Чайковский-марафон События

Чайковский-марафон

В Музыкальном театре имени К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко открыли сезон приношением русскому классику

Этот гала-концерт планировался на закрытие сезона, как ударная точка к юбилею Петра Ильича, но пандемия отодвинула проект на сентябрь, и в каком-то смысле получилась отсроченная кульминация. После почти полугодичного перерыва артисты, хор, оркестр, наконец, смогли вернуться к публике. «Несмотря на шахматную рассадку мы духовно с вами близки как никогда», – сказал со сцены худрук оперы, главный режиссер театра Александр Титель, и пафос этих слов не мог не растрогать.

Программа удачно избежала «солянки», типичной для традиционного юбилейного гала, и даже напротив – порадовала концептуальностью. В ее основе – желание показать творческий путь Чайковского, от ранних незавершенных опер к безусловным вершинам, поэтому прозвучали фрагменты из 11 (!) опер и примкнувшей к ним арии Воина из кантаты «Москва». За один вечер можно было пережить целую жизнь со взлетами и падениями, с сомнениями и радостями, которые сопровождали композитора в его поисках идеального сюжета, соавтора-либреттиста (которого он в итоге обрел в лице брата Модеста), театра, певцов, дирижеров… В молодости он мог легко уничтожить твой труд, лишив потомков шедевра (так произошло с «Ундиной», отголоски которой разбросаны в гениальных мелодиях балета «Лебединое озеро»), или бросить на полпути сочинение, оставив удивительной красоты дуэт Ромео и Джульетты (его спели Дарья Терехова и Владимир Дмитрук) из оставшейся в набросках одноименной оперы.

Гала-концерт стал смотром большой части труппы: на сцену вышли многие первачи, включая Дмитрия Ульянова – роскошного баса, который большую часть времени проводит в заграничных театрах, но из-за отмен и переносов контрактов сейчас оказался на родине. Соблюдая требования Роспотребнадзора, оркестр рассадили пошире, перед духовиками установили пластиковые экраны. Поскольку музыканты располагались на сцене, то хору пришлось отвести место в боковых ложах и даже на балконе бельэтажа. Звучало эффектно, но порой очень громко, что наводило мысль о подзвучке.

Феликс Коробов: У меня сложные привычки – не могу работать без цели

Главный дирижер театра Феликс Коробов в марте был удостоен звания Народного артиста России, но по иронии судьбы в новой ипостаси смог продемонстрировать свой талант лишь сейчас. Как и до карантина, маэстро демонстрировал приверженность к эмоционально зашкаливающим темпам, заставляющим оркестр и певцов быть предельно собранными, но в целом ансамбль и баланс, выстроенные Коробовым, порадовали качеством и стройностью.

Наталья Мурадымова и Константин Шишляев

Что касается выбора фрагментов из опер, то тут перед дирижером стояла нелегкая задача «сложить пасьянс», где бы контраст музыкальный сочетался с контрастом голосов и жанров. «Наш концерт – это не просто “мероприятие к дате”, – подчеркнул Коробов. – Мы сознательно попытались насытить программу фрагментами, сценами, ариями и ансамблями из тех произведений, которых нет в репертуаре московских театров».

Поэтому больше номеров было из «Опричника», «Черевичек» и «Чародейки», а из «Пиковой дамы» мы услышали лишь арию Лизы у Зимней канавки, которую с должной тревожностью спела Ирина Ващенко. Правда, из «Иоланты», давно идущей в Большом, прозвучало целых четыре номера: финалист «Большой оперы» Станислав Ли порадовал хитовым ариозо Роберта про Матильду, упомянутый Дмитрий Ульянов погрузился в страдания короля Рене, Елена Безгодкова и Владимир Дмитрук вступили между собой в «диспут» о необходимости света и стремления к прозрению. Эта пара была убедительна и актерски, чего не скажешь о дуэте из «Мазепы». Все же предполагается, что Мария, влюбленная в Мазепу (его спел Алексей Шишляев), – юная девушка, тогда как роскошное сопрано Наталья Мурадымова визуально могла претендовать только на роль ее матери. Безусловно, запомнился дуэт Солохи и Беса, где блеснули комической характерностью и сценическим обаянием Лариса Андреева и Роман Улыбин.  Да и вокально эти певцы были хороши. Пожалуй, этот момент стал единственным, когда засияли улыбки, поскольку программа сфокусировалась на меланхолии и драме – конечно, это доминирующая сторона у Чайковского, но далеко не единственная.

Лариса Андреева и Роман Улыбин

Стабильно, излучая уверенность и мастерство, выступили корифеи – Наталья Петрожицкая, Андрей Батуркин и Николай Ерохин (хотя моментами он чрезмерно форсировал звук). А в негласном соревновании теноров в этот вечер, пожалуй, преимущество оказалось на стороне Александра Нестеренко, достойно и по-европейски сдержанно спевшего арию Ленского.

А завершилось все финальной хвалой из «Иоланты»: прославление Творца, давшего свет и прозрение героине, вполне можно экстраполировать и на наше время, полное страхов и неуверенности в благополучном завтра. Так что покровительство небес было бы кстати – в победе над силами зла и духовной слепотой.

Аналогичным гала открыла сезон и балетная труппа, показав фрагменты из классических «Пахиты» и «Спящей красавицы» (хореография Мариуса Петипа), одного из знаковых советских балетов XX века – «Лауренсии» (хореография Вахтанга Чабукиани), работы главного итальянского балетмейстера рубежа XX–XXI веков Мауро Бигонцетти и великого француза Ролана Пети. До зимы оперных премьер не ожидается, а вот балет покажет свои новые работы. Как рассказали в театре, в марте не хватило каких-то пяти дней, чтобы публика увидела одноактовки, включающие в себя возобновление «Вариаций» Владимира Бурмейстера и мировую премьеру спектакля AUREA («Золотое сечение») Гойо Монтеро. «Мой новый балет начался с идеи “золотого сечения” – идеальной пропорции, которая вдохновляла многих ученых, художников, архитекторов, от Дюрера и Палладио до Сальвадора Дали и Корбюзье, – рассказал испанский хореограф. – “Витрувианский человек” Леонардо да Винчи, спираль и числа Фибоначчи в математике – вот самые знаменитые воплощения этого принципа, которые встают перед моими глазами. Латинское слово Aurea (“золото”) адресует нас также к термину “аура”. Так в медицине называется состояние особой просветленной ясности сознания, которое предшествует приступу эпилепсии. Таким образом, это слово сочетает в себе образы гармонии и порядка, с одной стороны, и разрушительных сил, с другой». Новинки пойдут в программе с «Маленькой смертью» Иржи Килиана.

Удивительный Щедрин События

Удивительный Щедрин

Оркестр Мариинского театра представил новое сочинение Родиона Щедрина

Судно-призрак События

Судно-призрак

Метрополитен-­опера показала в кинотеатрах премьеру «Летучего голландца», снятую перед самым карантином и вышедшую в кинотеатрах перед второй волной.

Святой Франциск и пандемия События

Святой Франциск и пандемия

О швейцарской премьере оперы Оливье Мессиана

But I am a creep События

But I am a creep

В Центре имени Мейерхольда показали оперу о буллинге с элементами эмбиента и поп-музыки