Баттл по-русски: песня, сказка или рок События

Баттл по-русски: песня, сказка или рок

Три направления российского мюзикла представили в Москве конкурсанты «Золотой Маски»

Каждый из спектаклей отмечен внушительным количеством номинаций: одиннадцать – у «Капитанской дочки» Алтайского музыкального театра (Барнаул), девять – у «Фомы» Музыкального театра Новосибирска, восемь – у «Серебряного копытца» Театра музыки, драмы и комедии Новоуральска. Интересные как самостоятельные художественные единицы, разительно непохожие и даже полярные друг другу, спектакли-номинанты не просто столкнулись в конкурсном «баттле», но и обозначили тренды, в рамках которых развивается российский мюзикл сегодня. А заодно выступили противовесом «прозападным» форматам двух других конкурсантов своей группы — московскому «Магазинчику ужасов», который является российской адаптацией американского мюзикла, и екатеринбургской «Сильве», обозначенной в афише как «трансильванское кабаре» и фактически представляющей мюзикл-парафраз на темы кальмановской оперетты.

Показанная на сцене РАМТ «Капитанская дочка» с музыкой Евгения Загота (номинация «Работа композитора») и либретто Карена Кавалеряна создана по заказу Алтайского музыкального театра. Спектакль продолжает линию российских авторских мюзиклов с уже сложившейся формулой: известный литературный сюжет (в данном случае пушкинского романа) с акцентом на мелодраматической линии плюс динамичная драматургия, в которой сольные номера, ансамбли и хоры чередуются с разговорными диалогами плюс потенциальные песенные «шлягеры». В качестве музыкальных источников вдохновения композитор называет казацкую песню XVIIIXIX веков и отдельные страницы творчества Гарика Сукачева. Но ни то, ни другое не адаптирует в чистом виде, отдавая предпочтение стилистике популярной эстрадной песни, которую трактует в самых разных наклонениях (разбойничья «Мой первый друг – булатный меч», комичная песня Савельича про заячий тулупчик, разудалый ансамбль гвардейцев «Тройка, семерка, дама», лирический дуэт Маши и Гринёва «Отчего так бьется сердце» и т.д.).

Сцена из мюзикла «Капитанская дочка». Маша — Мария Евтеева

Спектакль получился цельным, ярким, запоминающимся. И это коллективная заслуга. Не случайно «Капитанская дочка» получила рекордное число частных номинаций: помимо композитора Евгения Загота выдвинуты дирижер Денис Немирович-Данченко, режиссер Константин Яковлев, режиссер по пластике Татьяна Безменова, художник (сценография и костюмы) Елена Турчанинова, исполнители главных партий Мария Евтеева (Маша Миронова) и Андрей Булгаков (Петр Гринёв), а также артисты второго плана – Сергей Автоманов (Емельян Пугачёв) и Анна Кожевникова (Буга).

Вместе с тем общее впечатление от спектакля могло быть выше, если бы не проблемы с подзвучкой и качеством вокала (безупречным он был лишь у Марии Евтеевой). К числу слабых сторон можно отнести и довольно прямолинейные образные характеристики, в том числе придуманного авторами мюзикла аллегорического персонажа под названием Лихо (вокальное исполнение – Дмитрий Иванов, пластическое – Владимир Давыдов). Спорной выглядит и сюжетная развязка: в либретто купирован пушкинский персонаж – Екатерина II, а в качестве ожидаемого хэппи-энда добавлены сцены показаний Маши в суде и раскаяния Швабрина (его партию с неожиданным для этой роли кавказским темпераментом воплотил Насими Нариманов).

Сцена из музыкальной сказки «Серебряное копытце». Кокованя — Владимир Розин

Среди конкурсантов раздела «Оперетта/мюзикл» новоуральский спектакль «Серебряное копытце», сыгранный на сцене Московского драматического театра имени А.С.Пушкина, выглядит редкой экзотикой. По жанру это не оперетта, не мюзикл, а музыкальная сказка с возрастным цензом 0+ и компактным пятидесятиминутным хронометражем. Столь же непривычна содержательная сторона спектакля, уводящая в поэтику волшебной сказки, народных обрядов, самобытной культуры российской глубинки.

Музыкальность и сказочность – две доминанты новоуральского спектакля. Первая рождается россыпью обрядовых плясок, песен, закличек, наполняющих театральное пространство пряным ароматом русского фольклора. А то и вовсе разливается мастерски воссозданным звуковым фоном деревенской жизни с завыванием ветра, скрипом колодезной цепи, цокотом копыт и собачьим лаем.

