Ансамбль в режиме нон-стоп События

Ансамбль в режиме нон-стоп

МАСМ отметил свое тридцатилетие в Московской филармонии

В Facebook Московского ансамбля современной музыки (МАСМ) до пандемии регулярно появлялись афиши концертов с самыми неожиданными локациями: тур по Азии, выступления в арт-кластере Питера или Нижнего Новгорода, «Композиторские читки» в Сибири, гастроли в Европе. В этом сезоне многие активности переместились в онлайн, но и в такой ситуации, к счастью, событий существенно меньше не стало. МАСМ включился в работу сразу же после карантинных послаблений и успел поучаствовать в нескольких фестивалях, образовательных программах и даже записать на фирме «Мелодия» шесть (!) дисков с музыкой российских композиторов. Двухдневный фестиваль в Московской филармонии в честь 30-летия ансамбля чуть было не затерялся в этом потоке проектов.

С 1990-х годов МАСМ ассоциируется со сложным современным репертуаром, этот программный курс задали композиторы – первый руководитель Юрий Каспаров и Эдисон Денисов, который патронировал многих молодых композиторов и исполнителей. В концертах того времени сложно представить рядом экспериментальные сочинения и пьесы, скажем, минималистов. Но многое изменилось, и уже никакое сочетание стилей и техник не вызывает вопросов, наоборот, чем радикальнее и парадоксальнее – тем лучше. С конца нулевых МАСМ вместе со своим постоянным директором Викторией Коршуновой выбрал другой вектор движения и начал выходить за пределы филармоний и консерваторий. Последние десять лет связаны с участием ансамбля в театральных проектах – спектаклях Кирилла Серебренникова и его «Платформе», с премьерой оперного сериала «Сверлийцы» в Электротеатре и других.

Камерный зал филармонии – традиционная для ансамбля площадка, здесь у него свой абонемент и отдельные концерты в течение сезона. Несмотря на статус и большую историю МАСМ, празднования получились скромными и домашними. В зале – пресловутые 25 процентов публики, на сцене – еле-еле хватило места для секстета. В концертах принимали участие музыканты разных поколений: старожилы – кларнетист Олег Танцов и перкуссионист Александр Суворов, в ансамбле они играют с самого начала; а также пианист Михаил Дубов, флейтист Иван Бушуев, скрипачи Роман Минц, Евгений Субботин и Глеб Хохлов, альтист Сергей Полтавский, виолончелистки Ольга Дёмина и Юлия Мигунова.

Пространство в филармонии камерное, и исполнение новой пьесы Владимира Раннева «Бранль ангелов» получилось здесь чуть ли не травмо­опасным. Музыканты играли на рыболовных удилищах, и каждый их резкий жест вызывал не столько звуковое, сколько визуальное потрясение: испуг, что ­кого-то ненароком заденут удочкой. В программе кроме Раннева был еще один российский композитор – Эдисон Денисов. Фестиваль открывался исполнением его «Оды». Впрочем, концерты, в которых превалирует музыка зарубежных композиторов, скорее редкость для МАСМ: большую часть репертуара составляют пьесы российских авторов.

Основным местом, где ансамбль исполняет зарубежную актуальную музыку, как ни странно, стали даже не Москва или Петербург, а маленький город Чайковский в Пермском крае, где уже десятый год подряд проходит Академия молодых композиторов и куда съезжаются авторы из разных стран мира. В этом сезоне она переместилась в «полуонлайн»-формат, потому что многие иностранные профессора и студенты не смогли приехать и были лишены экзотического путешествия по России, гречневой каши на завтрак, но главное – живого общения. Образовательная и концертная часть Академии в Чайковском завершилась еще в ноябре, а вот традиционные исполнения сочинений участников и преподавателей в Москве были отложены на декабрь. В юбилейную программу МАСМ включил произведения профессоров: сольные пьесы Оскара Бьянки и Рафаэля Сендо, трио Эндрю Туве.

MCME / МАСМ

Если Бьянки и Сендо уже участвовали в российских проектах, то Туве нашей публике знаком мало. На концерте исполнялась его пьеса Shining Forth – меланхоличное трио, построенное на сочетании туманных запедаленных фраз и архаичных, несколько наивных мелодий. Сочинение Бьянки GR для бас-флейты было более радикальным по языку; Иван Бушуев придал целой груде рычаще-­фырчащих звучаний инструмента стройную и легковесную форму. Сендо в своей пьесе Foris c электроникой (звукорежиссер концерта Николай Попов) исследовал буквально все части виолончели. К корпусу инструмента Юлии Мигуновой крепилось несколько микрофонов, которые, как электроды на ЭКГ, считывали и выводили малейшие движения смычка по разным поверхностям и даже по шпицу.

Отдельное место в концертах заняли сложные ансамблевые пьесы 1990-х годов: Plekto Янниса Ксенакиса, Pour Luigi Филиппа Юреля, Domeniche alla periferia dell’impero Фаусто Ромителли и My very empty mouth Дэвида Лэнга. В России за них берутся редко из-за трудности материала, здесь даже опытным музыкантам требуется не одна неделя на подготовку. Впрочем, МАСМ не боится знакомить публику со своей кухней и черновыми работами: открытые репетиции Юреля и Лэнга можно было посетить в ГРАУНД Солянке или посмотреть на их канале в YouTube.

В каждой из четырех пьес своя сложность. В Ксенакисе – нелегко сделать пластичными жесткие структуры, у Ромителли и Юреля – держать баланс и быстро переключаться в движении, в Лэнге – сохранять взятый темп и маневрировать в повторяющихся формулах. В этой четверке немного проигрывало исполнение Лэнга: в его монотонной 13-минутной партитуре случались «провисания».

Большой удачей в программах стало сочинение Two Circles американского композитора Элвина Люсье. Пьеса, построенная на простом приеме – взаимодействии звуков инструментов с синусоидой, – оказалась едва ли не самой интересной в концерте. Абстрактную драматургию в ней создавали акустические события: противопоставления живого и электронного, возникновения биений, как будто бы звучащих пунктиров.

В первом концерте МАСМ отметил не только свой юбилей, но и 250-летие Бетховена: в финале музыканты представили свою версию знаменитой пьесы Маурицио Кагеля Ludwig van. Самое старое сочинение двух программ – 50-летней давности – воспринималось как дерзкое и актуальное из-за смешения разных медиа: цитат из музыки Бетховена, электроники, видео, кадров из фильма Кагеля, движений и жестов солистов. Здесь исполнителям было с чем поэкспериментировать, ведь партитура написана очень свободно.

У МАСМ есть важное качество – адаптивность. Именно оно помогает справляться с трудными российскими условиями и понимать эстетические позиции других. Ансамбль ненавязчиво знакомит публику с новой музыкой, и, судя по количеству проектов и концертов, у него это неплохо получается.

Шутка или скверный анекдот? События

Шутка или скверный анекдот?

В Нижнем Новгороде отметили юбилей Пушкина спектаклем «Пиковая дама. Балет»

Экзамен для артистов События

Экзамен для артистов

В Москве объявили лауреатов IX Конкурса Галины Вишневской

Один за всех События

Один за всех

Свердловская филармония представила орган нового поколения

Будущее услышано События

Будущее услышано

Завершился второй тур IV Международного конкурса Grand Piano Competition