Анна Прохазка: <br>Я действительно люблю тематически сводить разные эпохи в одно целое Персона

Анна Прохазка:
Я действительно люблю тематически сводить разные эпохи в одно целое

Одна из самых востребованных певиц современности, австрийское сопрано Анна Прохазка известна своей незаурядной актерской энергией и способностью перевоплощения своих героев на сцене. Не секрет, но это имеет какую-то взаимосвязь с ее собственной биографией: уроженка баварского Ной-Ульма, дочь австрийского оперного режиссера и ирландско-английской певицы, Анна выросла в Вене, а затем переехала в Берлин вместе с семьей.

В январе у Анны Прохазки концерты в Москве и Санкт-Петербурге. В столичном концертном зале «Зарядье» она вместе с австрийским баритоном Флорианом Бёшем и ансамблем Il pomo d’Oro под управлением Франческо Корти исполняет произведения Баха и Букстехуде. А петербургским меломанам приготовлена не менее раритетная программа, выстроенная вокруг образа шекспировской Офелии. В петербургском Доме радио прозвучат сочинения Шостаковича, Брамса, Берлиоза и Рихарда Штрауса в сопровождении музыкантов оркестра MusicAeterna.

Накануне выступлений певицы корреспондент «Музыкальной жизни» Виктор Александров (ВА) побеседовал с Анной Прохазкой (АП) о ее воплощении женских образов в разных программах, любви к музыке Баха, Рима и Шнитке, особенностях вокальной природы голоса, преодолении пандемии и записях недавних альбомов.

ВА Анна, еще задолго до гастролей в России в период пандемии вы записали альбом «Искупление» с кантатами Иоганна Себастьяна Баха вместе с ансамблем «Lautten Compagney» под управлением известного немецкого лютниста и дирижера Вольфганга Качнера. Как возник этот проект?

АП Продолжающийся тогда в Берлине локдаун стал своего рода самотерапией для многих артистов. Мы хотели утешить публику и перекинуть мостик в эпоху барокко. Меня заинтересовало – как в прошлом и сегодня люди справлялись с пандемиями и переживали страх смерти? Каждый в силу разных причин вынужден был смириться с этим одиночеством. Многие вообще не покидали своих домов, не имея возможности общаться с публикой, некоторые вообще остались без постоянной работы. Особенно сильно пострадали фрилансеры, большинство этих людей играли в ансамбле «Lautten Compagney». С Вольфгангом Качнером мы знакомы очень давно. Я пела с его ансамблем еще в студенческие годы и на протяжении многих лет наслаждалась записями этого уникального коллектива. Мы долго планировали разные проекты, и вот как раз идея кантат Баха была одной из них. Кантаты Баха очень разнообразны по своей музыкальной фактуре – от камерности до грандиозных оркестровых красок. Нам было интересно, как всего этого можно достичь при минимальном составе – осталось только четыре певца. Мы решились на этот шаг, следуя строгим правилам социального дистанцирования. В остальном четко придерживались замысла Баха.

ВА А где происходила запись диска?

АП Мы записывали этот альбом в церкви Иисуса Христа в районе Обершёневайде на юго-востоке Берлина. Многие оркестры и ансамбли Восточной Германии регулярно записывались там и давали концерты. Эта церковь до сих пор не утратила своего былого величия и традиций. Для меня и многих участников ансамбля «Lautten Compagney» это было очень удобно, ведь большинство из нас живут в Берлине.

ВА  Концертная программа в Зарядье будет чем-то отличаться от той записи?

