András Schiff   <br>Johannes Brahms: Piano Concertos <br>Orchestra of the Age of Enlightenment <br>ECM Релизы

András Schiff
Johannes Brahms: Piano Concertos
Orchestra of the Age of Enlightenment
ECM

Идея «очищения», освобож­дения музыки от исполнительских штампов – задача амбициозная и требующая немало усилий, если учесть, что речь идет об основе концертного фортепианного репертуара. В буклете к новому альбому, куда вошли записи фортепианных концертов Иоганнеса Брамса, Андраш Шифф отмечает: «Мы попытались восстановить и даже воссоздать эти произведения». Главная проблема касалась композиторского стиля: как свести до минимума сомнительные признаки проявления в нем любой тяжеловесности? Ведь, по словам Шиффа, музыка Брамса на самом деле «прозрачна, чувственна, разнородна и деликатна в своей динамике». Конечно, услышать эти концерты так, как представлял себе их звучание сам композитор, не по силам никому – но вот вернуть им оригинальный масштаб исполнения и звуковую фабулу Шифф считает возможным. Для этого нужно ­всего-то вспомнить исторические условия, в которых исполнялась музыка Брамса, и постараться реконструировать их.

Известно, например, что Мейнингенский придворный оркестр, один из самых прогрессивных европейских музыкальных коллективов своего времени, был личным любимцем Брамса: он дирижировал им, в том числе, на премьере своей Четвертой симфонии в 1885 году. Весь оркестр тогда состоял не более чем из пятидесяти музыкантов – с девятью первыми скрипками. Кроме того, фортепиано, которые выбирал сам композитор для концертов, отличались мягким звучанием и легкой клавиатурой – именно такими считались рояли фирм Streicher, Bösendorfer и Blüthner, которые предпочитал Брамс. Шифф уже обращался к аутентичным инструментам в некоторых своих ранних записях, включая альбомы с поздними произведениями Шуберта, где он играл на фортепиано, построенном Францем Бродманом в 1820 году. Для нынешней записи пианист выбрал отреставрированный рояль Blüthner, изготовленный в Лейпциге около 1860 года, и полсотни старинных инструментов Оркестра эпохи Просвещения, музыканты которого не в первый раз играют без дирижера. Что же касается самой идеи обращения к «аутентичному» Брамсу, то тут пианист сверялся с рукописями концертов. Было обнаружено, например, что Брамс приложил к первой части Первого концерта метрономические указания: они обозначают сравнительно медленный темп, не тот, который используется сегодня.

В ре-минорном концерте пианист деликатно выстраивает динамику исполнения, звук его инструмента – с «приглушенным» нижним регистром – прекрасно сочетается с мягкими струнными оркестра, а в медленной части в свои права вступают бархатные духовые. Прозрачность оркестровой игры приносит свой эффект и в си-бемоль-­мажорном концерте, где Шифф смело вплетается в оркестровую ткань, но без напористости. Временами музыка приобретает черты камерного исполнения, что особенно заметно в последних двух частях Второго концерта. Исполнение обоих опусов отличается выверенной точностью и поэтической музыкальностью – таков стиль Шиффа, в репертуаре которого эти концерты теперь занимают не просто ключевое место. Вступая в конкуренцию с другими версиями, они определенно могут занять одно из первых мест в дискографии фортепианного наследия композитора и открыть новые пути его осмысления и исполнения.

Japan Czech Inspiration </br> Pilsen Philharmonic Orchestra </br> Chuhei Iwasaki </br> ARS Produktion Релизы

Japan Czech Inspiration
Pilsen Philharmonic Orchestra
Chuhei Iwasaki
ARS Produktion

Janáček. Brahms. Bartók </br> Patricia Kopatchinskaja, Fazıl Say </br> Alpha Classics Релизы

Janáček. Brahms. Bartók
Patricia Kopatchinskaja, Fazıl Say 
Alpha Classics

На волнах нашей памяти Релизы

На волнах нашей памяти

«Фирма Мелодия» переиздала на виниле альбом «По волне моей памяти» — легендарную сюиту композитора Давида Тухманова, вершину отечественного композиторского арт-рока середины 1970-х годов.

Канчели: Музыка театра и кино для кларнета и фортепиано </br>Полина Осетинская, Юлиан Милкис </br>Мелодия Релизы

Канчели: Музыка театра и кино для кларнета и фортепиано
Полина Осетинская, Юлиан Милкис
Мелодия