Сказочность здесь тоже особая. Положенная в основу спектакля история Павла Бажова про добросердечного старого охотника Кокованю (Владимир Розин – номинация «Мужская роль») и его воспитанницу, застенчивую девчушку-сироту Даренку (Анна Костарева – номинация «Женская роль»), развертывается не только в сюжетном повествовании и волшебных спецэффектах, самый впечатляющий из которых – явление сверкающего козла с серебряным копытцем. Важна еще и удачно схваченная манера уральского говора, который, словно недостающий фрагмент пазла, дополнил талантливо переданный на сцене дивный образ русской старины.

Но есть еще одна незримая составляющая, без которой мягкая доверительная атмосфера «Серебряного копытца» вряд ли бы сложилась. Хормейстер-постановщик Евгения Решетникова (номинация «Работа дирижера) сравнивает спектакль с образом «маминой колыбельной», которая для каждого ребенка «звучит понятно и правильно». Музыкальная сказка новоуральцев, действительно, получилась искренней, теплой и очень… женской. Возможно, разгадка этого – в подавляющем большинстве женской части постановочной команды. Помимо Евгении Решетниковой это режиссер-постановщик и автор инсценировки Анастасия Старцева (номинация «Работа режиссера), художник Мария Скобелева (номинации «Работа художника» и «Работа художника по костюмам»), балетмейстер-постановщик Наталья Володькина. Эксперты отметили номинацией также работу художника по свету Антона Ежова, осветившего действо так, что не осталось никаких сомнений, что волшебство может случиться и сегодня.

Сцена из мюзикла «Фома». Фома — Александр Крюков, Людмила — Анна Ставская

Показать «Фому» рок-мюзикл по песням Юрия Шевчука, в финале конкурсного марафона «Золотой Маски» – ход беспроигрышный. Аншлаг был предсказуем еще до старта продаж билетов. Зал Российского молодежного театра с трудом вместил всех «своих», соблюдая рассадку чисто символически. К концу спектакля чинная театральная публика напоминала фан-зону на рок-концерте. И дело не только в телефонах-фонариках, которые зажглись сначала в руках администраторов, а потом мгновенно разнеслись по залу (кажется, только ленивый не написал в соцсетях о замеченном в клане фанатов Владимире Урине). «Это все, что останется после меня», – пел на сцене Александр Крюков, исполнитель роли Фомы (убедительная вокальная и актерская работа, а также снайперское попадание по тембру и внешнему сходству с прототипом главного героя; номинация «Мужская роль»). Ему вторил каст артистов, высыпавших на сцену в преддверии поклонов. И вторил зал, откликавшийся если не голосом, то сердцем. Ликование, овации, танцы в партере и жестовые приветствия артистов со зрителями («дай пятюню!») – финал спектакля был выстроен по всем канонам рок-концерта. И это тоже сработало на идею.

Работа Новосибирского музыкального театра точно попала в запрос времени. Это история о свободе. Свободе слова, выбора, творчества. О герое с независимой гражданской позицией. История, пронизанная песнями, в которых, как в хрестоматии, можно прочитать историю последних десятилетий нашей страны.

Сцена из мюзикла «Фома»

Идея мюзикла родилась три года назад у Филиппа Разенкова (номинация «Работа режиссера»). Когда-то он исполнял песни «ДДТ» в подростковой рок-группе, играя на клавишных. Спустя десять-пятнадцать лет заново открыл творчество группы, переехав в Уфу (с 2017 года Филипп Разенков – главный режиссер Башкирского государственного театра оперы и балета). Уфа – город, который в начале 1980-х зажег творческую звезду лидера «ДДТ», потом вытолкнул его в «свободное плавание» с билетом в один конец, а сегодня каждый уфимец гордится знакомством с легендарным музыкантом через два или максимум три рукопожатия.

Мюзикл «Фома», хотя и имеет биографическую основу, все же мыслится авторами как собирательная и обобщенная история рок-музыканта поколения Юрия Шевчука. Мысль дать главному герою спектакля вымышленное имя по названию одной из песен «ДДТ» пришла автору либретто Константину Рубинскому. А вынести Фому в заглавие мюзикла предложил сам Юрий Юлианович на личной встрече с авторами-постановщиками спектакля, когда он «благословил» идею мюзикла. Так и сложилось. «Фома неверующий. Образ сомневающегося, ищущего человека. И очень русское понятие, объемное и нейтральное одновременно», – рассуждает режиссер-постановщик Филипп Разенков.