АП Это будет определенно другая программа. Хотя в ней у меня есть одна ария, что и на диске – из кантаты «Selig ist der Mann» («Блажен муж, счастлив тот человек»). Она как раз будет завершать концерт. Мы имеем прекрасную возможность представить российской публике кантаты Баха полностью в отличие от компакт-диска, для которого я выбрала отдельные арии и фрагменты из кантат, которые там также исполняют другие солисты. Такой проект весьма непросто и затратно осуществить сегодня в рамках гастрольного тура. В этом же концерте прозвучит одна из духовных кантат Дитриха Букстехуде. Он был  ключевой фигурой в жизни Баха, который пешком совершил к нему паломничество, чтобы услышать орган и встретиться с этим композитором. Так что, между ними действительно существовала очень большая взаимосвязь.

ВА В чем для вас состоит загадка феномена музыки Иоганна Себастьяна Баха?

АП Личность Баха, как и его музыка, таит в себе бесконечное количество загадок и смыслов. Бах – это Шекспир в музыке, поэтому у него так много уровней, слоев, которые нужно все время постигать. Прежде всего, это формообразование, будь то фуга или сюита, где композитор использует танцевальную традицию. Танцевальные ритмы проникают также в церковные кантаты. Именно поэтому, иногда происходят такие невероятные противоречия, которые часто встречаются между мрачным текстом типа «я с нетерпением жду своей смерти» или что-то в этом роде и музыкой в ритмах жиг или гавотов. Такие контрасты особенно завораживают, ведь они исходят из барочной традиции. В протестантизме нет исповеди, как, например, в католицизме. Там грехи прощаются, если усердно и долго молиться или делать пожертвования. Но в протестантской традиции вы в общении с Богом действительно очень одиноки и это особенно чувствуется в религиозных текстах. Бах реализует это оптимально в своих сочинениях. Для меня он единственный композитор, который оптимально соединяет разум и сердце. Я не могу сказать, что это преобладает в каждом конкретном случае. Вы можете анализировать музыку, испытывая наслаждение от ее эмоционального содержания.

ВА Однажды вам довелось спеть Высокую мессу в Лейпцигской церкви Томаскирхе под управлением Рене Якобса. Петь в церкви, где служил сам Бах, наверняка вызвало особые трепетные чувства?

АП Я пела тогда с прекрасным и мною любимым певцом Андреасом Шоллем. У меня дома много его дисков. Ну и, конечно, Рене Якобс, который собрал для этого проекта замечательных солистов, хор и ансамбль. Мы находились на той самой галерее, где когда-то сидел и играл сам Бах. Мне все время мерещился его призрак. Думала, а вдруг он неожиданно подкрадется в своем парике, а, может быть, он нас вообще уже услышал сверху и одобрил то, что мы делаем, дав нам свое благословение? Эти незабываемые ощущения я сохранила навсегда в своем сердце.

ВА В сравнении с другими направлениями музыка эпохи барокко как ложится на ваш голос?

АП Мне нравится эта музыка, потому что она дает мне необозримый простор для творчества. Я могу свободно использовать мелизматику в моих интерпретациях. Сотрудничая с разными дирижерами, я слышала много разных точек зрения о произведениях той или иной эпохи. Музыка барокко очень эмоциональна и обладает особой драматичностью, которую я могу выразить своим голосом. Я не нахожу столь широкий репертуар в другой эпохе. Когда молодой певец спрашивает меня, как я хочу скомпоновать свой репертуар, он невольно обращает внимание на вокальные возможности голоса. Но необходимо еще думать и о музыке, которую тебе действительно нравится петь. Я не готова сейчас ответить, что безмерно люблю Вагнера, и думать о том, что это именно то, чем я буду продолжать заниматься дальше. Если я сконцентрируюсь лишь на одном  Вагнере, это чрезвычайно навредит моему голосу. Я обожаю барокко, поэтому так привязана к духовной музыке. Может быть, потому и нахожу для себя новый репертуар, все время копаюсь в каких-то источниках, составляю разные программы. Конечно, мне помогает и обширный опыт работы с современной музыкой, которой я с самого начала своей карьеры уделяла много внимания.

ВА Каждый из ваших альбомов концептуален. Обращаясь к музыке разных эпох и стилей, вы сами участвуете в составлении программ?

