Бетховен и русские меценаты Книги

Бетховен и русские меценаты

Вышла новая книга Ларисы Кириллиной, посвященная творческим связям знаменитого венского классика с русской культурой

Среди отечественных музыковедов Лариса Кириллина занимает особое место: ей в равной степени близки все эпохи – Гендель, Бетховен, Ноно и Берио, случаются в ее творчестве заходы и в русскую музыку. Пишет этот автор всегда содержательно, погружая в контекст эпохи и знакомя с огромным количеством новых фактов. Работа с источниками – одна из сильнейших сторон, как и умение обернуть эти факты в увлекательную оболочку и дать им интересную обоснованную интерпретацию.

Что касается Бетховена, то с ним Лариса Кириллина «на дружеской ноге» еще со студенческих времен. Написаны статьи, двухтомник о творчестве, биография в серии ЖЗЛ, выпущены подкасты в виде серии лекций на ресурсе magisteria.ru. И вот, потянув за одну из ниточек большого клубка тем, затронутых в этих книгах, наш автор написал целую книгу: «Бетховен и русские меценаты».

«Меня всегда очень занимала эта тема, –  рассказала Лариса Кириллина на презентации на ярмарке non/fictioN. – Как историк, я озаботилась вопросом: а как было на самом деле? Мелькают одни и те же имена, факты, а ссылки ведут на зарубежные книги, а не на первоисточники. И я решила попытаться порыться в наших архивах. В результате моих поисков акцент сместился. Мы всегда представляли фигуру гения, вокруг которого склоняются восхищенные меценаты и несут крупные суммы на золотом блюде. На деле – совсем наоборот: аристократы из знаменитых семей Европы – и где-то на втором плане фигура музыканта без титулов, без состояний, но обладавшего гениальным даром и заставлявшего о себе говорить».

 

Истоки дружбы Бетховена с великими мира сего ведут на его родину, в Бонн – тогда маленький, городок, бывший, правда, резиденцией курфюрста и архиепископа Кёльнского. По словам Кириллиной, «место вполне идиллическое, уютное, променад вокруг Рейна сохранился до сих пор, как на старинных гравюрах». Но важнейшая деталь: там работали посольства иностранных государств. «В маленьком Бонне, где практически все жители знали друг друга в лицо, а общественная жизнь протекала на небольшом пятачке между дворцом, собором и ратушей, социальные барьеры не выглядели непреодолимыми. Будучи мальчиком, Бетховен благодаря своему выдающемуся дарованию оказался вхож и в резиденцию курфюрста, и в придворный театр, и в светские салоны, и в дома иностранных дипломатов».

Завязавшиеся знакомства молодой Бетховен активно поддерживал в дружеской переписке. Например, в 1795 году он писал дипломату Георгу Струве (представители этой фамилии впоследствии немало сделали для русской культуры): «Мне здесь живется пока хорошо, я приближаюсь к намеченным мною целям. Как скоро я отсюда уеду, определить точно я еще не могу. Мое первое путешествие должно быть в Италию, затем, вероятно, в Россию. Ты, надеюсь, непременно напишешь мне, во сколько обойдется путь отсюда в Петербург?»

В книге также отдельные главы посвящены графу Андрею Разумовскому, русской императорской чете – Елизавете Алексеевне и Александру I, князю Николаю Борисовичу Голицыну. Внутри них «всплывают» разные имена, интригующие факты, рассказы о неосуществленных проектах и пропавших партитурах… Часто повествование приобретает детективный характер, как в случае с историей подарка – перстня с рубинами и алмазами, якобы полученного Бетховеном от императрицы Елизаветы Алексеевны. Чтобы узнать истину, автор «прокопала» многие документы императорского кабинета в Российском государственном историческом архиве, и читатели смогут узнать множество интереснейших деталей о личности и деяниях этой августейшей особы.

