руководителю Ассоциации «INTERKULTUR». Когда он проводит фестивали – Всемирные хоровые игры, Гран-при Наций – в разных странах, то итогом становится возможность выступления на таких сценах. В Тонхалле нас пригласили в рамках проекта «Культурные ландшафты». Тогда заказали музыку русского авангарда – кантату «Комсомолия» Рославца для хора и оркестра, «В кумирне золотого сна» для хора a cappella Лурье, а также Altro Coro участвовал в исполнении симфонии №2 «Октябрю» Шостаковича.

ЕК Тем не менее, кажется, что вы ориентированы  в большей степени на западный репертуар. Почему?

АР Да, мы мало поем русской музыки. Для меня до сих пор Рахманинов остается недосягаемой вершиной, после которого только единицы смогли внести что-то существенное в хоровую литературу. София Губайдулина, Родион Щедрин… Может быть еще несколько авторов.

ЕК А Свиридов?

АР Конечно, мы пели Свиридова, но в общем для него нужен большой хор. Даже «Ночные облака», написанные для Московского камерного хора Минина – коллектива, имеющего 40-50 певцов. Даже Рахманинова Altro Coro поет выборочно: наша самая рейтинговая запись – это «Богородице, Дево радуйся», с тысячными просмотрами. У нее есть любопытная история: мы гастролировали по Германии и проезжали мимо храма в Хальберштадте. Зашли в него, просто встали и спели для себя «Богородице, Дево, радуйся». Нас записали, и получилось удачно – акустика шедевральная.

ЕК А как создавался ваш ансамбль?

АР В 2009 году я после аспирантуры остался в РАМ уже в качестве преподавателя. Как раз кафедра хорового дирижирования стояла на пороге перемен, ее руководителю Станиславу Гусеву хотелось новаций. У меня было несколько предложений, одно из них сформулировал так: «необходимо при кафедре создать ансамбль современной музыки, практически не звучащей в нашей стране. При поддержке этой идеи готов возглавить и взять ответственность на себя». Буквально на следующий день Гусев вызвал меня на разговор и дал добро.

ЕК Altro Coro – по статусу ансамбль при кафедре, то есть студенческий коллектив?

АР Да, но мы действуем по своему алгоритму. Он имеет все признаки учебного коллектива – состоит из студентов, аспирантов, сейчас даже из преподавателей. У нас происходит постоянная ротация, но есть постоянный костяк – люди, пришедшие тогда, десять лет назад. «Вход» и «выход» у нас свободный, но приятно, когда студент воспринимает приглашение петь в нашем ансамбле с особым пиететом. И это не связано только с возможностью интересных гастролей – и по России, и за рубежом, общением с известными дирижерами. Мы сотрудничали с Игорем Дроновым, выступали с Александром Рудиным. Главное – интерес к той музыке, которую мы исполняем, понимание, что это редкий шанс расширить собственный кругозор, узнать что-то новое в профессии.

Елизавета Бородаева: <br>Клавиатуры этого органа – как пульт космического корабля Персона

Елизавета Бородаева:
Клавиатуры этого органа – как пульт космического корабля

Представительница петербургской школы с третьей попытки выиграла Международный конкурс имени Микаэла Таривердиева

Давид Сакварелидзе: <br>Фестиваль в Цинандали – это образовательный центр Персона

Давид Сакварелидзе:
Фестиваль в Цинандали – это образовательный центр

В 2019 году в Грузии презентовали Tsinandali Festival – уже третий сезон он прогрессивно развивается, подтверждая статус крупнейшего музыкального события в мире.

Андрей Айрапетов: <br>Вся жизнь Алексея Козлова – это большой урок Персона

Андрей Айрапетов:
Вся жизнь Алексея Козлова – это большой урок

Мария Мотолыгина: <br>Я не из тех, кто отступает Персона

Мария Мотолыгина:
Я не из тех, кто отступает

«Музыкальная жизнь» представляет первое большое интервью оперной певицы, выпускницы Молодежной программы Большого театра, лауреата таких престижных конкурсов, как Международный вокальный конкурс имени Монюшко и Конкурс Чайковского.