АП Да, я всегда оставалась неравнодушной к тем идеям и темам, которые давно интересовали меня, как, например, альбом «Искупление» или еще одна наша новая работа «Праздник жизни и смерти», осуществленная с барочным ансамблем «La Follia». Скоро этот диск будет выпущен. Обе записи проникнуты пандемийной взаимосвязью сквозь века. В этих программах мы вместе с музыкантами размышляем о нашем опыте преодоления пандемии, способах противостояния этому злосчастному вирусу, забвению одиночества и боязни смерти. Концепция составления программ многих моих компакт-дисков связана с историческим прошлым. В 2014 году минуло сто лет с начала Первой мировой войны. Меня осенила идея выпустить альбом о судьбах солдатских семей, о том, как все эти люди пережили то страшное лихолетье. Мне хотелось эмоционально передать все эти чувства и мысли. Я действительно люблю тематически сводить разные эпохи в одно целое и объединять их в таком музыкально-историческом контексте в каждом из своих проектов.

ВА Одна из ваших программ была посвящена Дьёрдю Куртагу и Францу Кафке. Что вас сподвигло на этот проект с участием немецких коллег – скрипачки Изабель Фауст и актера Доминика Хорвица?

АП Мы давно дружим с Изабель, ее игра невероятно воодушевляет меня. Изабель потрясающая скрипачка. Однажды, когда она разбирала с Домиником тексты Кафки в песнях для сопрано и скрипки Дьёрдья Куртага, я вдруг неожиданно оказалась рядом. Изабель сказала мне: «Анна, ты не можешь отказать мне в исполнении этого опуса». У нас было очень мало репетиций для такой непростой программы, которую мы представили затем после Берлина в Кельне. И снова воля случая. Благодаря пандемии, мы успели записать это произведение на лейбле Harmonia Mundi. В этом году запись альбома выйдет в свет. Для меня эта работа тоже стала особенным и дорогим процессом. В студии нас было только двое – я и Изабель. Мы были максимально сосредоточены на музыке Куртага. Мой голос был очень отдохнувшим из-за отсутствия концертов и спектаклей. И это пошло только на пользу.

ВА  Музыку Вольфганга Рима вы тоже охотно поете?

АП Этот композитор сыграл невероятную роль в моей судьбе. Я вспоминаю свое детство, когда мой отец участвовал в премьере оперы Рима «Гамлет-машина». Спустя несколько десятилетий я спела несколько мировых премьер его произведений – Реквием вместе с оркестром и хором Баварского радио под управлением Мариса Янсонса, «Мнемозину» на стихи Фридриха Гёльдерлина с «Scharoun» ансамблем Берлинской филармонии, затем «Самофракию» на стихи Макса Бекмана с Лейпцигским Гевандхауз оркестром. А недавно я спела дуэт Рима для сопрано и виолончели вместе с замечательным виолончелистом Николасом Альтштедтом – сложное, но красивое произведение, в котором переплетаются контрапунктические линии. Николас играл очень высокие ноты, в то время как я пела в низком регистре, что само по себе звучало очень забавно. Два года назад я участвовала в Берлинской государственной опере в возрождении экзистенциальной музыкальной драмы «Фиолетовый снег» Беата Фуррера на тексты Владимира Сорокина. Спектаклем дирижировал Маттиас Пинчер. Еще одной знаковой работой для меня стало участие в мюнхенской постановке «Вавилона» Йорга Видмана под руководством Кента Нагано с сумасшедшей каталонской театральной труппой La Fura del Baus. На сцене Баварской государственной оперы тогда развернулось грандиозное шоу с мультимедийными проекциями, огнем, обнаженными мужчинами и оргией вавилонского жертвоприношения.

ВА Для альбома 2020 года «Потерянный Рай» вы выбрали череду вокальных миниатюр, основу которых составляет история изгнания Адама и Евы из Рая. Вы действительно неравнодушны к религиозной музыке?