Как и положено мюзиклу, «Фома» – это история любви. Здесь история счастливая и трагичная (реальные прототипы – Юрий Шевчук и его первая жена и муза Эльмира, которая умерла от рака в 24-летнем возрасте). Партию главной героини, которую в спектакле зовут Людмилой (по названию песни «Ночь Людмила»), в «масочном» спектакле исполнила Анна Ставская (номинация «Женская роль»), покорив актерским обаянием и танцевальными мизансценами (здесь пластическое решение хореографа-постановщика Ярослава Францева удачно соединилось с профессиональным танцевальным бэкграундом актрисы).

Сцена из мюзикла «Фома». Илья — Алексей Коновалов, Фома — Александр Крюков, Саша — Никита Воробьев

Надо признать, что мюзикл «Фома» цепляет прежде всего самим музыкальным материалом. «Наша цель была не только грамотно встроить “хиты” в сценический текст, но и познакомить с малоизвестными песнями “ДДТ” уфимского периода. “Периферия”, “Хиппаны”, “Песня о дохлой собаке”… Когда я впервые прослушал ранние альбомы Шевчука, был поражен, насколько они выглядят прогрессивно и сегодня», – замечает Филипп Разенков.

Мюзикл получился живым, добрым, ироничным и (что особенно важно) музыкально убедительным. Постановщикам и артистам удалось сохранить тонкую грань правды и вымысла. Удалось выдержать баланс линейной повествовательности и вторичных политических смыслов, на которые зал то и дело взрывался смехом и аплодисментами. Удалось провести спектакль на одном дыхании без драматургических простоев и пауз. В этой связи следует особо отметить работу музыкального руководителя и дирижера-постановщика Александра Новикова (номинация «Работа дирижера»). Ему же принадлежит музыкальная партитура с новыми аранжировками песен «ДДТ» для разных вокальных составов (дуэты, терцеты, хоровые переложения) в сопровождении симфонического оркестра и кавер-группы «Красный берег». Как работа художника по свету меняет готовую «картинку» спектакля, так и ремейки легендарных песен, подчинившись жанровым канонам рок-мюзикла, по-новому осветили суровые мужские песни под гитару. В этом смысле один из самых ярких примеров – лирическая линия главных героев, которая выстраивается от дуэта «Актриса весна» в прологе спектакля (выход актеров из зала) и любовного гимна «Новое сердце» в первом действии до пронзительных монологов-прощаний во втором – Ее («Теперь я на воле, я белая птица») и Его («Ты будешь вечно со мной»). В ряду музыкальных открытий спектакля можно назвать и преобразованную в соул-балладу песню «Бродяга». В спектакле она звучит как трио закадычных друзей – Ильи (Алексей Коновалов), Фомы (Александр Крюков) и Саши (Никита Воробьев, номинация «Роль второго плана») и посвящается всем участникам Чеченской войны (на заднике сцены транслируются кадры военной хроники, которые снимал сам Юрий Шевчук во время поездок в Чечню).

Сцена из мюзикла «Фома»

Визуальная составляющая спектакля сложилась в крепкой командной работе. Остроумные декорации Елены Вершининой (номинация «Работа художника») упаковывают сцену в фанерную конструкцию питерского двора-колодца и по ходу действия дополняются приметами места и времени. Здесь и курсирующие на заднике сцены макеты (тоже фанерные) – то памятника Ленину, то православной церкви, или рисованные в стиле комиксов таблички с лицами питерцев разных поколений – от Достоевского и Гоголя, Чайковского и Мусоргского до Бутусова и Кинчева (последние возникают как визуальная квазицитата клипа «Осень»). Нейтральный цветовой фон сценографии дополнен палитрой российского триколора в костюмах Екатерины Малининой (номинация «Работа художника по костюмам»). А выразительный свет Ирины Вторниковой (номинация «Работа художника по свету») точно фиксирует смену времени-места-действия и, главное, атмосферу мизансцен.

«Масочные» показы спектаклей раздела «Оперетта/мюзикл» завершены. Театралы и критики делают ставки. Решение жюри будет озвучено 22 апреля. А пока можно констатировать, что выбор в этом году точно есть.

Второе рождение Александра Невского События

Второе рождение Александра Невского

На фестивале Юрия Башмета в Ярославле отпраздновали 800-летие Александра Невского

В ожидании Азизы События

В ожидании Азизы

В Московской филармонии состоялся концерт джазовой группы молодого московско-азербайджанского пианиста, педагога, джазмена и исследователя мугама – Риада Маммадова

Дым и флер парижских салонов События

Дым и флер парижских салонов

В Астрахани состоялась премьера балета о Шопене и Жорж Санд

От небес до центра земли События

От небес до центра земли

В Казанском ГБКЗ имени С. Сайдашева прошел концерт «Брависсимо, скрипка!»