Александр Скульский: <br>Стремлюсь воспитать универсальный коллектив Персона

Александр Скульский:
Стремлюсь воспитать универсальный коллектив

В эти дни отмечает 80-летие Александр Скульский (АС) – народный артист России, художественный руководитель и главный дирижер АСО Нижегородской филармонии, у которой в  этом году свой юбилей – 85-летие с момента основания. Личная и творческая жизнь маэстро фактически оказались тесно переплетены с судьбой Нижегородской филармонии.  Евгения Кривицкая (ЕК) побеседовала с Александром Скульским (АС) о стоящих творческих задачах, о репертуарной политике оркестра, об истории и нынешних тенденциях в искусстве.

ЕК Как складывалась история оркестра, ваш приход в коллектив, и какую миссию вы выполняете?

АС Мой первый рабочий день в филармонии – 1 сентября 1965 года, а последнего еще не было. Понятно, что получилась неразрывная общая жизнь. Должности менялись в прямой последовательности: старший музыкальный редактор, ассистент дирижера, дирижер, главный дирижер симфонического оркестра. Следовательно, я причастен ко всем переменам, преобразованиям, новшествам в судьбе коллектива и готов нести за них ответственность. У нас никогда не культивировалась система контрактного (краткосрочного) отношения к творческой работе. До 1988 года все были, как тогда это называлось, штатными сотрудниками, а затем  перешли к заключению срочных трудовых договоров. Их продолжительность варьировалась от 2–3 месяцев до 3–5 лет, подчиняясь разумной мотивированности. Но всегда в интересах оркестра, рассматриваемых на перспективу, по возможности максимальную.

В симфоническом оркестре Горьковской филармонии с момента основания играли все музыканты города, кто могли и хотели: педагоги школ, техникума, позднее консерватории,  духовики военных ансамблей, продвинутые  учащиеся. В лучшие дни их набиралось до пятидесяти! Израиль Борисович Гусман, руководивший коллективом с  1957 года, за 30 лет великолепной, исключительно плодотворной деятельности путем настойчивых убеждений, административной хитрости (превращал в штатном расписании рабочих, уборщиц и костюмеров в оркестрантов) сумел довести состав до 65 единиц. Сейчас в коллективе 104 человека. Струнные группы плавно уменьшаются от 18-ти в первых скрипках. Очень важно, что в каждой из этих групп 4–5 концертмейстерских должностей. Дерево пятерное, валторн – шесть, труб – пять и так далее. Эксклюзив: все духовики должны и стремятся играть любые (все) партии в своих группах.

Первоначальный этап становления оркестра неизбежно нацелен на преимущественное освоение репертуарной классики в традиционном стиле. И.Б.Гусман был ярким дирижером «головановского типа». В нашей оркестровой библиотеке хранятся ноты с его обильными ретушами и исполнительскими пометками разного цвета, напоминающими малиновый карандаш Николая Голованова. Индивидуальным творческим отличием Гусмана был острейший интерес к новой музыке, особенно к сочинениям современников. Фестивали «Современная музыка», прославившие его, филармонию, город, – естественное выражение  идеалов личности.   Сейчас я особенно ценю чутье, которое Израиль Борисович проявил, увидев, что я направился на учебу в Ленинградскую консерваторию к Николаю Рабиновичу. Стоит рассказать, что тезки, два Николая Семеновича, олицетворяли тогда два репертуарных и стилистических направления в  дирижерском исполнительстве. Оркестрантам того времени принадлежит хорошая забытая шутка: Голованова они называли «московский Рабинович», а моего учителя – «ленинградский Голованов». Так вот, Гусман, мудро оценив, что ленинградские ориентиры пойдут на пользу и в нашем городе, предоставил мне возможность реализовать новые интересы. В репертуаре оркестра появились Малер, Брукнер, венские классики без ретушей или с самоценными ретушами Малера, Р.Штрауса. Эта богатейшая сфера была поручена мне. Надеюсь, что я оправдал беспримерную дирижерскую щедрость. Главнейшей темой профессии я считаю изменения эталонов исполнительского стиля, происходящие на наших глазах и ставшие особенно заметными в условиях невообразимого развития средств массовой коммуникации. Мы имеем возможность знать, слышать, видеть, оценивать все происходящее в современном искусстве. Пожалуй, ярче всего видна многоликая специализация, проявляющаяся в гордом обособлении барочного исполнительства, появлении ансамблей и оркестров новой музыки, хранителей романтического стиля, открывателей неизвестных или забытых страниц репертуара, исторически информированное музицирование… Мне бы хотелось, чтобы сегодняшний АСО Нижегородской филармонии знал об этом, имел возможность опробовать всё, располагал соответствующим нотным материалом, инструментарием, а главное – включал в себя музыкантов, заинтересованных и творчески увлеченных необычными возможностями. Некий универсальный коллектив. Пробуем…