АП Это связано с природой определенных вещей. Я выросла в Австрии и Германии, где религиозная музыка имеет глубокие корни. Она существовала и развивалась в течение нескольких столетий. Хильдегарда Бингенская – бенедектинская монахиня, одна первых женщин-композиторов, чью музыку я люблю включать в программы своих концертов. В ее произведениях преобладает религиозный аспект, стиль ее музыки импонирует мне. Через меня прошло много самой разной музыки – от электроники до хеви-метала. Я часто сталкиваюсь с музыкой мрачного Средневековья, в чем-то схожей с немецким ранним барокко, в котором можно встретить самые разные истории о самоуничижении и грехах, болезнях, дьяволе и искушениях. Даже если ты атеист или агностик, то все равно можешь прекрасно и глубоко исполнять религиозную музыку. Мои предыдущие программы были посвящены вере и экстазу. Я размышляла о контрастах между ипостасями девы Марии: Богородицы и Марии Магдалины. Потом меня увлекла история Адама и Евы. Как ей удалось совершить первородный грех ради самоопределения себя и мужа? Я нахожу в Еве женщину-Прометея. Она очень хотела знать о собственном происхождении. Несмотря на то, что ей не удалось избежать наказания, она смогла построить свою собственную жизнь на земле. Все эти теологические и философские размышления всегда интересовали мое воображение.

ВА Догадываюсь, что демонические роли тоже занимают вас?

АП Конечно. Я не представляю свою юность без рок-музыки и музыки эпохи барокко. Что ж, это всего лишь отражение и обратная сторона медали моего католического воспитания. Я не отрицаю, что нарушала традиции. Не каждая девушка хотела, чтобы ей каждое утро напоминали о необходимости посещать церковь в воскресенье. Напротив, устоять соблазну ради танцевальной вечеринки до пяти утра было невозможно. Кстати, потом я стала замечать подобные искушения на оперной сцене. Одной из моих первых ролей была роль пажа Оскара в «Бале-маскараде» Верди. Йосси Вилер и Серджио Морабито, режиссеры спектакля Берлинской государственной оперы наделили моего персонажа дьявольскими чертами. Я как бы искушала своими поступками героев оперы, в том числе в момент передачи письма в сцене бала. Я вспоминаю также Анхен в «Волшебном стрелке» Вебера (постановка Михаэля Тальхаймера в Берлине). Ее связь в этой постановке с мрачным демоном, диким охотником Самьелем, выступающим против счастья Агаты, не привела ни к чему хорошему. Мне нравятся воплощать характеры таких героинь на сцене, может быть, даже больше, чем играть милых и доверчивых персонажей.

ВА Из-за пандемии вы так и не успели спеть в Берлине «Фауст-кантату» Альфреда Шнитке – композитора, к музыке которого испытываете особые пристрастия?

АП Да, очень обидно, что кантата так и не прозвучала. Надеюсь в скором времени исполнить ее. Я люблю музыку Шнитке, очень рано открыла для себя его творчество. Фаустианская тема увлекала меня с детских лет. Впервые я услышала «Историю доктора Фауста» в записи с фестиваля Wiener Festwochen (Венские музыкальные недели). Меня заворожил голос австрийского контратенора Арно Раунига в партии Мефистофеля. Ипостаси этого героя разделяют между собой контральто и мужское сопрано. Подобный контраст еще больше демонстрирует шизофреническую фигуру дьявола. Сегодня, благодаря Теодору Курентзису, я еще больше открыла для себя хоровые произведения Шнитке, в частности Реквием и Хоровой концерт на слова Грегора Нарекаци.

ВА Анна, как вам удается выстраивать своим голосом поразительную взаимосвязь между прошлым и настоящим?

