Больше, чем фестиваль События

Больше, чем фестиваль

ХХII Пасхальный фестиваль в этом году был долгим – 24 дня: именно столько отделяло день Светлого воскресенья (16 апреля) от Дня Победы.

В афише – десятки концертов в трех основных программах (симфонической, хоровой и звонильной). Главные звезды – сам Валерий Гергиев и его оркестр Мариинского театра – дали тридцать шесть концертов в тридцати городах, преодолев «крутой маршрут» – ни много ни мало шестнадцать тысяч километров, от Смоленска до Красноярска. И по уже сложившейся традиции музыканты передвигались на специальном чартерном поезде – своеобразном «доме на колесах».

Все вроде шло как всегда? Не совсем, были и новости. Прежде всего, фестиваль нынче посвящен 150-летию Рахманинова, который «вмешался» в выбор городов: дали концерт и на его родине – в Великом Новгороде, и – впервые! – в усадьбе в Ивановке (под Тамбовом), куда композитор почти ежегодно приезжал с 1890 по 1917 год, и где написал десятки произведений. Юбилейная дата отразилась и на репертуаре: сыграли Вторую симфонию в нескольких городах, а также – с Денисом Мацуевым – Третий и Четвертый фортепианные концерты Рахманинова. Кстати, относительно редко исполняемый Четвертый концерт на открытии возник неспроста: Валерий Абисалович считает, что его уже давно пора поставить в один ряд с самыми популярными собратьями –  Первым концертом Чайковского, Вторым и Третьим Рахманинова, а для этого чаще «вынимать с полки».

Однако репертуарный размах фестиваля гораздо шире. Главная опора – на русскую музыку (Глинка, Чайковский, Мусоргский, Римский-Корсаков, Лядов, Стравинский, Прокофьев, Шостакович, Хренников, Щедрин), но сколько прозвучало зарубежной классики: Бетховен, Россини, Шуберт, Мендельсон, Дебюсси, Брукнер, Равель, Рихард Штраус, Барток, Сибелиус! Притом очень разной: от маленьких россиниевских «штучек» до монументальных брукнеровских симфоний.

Очевидно, что гергиевское детище – это не только и не столько фестиваль, а многофункциональный, многоцелевой федеральный проект, который двигает всю отрасль академической музыки вперед. Напомню: это первый «кочевой» фестиваль, созданный большим музыкантом. В свое время это был прямо-таки революционный шаг: отправляться в регионы не на разовые гастроли, а регулярно, в форме как бы «резиденций», создавая их даже там, где нет ни музыкальных театров, ни консерваторий, ни оркестров, ни достойных залов. И – «процесс пошел». Вслед за Пасхальным стали появляться фестивали с обширной географией и других первых музыкальных лиц страны: Юрия Башмета (Сочи, Ярославль, Хабаровск, Ростов, Клин, Москва), Дениса Мацуева (Иркутск, Екатеринбург, Казань, Тюмень, Пермь, Оренбург, Челябинск, Ульяновск, Уфа), Вадима Репина («Транссибирский» фест в Новосибирске-Красноярске и не только), Ильдара Абдразакова (локации каждый раз меняются).

Все вместе они задают высокую планку музыкальной жизни огромной страны. Как следствие – все более активно и профессионально стала вести себя и «принимающая сторона», региональные филармонии. Многие обзавелись собственными значительными музыкальными фестивалями («Безумные дни» и «Евразия» в Екатеринбурге, Фестиваль Новой музыки в Омске, «Зеленый шум» в Сургуте, «Орган+» в Калининграде, «Стрелка» в Нижнем Новгороде и другие). Стали уделять куда больше внимания детским проектам, современной музыке, образовательным программам,  а также своим родным симфоническим оркестрам, понимая, что это и есть основа всего. Их уровень растет на глазах, все чаще эти коллективы выходят на федеральный уровень, становятся конкурентоспособными, заметными и смотрятся не хуже столичных оркестров – как ГАСО Татарстана, УФО Свердловской филармонии, оркестры Новосибирска, Красноярска, Омска,  Ярославля, НСО Башкирии и не только.