ЕК За эти пять десятилетий вы с Академическим симфоническим оркестром Нижегородской филармонии переиграли огромное количество музыки. Расскажите секрет, как сохранить вкус к сцене и незамыленный взгляд?

АС Вкус сохраняет и даже обостряет постоянное изменение «меню». Наряду с фундаментальными необходимыми абонементными или фестивальными циклами, где повторяются (а на самом деле по-новому интерпретируются) и пополняются монографические собрания Бетховена, Брамса, Шуберта, Шумана, Чайковского, Римского-Корсакова, Скрябина, Рахманинова, Стравинского, Шостаковича, Прокофьева, Щедрина, Шнитке, мы проводим полюбившиеся слушателям серии программ, раскрывающих своеобразие симфонических исканий национальных композиторских школ, очень любим открывать новые сочинения, новые музыкантские имена (композиторские и исполнительские), осознаем долг перед земляками. Всё это в рамках традиции, правда не всеобщей, а нашей, филармонической. А предмет нашего особого внимания, заботы и гордости – новые концертные инициативы. Внутри АСО образовались самобытные ансамбли и коллективы: Camerata Sinfonica – очень необычное начинание, призванное исполнять камерную музыку для оркестра самых причудливых составов (Вагнер, Р.Штраус, Мийо, Мартину и многие аналогичные редкости прозвучали в течение трех самостоятельных  их абонементных сезонов), Big Band Sinfonica, ансамбль ударных инструментов, ансамбль скрипачей, квартет (традиционный, но с абсолютно нетрадиционным репертуаром из многочисленных редкостей для квартета с оркестром), стабильный квартет альтов, или менее стабильные, но ярко заявившие о себе ансамбль виолончелей, Брасс-квинтет, даже ансамбль контрабасов. Получается, что наш оркестр сейчас отличается «лица необщим выраженьем».

ЕК Вы не упомянули еще одну тенденцию – синтез искусств. Среди программ сезона мне показалось интересным выступление актера Евгения Князева с оркестром. Как сложилось ваше содружество?

АС Разговор о Евгении Князеве разрешите начать с предыстории. В нашей филармонии долгие годы работал великолепный актер вахтанговской школы Александр Познанский. Преемник и продолжатель искусства Дмитрия Журавлёва, он в далекие 1950-е годы заложил и блистательно развивал практику литературных концертов. Из них нам особенно интересны программы с оркестром: «Эгмонт», «Руслан и Людмила», «Золотой петушок». Особняком стоит «Поэтория» Щедрина, где он неоднократно выступал, как бы соперничая с самим Вознесенским, показывая, как это следует делать в отсутствии автора стихов. В последние годы стала очень интенсивной литературно-музыкальная деятельность Московской филармонии. Ее успешностью охотно воспользовались во многих городах, заимствуя знаменитых исполнителей, сценарии, музыку. Мы в том числе, но создавая и собственные программы со своими драматическими артистами. В 2015 году судьба свела нас с народным артистом России Евгением Князевым.  Показали абсолютно  необычную «Пиковую даму» с музыкой Стравинского (!). Ограничиться этим было невозможно. Уже четыре сезона нижегородская публика раскупает симфонический абонемент «Три вечера с Е.Князевым». Созданы 12 программ, в том числе «Борис Годунов», «Маленькие трагедии», «Фауст», «Кармен», «Казанова»… К 100-летию Андрея Сахарова для фестиваля был подготовлен моноспектакль «Равновесие на краю», где документальные тексты сочетались с музыкой, взятой из жизни, из реальных фактов биографии великого человека, в том числе связанных с нашей филармонией.

