Бетховен. Сонаты для скрипки и фортепиано №№ 6–8 <br>Владислав Песин, Юрий Мартынов <br>Мелодия digital Релизы

Бетховен. Сонаты для скрипки и фортепиано №№ 6–8
Владислав Песин, Юрий Мартынов
Мелодия digital

Этот диск – идеальная иллюстрация единства европейской и русской культур, как бы оно ни менялось со времен классицизма до наших дней. Три сонаты венского композитора Бетховена покорнейше посвящены русскому императору Александру I. Сегодня их исполняют российские музыканты на европейских инструментах. Петербуржец Владислав Песин играет на скрипке работы неизвестного нижнеавстрийского мастера рубежа XVIII–XIX веков. Москвич Юрий Мартынов – на фортепиано, напротив, более чем известного венского мастера Антона Вальтера, чьи инструменты так нравились современникам, что один из них отважился купить даже небогатый Моцарт. Молоточковое фортепиано, созданное Вальтером в 1805 году, в 2012-м скопировал мастер из Техаса Пол МакНалти – он сделал это в Чехии, где основал свою мастерскую: именно в Чехии растут нужные для старинных роялей сорта дерева, объясняет нам на YouTube жена мастера Вивиана Софроницкая, дочь великого русского пианиста. Воссозданный в строе 430 герц рояль Антона Вальтера ныне находится в хозяйстве оркестра musicAeterna в петербургском Доме радио, где в 2020 году и была сделана запись с концерта. Ее провел Максимильен Сьюп, звукорежиссер из европейской команды Теодора Курентзиса. Теперь цифровой релиз вышел на фирме «Мелодия».

В него залиты три скрипичные сонаты опус 30, носящие номера 6, 7 и 8. Они сочинены в 1802 году, в шаге от Девятой, «Крейцеровой», повергшей человечество в глубины блуда, и относятся к началу «героического» периода композитора, омраченному наступлением глухоты. Настроения сонат, однако, не выдают ни героики, ни душевного упадка. С аполлонически ясной Шестой контрастирует мятежно минорная Седьмая, а замыкает триаду виртуозно лживая Восьмая, состоящая из масок и уверток.

Юрий Мартынов и Владислав Песин – опытные аутентисты, хотя Мартынов играет и мейнстрим, а Песин – еще и современную музыку любых направлений, плюс к тому исполняет более популярный репертуар на пиле. На чем бы ни играл Песин, ему свой­ственна ажурная точность интонации и неукоснительное следование авторским штрихам, в чем Мартынов – его полный единомышленник. Бывают ансамбли, где интересен контраст индивидуальностей, здесь же двое мыслят всецело согласно – ведь контрастами полнится сама музыка Бетховена, и чтобы предъявить их публике, желательно действовать сообща.

Ладно настроенный дуэт равных партнеров подчеркивает достоинства каждого. Песин играет ушами и душой, а пальцы и смычок его только слушаются. Скрипка летит и разговаривает, торопит и дожидается. Событием может стать и одинокая нота, и тембровый изыск – терпкая безвибратная октава, волос, прерывисто трущий жильную струну, редкие на весь опус 30 «грибы» – пиццикато. В трелях Восьмой сонаты скрипка звучит вроде шмеля, разве что не грозя ужалить.

Мартынов, у которого две руки, смакует переченья в смежных голосах, не забывая управлять и коленными педалями. Чередуя режимы положения молоточков хаммерклавира относительно струн, он разнообразит краски; например, в последней вариации финала Шестой сонаты включается модератор, и тот же рояль начинает звучать изысканно, как через запотевший объектив. Однако ж на крупном форте старинный инструмент оказывается способен на мощное полнозвучие, нигде не теряющее внутренней ясности.

Партнеры наслаждаются неспешным согласованием квадратной ритмики с одновременно звучащими в параллельной партии триолями или секстолями, но когда надо – уверенно мчатся в связке по узким тропинкам и пересеченной местности. Финальное Presto Седьмой – огонь, как и начало Восьмой, когда дуэт на ускорении влетает в повтор экспозиции. Партнеры смакуют лукавство, с которым Бетховен маскирует среднюю часть Восьмой под менуэт, а финал – под простецкий контрданс. Теперь мы понимаем, что Арам Хачатурян, приступая к сочинению Танца с саблями, предварительно послушал финал Восьмой сонаты Бетховена для скрипки и фортепиано – разумеется, в исполнении Владислава Песина и Юрия Мартынова.

ВЛАДИМИР НЕСТЕРЕНКО, НИКОЛАЙ КУЛИКОВ, АЛЕКСЕЙ БЕККЕР <br>СО ВСЕМИ ОСТАНОВКАМИ <br>ARTBEAT MUSIC Релизы

ВЛАДИМИР НЕСТЕРЕНКО, НИКОЛАЙ КУЛИКОВ, АЛЕКСЕЙ БЕККЕР
СО ВСЕМИ ОСТАНОВКАМИ
ARTBEAT MUSIC

BURAN <br>49 MINUTES <br>KOTÄ RECORDS Релизы

BURAN
49 MINUTES
KOTÄ RECORDS

Otto M. Zykan, <br>Duncan Honeybourne <br>Schönberg, Scriabin, Otto Zykan <br>Prima Facie/ORF Релизы

Otto M. Zykan,
Duncan Honeybourne
Schönberg, Scriabin, Otto Zykan
Prima Facie/ORF

Кто мог любить так страстно… Музыка русского сентиментализма для скрипки <br>Солисты Екатерины Великой <br>Н.Леонтьев, И.Юнкин, И.Дубровский <br>ReachSound.Art Релизы

Кто мог любить так страстно… Музыка русского сентиментализма для скрипки
Солисты Екатерины Великой
Н.Леонтьев, И.Юнкин, И.Дубровский
ReachSound.Art