Валерий Гергиев с помощью Пасхального фестиваля добился и других немаловажных вещей. Например, практически с самого начала, куда бы он ни приезжал, непременно встречался с отцами города/региона: мэром или губернатором – людьми, от которых зависит материальная база отрасли, ее престиж.  Результаты были порой ошеломляющие. Скажем, в 2011 году специально для его приезда губернатор Омской области срочно, за восемь месяцев, практически с нуля построил акустический зал, и по сей день одну из лучших площадок в стране.

Вообще сооружение и реконструкция новых современных залов в России – это прямое следствие усилий Валерия Гергиева и его фестивальных поездок. Именно он построил самый первый в ХХI веке акустический зал – Мариинку-3, или Концертный зал Мариинского театра (2006). Пример оказался «заразительным», и вскоре новые площадки появились в Новосибирске, Владикавказе, Москве («Зарядье», Филармония-2), Владивостоке (оперный театр), тот самый зал в Омске; сейчас концертная площадка строится в «Сириусе», а оперные театры – в новых культурных кластерах (Кемерове, Калининграде, Севастополе, Владивостоке)…

Ну и еще. Приезд мариинцев в города и веси страны воспитал и продолжает воспитывать все новые поколения публики, которая быстро привыкла к эталонному звучанию классики. Может быть, это и есть главный результат фестиваля.

А теперь важная новость Пасхального фестиваля-2023: 16 апреля, в день открытия, Валерий Гергиев анонсировал еще один амбициозный проект – музыкальные праздники на родине классиков. Маэстро и раньше думал об этом, но только сейчас, очевидно, созрели условия. «Мы в невероятном долгу перед величайшими нашими творцами, – предварил открытие Пасхального маэстро. – Поэтому мы должны сделать фестивали на их родине, чтобы поклоняться великим русским музыкантам именно там, где они появились на свет». И уточнил, что это будут фестивали Глинки в Смоленске, Мусоргского на Псковщине, Рахманинова в Великом Новгороде, Римского-Корсакова в Тихвине (там мариинцы вообще-то уже провели три фестиваля, но Валерий Гергиев планирует их «укрупнять»), в Воткинске – на родине Чайковского – и Ораниенбауме, где родился Стравинский. Если удастся осуществить эту программу, то мы, наконец, перестанем завидовать Байройту и Зальцбургу!

Закрытие Пасхального фестиваля в этом году вышло не совсем обычным. В каскаде московских выступлений отсутствовал казавшийся незыблемым open air на Поклонной горе, но сейчас по очевидным соображениям безопасности он был отменен. Зато три финальных московских концерта порадовали разнообразием. 8 мая днем в «Зарядье» сыграли «Скифскую сюиту» Прокофьева, музыку балета «Чудесный мандарин» Бартока и целиком балет Равеля «Дафнис и Хлоя», вечером там же – «Петрушку» Стравинского и Девятую симфонию Шуберта. А на закрытии 9-го в Большом зале консерватории прозвучали Третий концерт Рахманинова и Восьмая симфония Шостаковича. Впрочем, каждый из участников заключительного аккорда приготовил сюрприз: Валерий Гергиев вне изначально заявленной программы сыграл коротенький шедевр Стравинского «Фейерверк» (1908), а Денис Мацуев на бис, помимо «Вокализа» Рахманинова, исполнил еще и нечто доселе неслыханное – собственную фантазию на темы советских военных песен («Прощай, любимый город», «Сережка с Малой Бронной и Витька с Моховой», «Давай закурим», «Синий платочек», «Смуглянка-молдаванка») в яркой и стильной фортепианной аранжировке. Зал радовался, узнавая каждую мелодию, и каждый раз взрывался аплодисментами.

Но точку в Пасхальном-2023 поставил все же Рахманинов: 10 мая в Великом Новгороде мариинцы дали дополнительный концерт, завершив его Второй симфонией.

Перемен ждут наши сердца События

Перемен ждут наши сердца

В «Новой Опере» показали «Почтальона из Лонжюмо» Адана и процитировали Виктора Цоя

Барокко по-русски События

Барокко по-русски

В музее-усадьбе «Архангельское» открылся Летний музыкальный фестиваль Barocco Nights

Кажется, <br> все завертелось <br> из-за Джезуальдо События

Кажется,
все завертелось
из-за Джезуальдо

Musica sacra, она же Musica nova События

Musica sacra, она же Musica nova

Второй сезон совместного проекта Московской филармонии и Фонда Николая Каретникова завершился премьерами