ЕК В Нижний Новгород приезжают приглашенные дирижеры, которые выступают с вашим оркестром. Вы не ревнуете к чужому успеху?

АС С удовольствием приглашаю каждый год дирижеров-гастролеров, стараясь организовать встречи оркестра как с самыми знаменитыми руководителями отечественных коллективов (да и зарубежных по возможности), так и с яркими представителями новых поколений. Это практика, заложенная И.Б.Гусманом. В историческом списке –Кирилл Кондрашин, Евгений Светланов, Натан Рахлин, Карл Элиасберг, Янсонсы, Геннадий Рождественский, Саулюс Сондецкис… Затем невозможно не назвать лучших из лучших: Юрий Темирканов, Валерий Гергиев, Юрий Симонов, Владимир Спиваков, Юрий Башмет, Михаил Плетнёв, Владислав Чернушенко… Все главные дирижеры академических оркестров, оперных театров Москвы и Петербурга двух последних десятилетий.

ЕК А как вы оцениваете нынешних молодых дирижеров, ведь вы постоянный член жюри Всероссийского музыкального конкурса, многие дебютировали «на ваших глазах»!

АС Работа в составе жюри Всероссийского конкурса (был включен в него трижды) дала возможность весьма полно оценить уровень и особенности поколения молодых. В первую очередь поражает количество желающих утвердиться и побеждать: на каждом из  Всероссийских заявок было не менее 60, стало быть, за 9 лет – около 200, а на Международный Рахманиновский сейчас подано 210. Приглашать в Нижний Новгород стараемся тех, кто интересно работает после конкурса, даже не являясь лауреатом. Например, в минувшем сезоне прекрасно выступили Димитрис Ботинис (первая премия) и Антон Шабуров (не получивший премии на Всероссийском, но победивший на других конкурсах). Радуюсь их успехам, готов способствовать новым.

ЕК Вы стояли у истоков появления кафедры оперно-симфонического дирижирования в Нижегородской консерватории, которую до сих пор возглавляете. К вам многие ездят учиться и из Москвы – например, наш известный флейтист Олег Худяков. А Максим Емельянычев, теперь дирижер с мировым именем, в прошлом – ваш питомец.

АС В России те, кто профессионально сочинял музыку, играл или пел, – они же и преподавали в первых консерваториях. Разделение на исполнительские и педагогические специализации свойственно, скорее, Европе, Америке. В дирижировании дело обстояло не совсем так. Направник, Сук (Малер, Тосканини, Рахманинов, Фуртвенглер, Караян) в вузах дирижеров не обучали. Основатель отечественной дирижерской школы – Николай Малько. После его отъезда класс оперно-симфонического дирижирования принял его старший ученик – Александр Гаук, поначалу работавший в Ленинградской, а затем в Московской консерватории. Светланов аргументированно считал разделение русской дирижерской  школы на московскую и ленинградскую надуманным. А вот взаимоотношения между консерваториями и филармониями, театрами (то есть между педагогическими и исполнительскими сообществами) бывали самыми различными, вплоть до неприязненных и конфликтных. В нашем городе – никогда, ну ладно, почти никогда. Преобладающими, главенствующими были и остаются  общие идеалы и намерения, готовность к совместным действиям и взаимопомощи.