АП Я не исключаю, но, возможно это происходит отчасти из-за моего интереса к разным эпохам истории. У нас было плоховато с уроками истории в школе, которые почему-то часто отменялись. И мне приходилось читать самостоятельно много разных книг. К тому же я – из семьи, которая много читала. Моя мама изучала историю, брат тоже был заинтересован в этой науке, дяди и тети – искусствоведы. Все это всегда имело для меня большое значение. Мой голос диктует мне определенное чувство стиля. Как, например, я должна воспринимать звучание произведений Томаса Адеса или Генри Перселла, Курта Вайля или Ханса Эйслера? Такие контрасты и параллели очень важны для меня. Например, музыку Леонарда Бернстайна я воспринимаю осторожно, находя в ней очевидные предпосылки, связанные с исторической и стилистической осведомленностью, как сейчас, например, у меня происходит с Бахом.

ВА Какую роль в вашей судьбе сыграл Берлин? Вы полюбили этот город после переезда из Вены?

АП Берлин стал еще одной моей родиной, где проходит масса интересных событий. Недавно я побывала на замечательном концерте Кирилла Петренко в Берлинской филармонии. Там исполняли «Иоланту» Чайковского, одну из моих самых любимых опер. Рада была видеть в заглавной роли Асмик Григорян в замечательном интернациональном составе певцов. Многим слушателям приходится сегодня сложно: ковидные ограничения, необходимость приходить с тестом. Но я иду на это, потому что для меня другие спектакли, театральные постановки и кино – это большой запас энергии, сил и вдохновения. И, слава Богу, что в Берлине таких  возможностей предостаточно. Однако наблюдать, каким мертвым сном во время пандемии был окутан этот город, было очень удручающе.

ВА Анна, когда вы поете на концерте, стараетесь ли сохранять определенный театральный подход к исполняемой музыке?

АП Как бы то ни было, театральный момент, в первую очередь, проявляется в формообразовании моей программы, которая построена по принципу сюиты. С помощью текста исполняемых произведений и мимики я стараюсь концентрироваться на музыкальном материале. Необходимо быть немного осторожной во время сольных концертов, особенно, когда поешь кантаты и оратории, чтобы не позволять себе обилия жестов, что, к сожалению, случается со многими певцами. Поймите меня правильно, я не имею в виду особенности вокальной техники. Каждый певец развивает свою технику, но если я, как зритель пришла на концерт, то хочу видеть лица артистов безмятежными и спокойными. На сцене я всегда стараюсь контролировать свои эмоции и чувства.

ВА Сложно ли певцам выдерживать конкуренцию в современном музыкальном мире?

АП Сегодня многие оперные певцы находятся под огромным давлением, потому что конкуренция невероятно жесткая: либо вы попадете в цель, либо нет, удастся вам спеть фразу на одном дыхании или нет. Надо все время искать свою нишу, проявлять сильные стороны своей личности.  Несмотря на сложную эпидемиологическую ситуацию в мире, мы должны оставаться очень сильными по духу и иметь хороших и верных друзей, которые смогут в любой момент поддержать вас. И даже в такие грустные времена, когда ты болен или не так хорошо спел на концерте или спектакле, не нужно бояться критиковать себя. Лучше еще раз напомнить себе о том, что ты все время должен двигаться вперед и не жаловаться на свой голос.

Валерий Гроховский: Джаз находится в стадии открытия новых горизонтов Персона

Валерий Гроховский: Джаз находится в стадии открытия новых горизонтов

Пианист, композитор, педагог – о судьбах отечественного джаза

Джо Сатриани: Русская публика зациклена на музыке Персона

Джо Сатриани: Русская публика зациклена на музыке

Американский гитарист – о новом альбоме, учениках и учителях

Георгий Исаакян: Театр должен периодически вокруг себя всех встряхивать Персона

Георгий Исаакян: Театр должен периодически вокруг себя всех встряхивать

Фабио Мастранджело: Я сыграл почти все, что написал Рахманинов Персона

Фабио Мастранджело: Я сыграл почти все, что написал Рахманинов