Александр Сладковский: <br>Музыка Стравинского для меня – мерило дирижерской профессии Персона

Александр Сладковский:
Музыка Стравинского для меня – мерило дирижерской профессии

Государственный симфонический оркестр Республики Татарстан под управлением Александра Сладковского готовится к новому проекту – записи трех русских балетов Игоря Стравинского. О своем отношении к музыке композитора и задачах, которые она предъявляет исполнителям, Александр Сладковский (АС) рассказал Евгении Кривицкой (ЕК).

ЕК Маэстро, с какого произведения начался ваш роман со Стравинским?

АС Первый раз я продирижировал «Весну священную», работая в симфоническом оркестре «Новая Россия» Юрия Башмета. Я ее учил как школьник, особенно финальную  «Великую священную пляску» с ее бесконечными переменными метрами. Мы исполнили ее в филармоническом абонементе оркестра – тогда это казалось совершенной авантюрой, которую мне позволили Юрий Абрамович и Алексей Алексеевич Шалашов, директор Московской филармонии.

До этого я аккомпанировал Скрипичный концерт Стравинского Льву Клычкову, концертмейстеру Заслуженного коллектива Республики Санкт-Петербургской филармонии. Это был мне бонус за победу на дирижерском конкурсе имени Прокофьева: тогда, в 1999 году мы с Туганом Сохиевым поделили вторую премию, а первую не присудили никому. И я получил право встать за пульт оркестра Юрия Темирканова. Естественно, что когда я возглавил Госоркестр Республики Татарстан, то уже в конце первого сезона, на первом фестивале «Белая сирень» мы сыграли «Весну священную». Для меня это стало важным рубежом: я принял коллектив, находившийся в руинах. А мне важно было показать, что оркестр может осилить эту важнейшую для XX века партитуру. Потому что музыка Стравинского для меня – мерило дирижерского профессионализма и показатель состояния коллектива.

ЕК Знаю, что «Весна священная» вообще ввела вас в мир творчества Стравинского…

АС Да, мое первое слушательское впечатление связано с «Весной священной» в  блистательной интерпретации Юрия Темирканова. В годы моего обучения в Петербургской консерватории мы, дирижеры-симфонисты, проводили большую часть времени в Мариинском театре и в филармонии. Я был свидетелем восхождения Валерия Гергиева – до сих пор незабываемо ощущение восторга от премьеры «Парсифаля», потом слушал всю тетралогию Вагнера. А у Юрия Хатуевича в филармонии я сидел на хорах и впитывал, как губка, все, что делалось им с Заслуженным коллективом.

ЕК Кроме «Весны священной» вы записываете «Жар-птицу» и «Петрушку» Стравинского. Их ГСО РТ играл раньше?

АС Да, исполняли и отдельно сюиты, и целиком музыку балетов. «Жар-птицу» нас пару сезонов назад  записал французский телеканал Mezzo из Большого концертного зала имени С.Сайдашева. И теперь, когда все три балета плотно в нашем репертуаре, мы решились на запись. Через год грядет юбилей Стравинского, мы предложили этот проект лейблу Sony Classical, который с удовольствием поддержал нашу идею.

ЕК Для вас Стравинский – русский композитор?

АС Для меня и Петр Ильич Чайковский – не русский композитор, пусть это прозвучит крамольно. Те композиторы, которые делали славу России, были интернациональны, через них  мир постигал и понимал нашу страну. Стравинский, как и Рахманинов, и Шостакович, широко открыл ворота в нашу культуру. Благодаря сотрудничеству Стравинского и Дягилева «Русские сезоны»  ошеломили Запад и абсолютно перевернули представления о том, что такое Россия. Его музыку я воспринимаю как целостную субстанцию, не вычленяя «русское» и «западное».

ЕК Осталось много видеозаписей Стравинского, где он сам дирижирует своими произведениями. Ваше отношение к его манере?

АС Мне повезло, что в Петербурге я успел застать музыкантов, которые участвовали в тех концертах в Ленинграде во время приезда Стравинского в 1962 году. Это был второй оркестр Ленинградской филармонии, не Мравинского, и ничего нет дороже таких свидетельств,  которые не прочтешь ни в каких книгах. Эта информация – как волшебный эликсир, оживляющий легенду. Они мне рассказывали, как Игорь Федорович репетировал, что «творил» в антрактах…

ЕК А как вы относитесь к его позиции, что дирижер не должен ничего от себя привносить, быть проводником нот?

АС Есть такие артисты, считающие, что дирижер – это регулировщик. Каждый имеет право на свое мнение. Я считаю, что именно благодаря дирижерам, вынесшим свою энергию, музыка Стравинского расцвела пышным цветом.

ЕК В чем миссия вашего нового проекта?

АС Для меня самое главное, как и в любой работе, за которую я берусь, – донести до слушателя то, что хотел сказать композитор. В этом мы со Стравинским совпадаем. У него в партитурах столько красок, контрастов, столько соло – все наши музыканты смогут себя показать. Музыка тут говорит сама за себя, и нам хватит мощи все ее образное богатство передать. Его первые балеты – эпохальные сочинения, их надо просто классно сыграть, и Госоркестр Татарстана сейчас в таком соку, что нужно пользоваться моментом и осуществить наш замысел.

Елизавета Бородаева: <br>Клавиатуры этого органа – как пульт космического корабля Персона

Елизавета Бородаева:
Клавиатуры этого органа – как пульт космического корабля

Представительница петербургской школы с третьей попытки выиграла Международный конкурс имени Микаэла Таривердиева

Давид Сакварелидзе: <br>Фестиваль в Цинандали – это образовательный центр Персона

Давид Сакварелидзе:
Фестиваль в Цинандали – это образовательный центр

В 2019 году в Грузии презентовали Tsinandali Festival – уже третий сезон он прогрессивно развивается, подтверждая статус крупнейшего музыкального события в мире.

Андрей Айрапетов: <br>Вся жизнь Алексея Козлова – это большой урок Персона

Андрей Айрапетов:
Вся жизнь Алексея Козлова – это большой урок

Мария Мотолыгина: <br>Я не из тех, кто отступает Персона

Мария Мотолыгина:
Я не из тех, кто отступает

«Музыкальная жизнь» представляет первое большое интервью оперной певицы, выпускницы Молодежной программы Большого театра, лауреата таких престижных конкурсов, как Международный вокальный конкурс имени Монюшко и Конкурс Чайковского.