Израиль Борисович Гусман приходил к ректору Аркадию Нестерову и говорил: «Аркаша (взаимоотношения-то дружеские), надо бы открыть обучение оперно-симфоническому дирижированию». И слышал в   ответ: «Нельзя, у нас нет лицензии, специальность без сертификата не дается». Лет через 10 уже я приходил к ректору Льву Сивухину с тем же вопросом и слышал тот же ответ. А в 1996 году совсем новый ректор Эдуард Фертельмейстер сказал мне: «Александр Михайлович, пора начинать подготовку оперно-симфонических дирижеров». А на мое иронично-трафаретное возражение ответил: «И получить лицензию и сертификат».

Наша кафедра сейчас отметила 25-летие. Должен заметить, что нам удалось создать совсем не обычную кафедру оперной подготовки и оперно-симфонического дирижирования, что повлекло своеобразный состав и методы работы. Обо всем не расскажешь. Назову лишь тех своих учеников, выпускников Нижегородской консерватории или ассистентуры-стажировки, которых мы неоднократно приглашаем  для выступлений с оркестром филармонии: Дмитрий Васильев (из Омска), Тимофей Гольберг и Олег Худяков (из Москвы), Евгений Кириллов (из Астрахани), постоянно живущие в нашем городе Ренат Жиганшин, Борис Схиртладзе (на основном месте работы – в консерватории), Владимир Добровольский, Георгий Сибилев (основная работа – артисты АСО). Максим Емельянычев, названный в вашем вопросе, учился у меня недолго, три года, после смерти Маргариты Саморуковой – его (и моего в Горьковской консерватории) педагога – до окончания училища, а затем поступил в Московскую консерваторию. Важнейшая заслуга в его профессиональном становлении принадлежит не мне, а оркестру Нижегородской филармонии, которым он дирижирует со школьного возраста.

ЕК Будет ли какой-то творческий подарок самому себе к юбилею – особый концерт или серия каких-то событий в Нижнем Новгороде? И вообще, насколько вы любите отмечать праздники?

АС Особого концерта, афишного чествования, конечно, не будет. И не было в моей жизни никогда. Программы и события идут своим чередом, в них есть своя выстроенность и смысл. А праздничность – своеобразная сторона артистической жизни, представленная у нас во всей полноте.

ЕК Пандемия, теперь закрытые границы – насколько пришлось перестраивать текущую программу года? Или в планах оркестра нет привязки к иностранным солистам?

АС Пандемия и нежелательные ограничения влияют на наши планы уже второй год. Но отнюдь не роковым образом. Оркестр сформирован с большим запасом прочности, поэтому отмен и переносов по кадровым причинам не было. А взаимодействие с зарубежными коллегами и партнерами не стало у нас доминирующим. Поэтому сложности не перешли в коллапс.

ЕК Если бы у вас была возможность обратиться к  композитору-классику прошлого, кому бы вы задали вопрос и о чем?

АС С удовольствием обратился бы к Шуберту с вопросом о вариантах окончания Неоконченной симфонии.

ЕК Назовите те качества, которые вы цените в людях прежде всего.

АС Профессионализм, широту взглядов, понимание юмора и способность к взаимопониманию.

ЕК Можете ли вы назвать себя счастливым?

АС Да, потому что не чувствую себя несчастным.

Джо Сатриани: Русская публика зациклена на музыке Персона

Джо Сатриани: Русская публика зациклена на музыке

Американский гитарист – о новом альбоме, учениках и учителях

Георгий Исаакян: Театр должен периодически вокруг себя всех встряхивать Персона

Георгий Исаакян: Театр должен периодически вокруг себя всех встряхивать

Фабио Мастранджело: Я сыграл почти все, что написал Рахманинов Персона

Фабио Мастранджело: Я сыграл почти все, что написал Рахманинов

Александр Сладковский: Музыка Рахманинова помогает нам жить и делает нас лучше Персона

Александр Сладковский: Музыка Рахманинова помогает нам жить и делает нас лучше