Примечателен и такой момент: многие персоны, упомянутые в книге, имели немецкие или польские фамилии, некоторые из них не были русскими по крови и даже не знали русского языка, хотя находились на службе у Российской империи. Как уточняет автор, понятие «русские» в ту эпоху имело обобщающий характер и относилось ко всем подданным российских монархов, будь то украинцы, немцы, поляки или жители прибалтийских провинций.

 

Отдельно стоит сказать о полиграфическом решении: бумага темноватого колора и шершавая на ощупь (словно мы держим старинный фолиант), подкрашенные старинные гравюры – все это создает особую атмосферу, способствующую погружению в историю. При этом – серьезнейший справочный аппарат: списки архивов и литературы, откуда автор черпал источники, приложения, где полностью приведены отдельные письма Бетховена. Вот, к примеру, что писал князь Николай Голицын 16 июня 1824 года:

«Недавно я узнал из газет, что король Франции наградил Вас медалью. Если бы все монархи подражали французскому королю в воздаянии почестей Вашим заслугам! Однако предупреждаю Вас, что здешний двор мало интересуется музыкой; всеми овладело жалкое шарлатанство в духе Россини. Священный огонь прекрасной музыки поддерживается лишь немногими, а ведь Вы знаете, что право всегда на стороне большинства. Гениальные люди, подобные Вам, оказываются вознаграждены неизменно справедливым суждением потомков, но для гения, не имеющего средств к существованию, это грустное утешение. Согласно недавно изданному и опубликованному во всех газетах указу, все иностранные артисты, желающие посвятить свои произведения Е[го] В[еличеству], должны обращаться к министру иностранных дел графу Нессельроде. Если Вы намерены посвятить свою мессу Е[го] В[еличеству], я советую Вам просто написать гр[афу] Нессельроде: Ваше имя под письмом будет наилучшей рекомендацией, а граф имеет честь быть музыкантом.

Если Вы отдадите мессу в печать, я постараюсь распространить столько экземпляров, сколько смогу. Только Вам следовало бы учесть, что произведение такого рода не сможет найти столь же легкий сбыт, как любое другое, более простое для исполнения, и, так сказать, обыденное. – Ведь для исполнения мессы требуются оркестр, хор и солисты. Для тех же, кто не в состоянии собрать их всех вместе (а таких большинство), партитура должна казаться бесполезной. К несчастью, лишь немногие смогут приобрести экземпляр партитуры с целью ее изучения и размышления, чего эта месса заслуживает. – Скажу Вам, что такие произведения, как Сонаты и Квартеты, способны разойтись намного легче. Посему надеюсь, что Вы пришлете большее количество их экземпляров. – Мне бы очень хотелось, чтобы в ближайшем письме Вы мне сообщили, каким произведением Вы в данный момент занимаетесь и чего нам можно ожидать от Вашего гения».

Книга снабжена указателями имен и произведений Бетховена, упомянутых в тексте, что позволяет четче сориентироваться в круге лиц и явлений. В общем, труд – на радость как любителям, так и знатокам.

Кириллина Л.В. Бетховен и русские меценаты. М.: Бослен, 2022. – 400 с.: ил. ISBN 978-5-91187-411-7

Сол Юрок – великий импресарио Книги

Сол Юрок – великий импресарио

Опубликованы мемуары Сола Юрока

Большой театр – коробка с марионетками? Книги

Большой театр – коробка с марионетками?

В издательстве «Молодая гвардия» вышла новая книга Александра Васькина о Большом театре

Флейта Андреа Бочелли и собака Теодора Курентзиса Книги

Флейта Андреа Бочелли и собака Теодора Курентзиса

Вышла книга интервью с героями телепередачи «Энигма»

Скелеты в шкафу и покрытые мраком тайны Книги

Скелеты в шкафу и покрытые мраком тайны

Женский литературный подход к «прогрессивно»-«альтернативным» направлениям, панк-биография и запоздалое любовное послание