Без стука судьбы События

Без стука судьбы

Госоркестр Республики Татарстан исполнил классицистские симфонии Бетховена

Год Бетховена, чье 250-летие мир отмечал в 2020-м, закончился, но концертные программы из музыки композитора не идут на убыль. Напротив: один из самых амбициозных проектов проходит сейчас в Казани. X Юбилейный фестиваль «Рахлинские сезоны» объединил восемь симфоний венского классика, все кроме Девятой, которая увенчает сезон в конце июня. Все четыре вечера на сцене Большого концертного зала – Госоркестр Республики Татарстан, но дирижеры – разные: на открытии 3 апреля своим коллективом управлял худрук Александр Сладковский, 7 апреля у пульта встал гость из Франции Марк Пиолле, а 10-го – Михаэль Гюттлер из Германии. И именно немецкому маэстро выпала непростая задача представить публике наименее известную музыку своего соотечественника. Как оказалось, отсутствие хитов вовсе не стало помехой для взаимопонимания между слушателями и артистами.

В первом отделении концерта прозвучали Первая и Вторая симфонии, во втором – Четвертая. Представляя программу, доктор искусствоведения, профессор Евгения Кривицкая отметила, что эти произведения нечасто исполняются даже по отдельности, а тем более – вместе.

«Это не привычный нам героический Бетховен, призывающий «Обнимитесь, миллионы». Это Бетховен, связанный с традициями XVIII века», – сразу обозначила стилевой ракурс ведущая вечера. И действительно, организаторы фестиваля проявили немалую смелость, сформировав такую программу. Обычно эти «классицистские» симфонии если и попадают в репертуар, то дополняются чем-то более знакомым широкой публике. Скажем, Третьей или Пятой симфониями. Но дело не только в узнаваемости, но и в контрасте. Считается, что зрителя нельзя «перегружать» одноплановыми вещами. Однако и первые две, и Четвертая симфонии как раз весьма близки друг другу – и по отсутствию явного романтического драматизма, и по доминирующему светлому колориту (показательно, что все части этих симфоний написаны в мажоре).

Михаэль Гюттлер

Михаэль Гюттлер, надо признать, и не пытался «драматизировать» шедевры. Напротив, интерпретировал их подчеркнуто воздушно, без бетховенской суровости и претензий на философский масштаб. И это звучало обаятельно и легко. Вместе с тем, едва ли можно было услышать, например, в исполнении Второй симфонии те ростки героики и темы рока, которые расцветут у Бетховена позже, равно как и отзвуки личной драмы, переживаемой композитором в период написания произведения.

Евгения Кривицкая

Евгения Кривицкая, предваряя каждую симфонию увлекательным экскурсом в историю ее создания, упомянула, что Бетховен писал Вторую в городке Гейлигенштадт, куда доктора посоветовали гению уехать, чтобы отдохнуть от шумной Вены и привести в порядок свой организм. Но «за кадром» остался главный сюжет, связанный с этим периодом и местом – знаменитое Гейлигенштадское завещание. Композитор, одолеваемый глухотой и потерявший надежду устроить личную жизнь, собирался совершить самоубийство. Зная это, воспринимаешь Вторую симфонию иначе. Однако именно такое омраченное восприятие вряд ли гармонировало бы с концепцией Гюттлера. Так что в данном случае ведущая проявила исключительное чувство ансамбля и настроила зрителей именно на ту волну, которую задал дирижер.

А может, в этот тревожный год и нужно оставить в стороне драмы и увидеть в Бетховене, прежде всего, оплот вечной красоты; не предвестие Романтизма, но кульминацию позднего Классицизма, эпохи, верившей в то, что мир разумен и гармоничен? Как мы могли убедиться, казанская публика вовсе не скучала по драмам. Подход и к выбору программы, и к интерпретации оказался меломанам по душе: крики «браво», вызовы на бис, единодушные овации – все атрибуты успешного концерта были налицо. Поклонники даже простили пару мелких огрехов духовой секции (очевидно, сказалась нехватка репетиций с приглашенным маэстро, поскольку, когда за пультом Александр Сладковский, подобные шероховатости практически исключены).

Ну а впереди у оркестра – финальное испытание: еще две не самые популярные симфонии Бетховена, Шестая и Восьмая. Дирижировать будет Оливер Ведер. Но можно быть уверенным: казанская публика готова принять от любимого коллектива любую интерпретацию. А потому в успехе последнего вечера, как и фестиваля в целом, сомневаться не приходится.

Без страха смотреть на небо События

Без страха смотреть на небо

На Камерной сцене Большого театра представили «диалог» двух опер послевоенного времени

Пасха. Классика. Туризм События

Пасха. Классика. Туризм

С 1 по 9 мая в Ярославле прошел ХIII Международный музыкальный фестиваль Юрия Башмета

На тихом морском берегу События

На тихом морском берегу

Владимир Юровский приурочил фестиваль к 50-летию со дня смерти Игоря Стравинского

Второе рождение Александра Невского События

Второе рождение Александра Невского

На фестивале Юрия Башмета в Ярославле отпраздновали 800-летие Александра Невского