Бетховен, камера, мотор Год Бетховена

Бетховен, камера, мотор

Все симфонии Бетховена прозвучат в проекте Digital Orchestra

Дрон поднимается под потолок полупустого зала петербургского пространства Design district DAA. Долетев до центра, он зависает над оркестром: среди стогов сена звучит «Пасторальная» симфония Бетховена. Голоса инструментов эхом отражаются от бетонных стен здания бывшего завода и превращаются в неразборчивый гул. Никого не волнует плохое качество звука, оно останется за кадром, ведь все это – съемки, а запись симфонии уже состоялась. Тут другие задачи: дирижеру и оркестру нужно попадать в фонограмму, музыкальному редактору следить за оркестровыми партиями и вовремя говорить оператору, когда и кого из музыкантов снимать.

Так проходят подготовки к премьере международного некоммерческого проекта Digital Orchestra, созданного дирижером Михаилом Голиковым. Цель нового начинания маэстро видит в популяризации классической музыки в цифровом пространстве. И несмотря на то, что слово «digital» последнее время часто связано с онлайн-­форматами периода пандемии, проект был задуман еще до всех перемен. В перспективе он предполагает взаимодействие лучших музыкантов со всего мира, постоянную мобильность состава, а также образовательную программу и возможность открытого диалога слушателей с музыкантами и композиторами.

Дебютировать Digital Orchestra будет с симфониями Бетховена на онлайн-­фестивале Classic@Home – BEE250VEN к 250-летию композитора (с 21 по 29 августа). По словам Голикова, музыка Бетховена для него – это такая же Библия, как и музыка Баха для многих музыкантов. И, пожалуй, Digital Orchestra by Golikov – пока самый необычный проект в честь юбилея классика.

В век продающей картинки при желании ­что-то популяризировать ставка делается на качественный визуальный ряд. И в случае с классической музыкой, как оказалось, тоже. Поэтому видео исполнения симфоний сняты не только красиво, но и в эффектных локациях – например, в трамвайном депо, Музее Street-­Art, Петропавловской крепости, Витебском вокзале. Впечатление планируют произвести и эпатажными действиями: так, если в начале исполнения стога сена лежат нетронутыми, то в конце они будут полыхать огнем.

Михаил Голиков

На несколько вопросов о музыке Бетховена и предстоящем проекте Михаил Голиков (МГ) ответил корреспонденту «Музыкальной жизни» Марии Невидимовой (МН).

МН Михаил, записи симфоний Бетховена – это наиболее частый объект сравнения дирижерских интерпретаций. Какую запись вы сами любите больше всего?

МГ Конечно, я люблю Караяна, но не во всех симфониях. Иногда мне очень нравится глубокое наполнение музыки Бетховена у Вильгельма Фуртвенглера, и я всегда с интересом наблюдаю за Леонардом Бернстайном – гениальный композитор, но и как дирижер, и как музыкант он, на мой взгляд, состоялся не меньше, и по-человечески он мне очень близок.

Вообще, музыка – это клапан эмоций, и меня всегда вдохновляют записи, которые вызывают напряжение внимания и мурашки, заставляют тебя вдруг ощутить себя по-другому. А при подготовке к этому проекту мне было очень интересно, что делают молодые дирижеры.

МН При длительной работе с музыкой композитора у дирижера могут возникнуть вопросы к нему, но чаще всего задать их уже невозможно. Что бы вы спросили у Бетховена, если бы был такой шанс?

МГ Ох, я бы задал ему много вопросов. Но в первую очередь я бы, конечно, спросил об одном: как он сумел написать такую Девятую симфонию – такую живую, такую глубокую, такую человеческую и объемную, будучи абсолютно глухим.

Но как дирижер и интерпретатор я предпочитаю искать ответы в музыке – и в ней очень много ответов. Порой бывает, что и ныне живущие композиторы, с которыми я работаю, не могут словами объяснить, что же они хотели сказать. Я нахожу ответ на этот вопрос в их музыке, в ее интонациях и паузах, и потом композиторы признают, что мои предположения верны, а они просто не могли подобрать для этого слова. Как если бы Бог послал мелодию или ощущение, которое нельзя объяснить.

МН Работа дирижера напоминает работу хирурга. Она всегда связана с видимым процессом и готовым результатом. Хирург видит последний шов, а у дирижера таким «швом» становится своего рода люфтпауза между последней нотой, которую сыграл оркестр, и аплодисментами. Формат Digital Orchestra тоже дает результат, но, видимо, это результат совершенно иного рода. Каков он?

МГ Эта люфтпауза остается и здесь, но теперь – в формате наших взаимоотношений с музыкантами. В эту короткую паузу в конце записи каждый для себя ­что-то оценивает, ощущает друг друга и, возможно, чувствует будущий потенциал всего процесса. Но я могу сказать честно и открыто: зрителей, конечно, не хватает. Это просто другой формат – и он со своими прекрасными особенностями.

Запись Восьмой симфонии Бетховена в Музее электрического транспорта

Ходите в масках, миллионы! Год Бетховена

Ходите в масках, миллионы!

Московский камерный оркестр Musica Viva открыл новый сезон нетривиальным прочтением Девятой симфонии Бетховена

Музей или эталон? Год Бетховена

Музей или эталон?

Квартеты Бетховена от Квартета Бетховена и «Фирмы Мелодия»

Маттиас Гёрне: <br>«Обнимитесь, миллионы» спеть легко Год Бетховена

Маттиас Гёрне:
«Обнимитесь, миллионы» спеть легко

Немецкий бас-баритон Маттиас Гёрне – выдающийся интерпретатор Kunstlied.

Новый «Эгмонт» Год Бетховена

Новый «Эгмонт»

В венском театре «Ан-дер-­Вин» состоялась премьера оперы Кристиана Йоста по мотивам трагедии Гёте