Авангард не то, чем кажется События

Авангард не то, чем кажется

Солисты Opensound Orchestra исполнили раннесоветский авангард и новую музыку

Авангардную музыку часто упрекают в том, что в ней нет места чувствам и эмоциям. Если абстрагироваться от внешнего – манифестов и теоретических работ композиторов, новых техник письма, – становится понятно, что экспериментальные сочинения не так уж отличны от классических. Вот и программа «Математика и урбанизм» в Камерном зале филармонии, которая на первый взгляд выглядела строго и рационально, на деле оказалась дерзкой и экспрессивной.

Это уже второй концерт абонемента солистов Opensound Orchestra, в котором музыканты сочетают раннесоветские сочинения с пьесами молодых российских композиторов. Основой программы стали произведения для струнного квартета; их исполняли Станислав Малышев (скрипка), Инна Зильберман (скрипка), Павел Романенко (альт) и Ольга Калинова (виолончель). Музыку дополняли комментарии композитора Юрия Каспарова. Эти ремарки, а иногда и диалоги с другими авторами – композитор и мультиинструменталист Олеся Ростовская прочла даже мини-лекцию о терменвоксе – создавали дружескую атмосферу в зале.

Программа строилась на чередовании сочинений современных композиторов и авторов XX века. Открывала вечер первая часть из пьесы «Терновый венец» Евгении Бриль. В партитуре тонкие единичные звуки прорастали в жесткие и колкие, как шипы – эта идея была передана исполнителями очень выразительно. Пару сочинению Бриль составил Первый струнный квартет Ивана Вышнеградского. Сочинение, создававшееся в начале 1920-х годов (и никогда до этого не исполнявшееся в России), воспринималось так, будто было написано недавно: микрохроматика – метод, в котором композитор стал работать одним из первых, часто встречается в современной практике.

Авангардную линию продолжил Второй квартет Александра Мосолова (исполнялись вторая и третья части). Конечно, это сочинение 1940-х годов менее радикально, чем ранние работы автора, но по драйву и эмоциональной концентрации оно находилось на том же уровне, что и знаменитая урбанистическая пьеса композитора «Завод. Музыка машин». Некоторое сходство с конструктивистской музыкой было у современного автора Александра Хубеева. Устройство многих его пьес напоминает причудливый звуковой механизм, в котором тембры классических инструментов видоизменены до неузнаваемости. В этом концерте исполнялся Первый квартет Хубеева, где струнные отчетливо идентифицировались, но процесс тембровых преобразований был уже запущен: пьеса построена на превращении чистых звуков в скрежещущие незвуки. Классическую квартетную часть завершило сочинение Николая Рославца. Третий квартет – сложный, устроенный из множества наслаивающихся друг на друга линий инструментов, – был филигранно исполнен музыкантами.

Концерт, посвященный математике и авангарду, сложно представить без терменвокса – изобретения советского ученого и музыканта Льва Термена. Инструмент был популярен некоторое время после создания, а вот дальше употреблялся все меньше. Олеся Ростовская – одна из немногих исполнительниц на терменвоксе в мире – на концерте в филармонии представила свою Инвенцию. Эта миниатюра – редкий пример в композиторской практике, потому что в ней при игре задействована только левая рука. Затем Ростовская и квинтет струнных (к квартету присоединился контрабасист Сергей Карачун) исполнили, пожалуй, самое популярное сочинение для терменвокса и ансамбля: сентиментальную и по-голливудски прекрасную Первую аэрофоническую сюиту Иосифа Шиллингера.

Завершали концерт сочинения современных авторов – Юрия Каспарова и Татьяны Герасимёнок. В них объединяющей стала тема иллюзий. В первом – «Женщина в белом», пьесе для квартета и двух коротких фонограмм – Каспаров исследовал в музыке явление миражей, которые влияют на психику людей в экстремальных условиях (например, у альпинистов). Второе – «Колыбельная фосфенов» для шести медных инструментов и объектов – было связано со зрительными эффектами, возникающими без светового воздействия. Герасимёнок написала эту пьесу для немецких школьников, занимавшихся по классу медных инструментов. На концерте в Москве эти партии исполняли струнники, духовики и музыковед: солисты квартета, Дарья Вершинина, Максим Лозовой и Елизавета Гершунская.

«Колыбельную фосфенов» можно считать авангардной по своей сути. В сочинении задействованы разные параметры композиции: использование классических инструментов и бытовых объектов, видео, оригинальное пространственное решение (музыканты начинали играть за дверьми зала, а затем располагались на сцене). Но главное – в ней могут участвовать люди, у которых нет музыкального образования. Идея переосмысления профессионализма – важная часть культуры авангарда, именно с ней связано активное подключение неофитов к процессу создания произведений искусства. В пьесе в качестве новичков выступали школьники или взрослые музыканты, которые впервые играли на медных духовых. Герасимёнок здесь работала и с темой норм поведения: в течение сочинения исполнители дудели на предельном уровне громкости, ходили, шумно передвигали стульями и ногами – то есть совершали действия, которые не могут происходить на классическом концерте. «Колыбельная фосфенов» – это праздник непослушания и классный способ освобождения музыкантов и слушателей от предрассудков.

От милосердия не убежишь События

От милосердия не убежишь

Ричард Джонс поставил «Милосердие Тита» Моцарта в Лондоне

Коварство, любовь и Гендель События

Коварство, любовь и Гендель

На Новой сцене Большого театра под конец сезона состоялась важная премьера – первая в России постановка оперы Георга Фридриха Генделя «Ариодант».

Джулиус Истман: Феникс, восставший из пепла События

Джулиус Истман: Феникс, восставший из пепла

О новом витке интереса к творчеству забытого американского композитора

Они уходят от нас События

Они уходят от нас

Памяти Вадима Моисеевича Гаевского