Beethoven. Songs & Folksongs <br>Antonio Pappano. Ian Bostridge <br>Parlophone Релизы

Beethoven. Songs & Folksongs
Antonio Pappano. Ian Bostridge
Parlophone

Свой вариант песенных циклов Бетховена предлагает Иен Бостридж вместе со знаменитым дирижером Антонио Паппано, который здесь выступает в качестве пианиста, а также со скрипачкой Вильде Франги виолончелистом Николасом Альтштедтом.

Новый диск, где собраны и популярные, и редко исполняемые опусы, – сотворчество истинных и давних соратников. Бостридж обладает камерным голосом, который он сам называет легким и светлым. Задача певца, как он ее понимает, – искать в бетховенских песнях разного рода вокальные краски, вплоть до необычных. «Антонио переполнен фантастической энергией, он – феноменальное “животное”, живущее музыкой и сценой. Громадная привилегия работать с ним». Так говорил Бостридж в интервью. Так что соавторы легко посвятили запись Бетховена выявлению эмоциональной стороны музыкального материала. Того, что европейская пресса назвала «мощным драматическим инстинктом, для которого слова и стоящие за ними смыслы имеют такое же значение, как и музыка». Причем темпераментный Паппано тут удивительно скромен и чуток к вокалу.

Цикл «К далекой возлюб­ленной», который многие называют вершиной песенного творчества Бетховена (своеобразное «песенное рондо», посвященное переживаниям влюбленного на фоне природы, данным нон-стоп), певец воспроизводит с тщательным вниманием ко всем деталям. Словно видишь и переживаешь все: стрижи в вышине, бегущие по небу облака, панорамы гор и долин, журчащие ручьи и весенний бриз, сопровождающий душевные излияния, Простота и естественность, исповедальность и трогательность, воодушевление и печаль, знакомые каждому, – все качества Lied Бостридж искусно формирует голосом. Он легко переходит от разлитой в музыке меланхолии к энергичным всплескам финалов. Иногда чуть сладковато и томно, иногда – немного теряясь в верхних нотах, но чаще – проникновенно, и, как поется в одной из песен, «без искусственной пышности, без прикрас», с домашней интонацией.

Перед Sehnsucht Гёте в четырех музыкальных вариантах (тут просто исследование темпов и настроений) Бостридж с лирическим волнением поет знаменитую «Аделаиду» на слова Маттиссона (куда же безнее?). Потом чарует исполнением красивейшей «Покорности судьбе» на стихи фон Хаугвица, где вечное страдание чередуется с временным протестом. Броско – насколько это слово применимо к его прозрачному голосу – исполняет песню «Из Фауста Гёте». Зловеще сетует на итальянском языке в «замогильной» лирике In questa tomba oscura. Перед финалом, то скача галопом, то замедляя темп, как улитка, в поисках сложной фольклорно-классической интонации, исполняет ирландские, английские, валлийские и шотландские песни, обработки которых Бетховен делал по заказу шотландского издателя Томсона. И завершает диск хитом – «Сурком» на стихи Гёте, где растворяет «вздохи, тонущие в пространстве» в потоке трепетного, но музыкально мягкого волнения романтического героя.

Канчели: Музыка театра и кино для кларнета и фортепиано </br>Полина Осетинская, Юлиан Милкис </br>Мелодия Релизы

Канчели: Музыка театра и кино для кларнета и фортепиано
Полина Осетинская, Юлиан Милкис
Мелодия

Thomas Adès: Märchentänze, </br>Hotel Suite from Powder Her Face, Lieux retrouvés & Dawn </br> Pekka Kuusisto, Tomas Nuñez, </br>Finnish Radio Symphony Orchestra, Nicholas Collon </br> Ondine Релизы

Thomas Adès: Märchentänze,
Hotel Suite from Powder Her Face, Lieux retrouvés & Dawn
Pekka Kuusisto, Tomas Nuñez,
Finnish Radio Symphony Orchestra, Nicholas Collon 
Ondine

Evan Johnson </br>L’art de toucher </br>Another Timbre Релизы

Evan Johnson
L’art de toucher
Another Timbre

Шопен. Концерты для фортепиано с оркестром </br>Екатерина Мечетина </br>АСО Московской филармонии </br>Юрий Симонов </br>Мелодия Релизы

Шопен. Концерты для фортепиано с оркестром
Екатерина Мечетина
АСО Московской филармонии 
Юрий Симонов 
Мелодия