Чайковский-марафон События

Чайковский-марафон

В Музыкальном театре имени К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко открыли сезон приношением русскому классику

Этот гала-концерт планировался на закрытие сезона, как ударная точка к юбилею Петра Ильича, но пандемия отодвинула проект на сентябрь, и в каком-то смысле получилась отсроченная кульминация. После почти полугодичного перерыва артисты, хор, оркестр, наконец, смогли вернуться к публике. «Несмотря на шахматную рассадку мы духовно с вами близки как никогда», – сказал со сцены худрук оперы, главный режиссер театра Александр Титель, и пафос этих слов не мог не растрогать.

Программа удачно избежала «солянки», типичной для традиционного юбилейного гала, и даже напротив – порадовала концептуальностью. В ее основе – желание показать творческий путь Чайковского, от ранних незавершенных опер к безусловным вершинам, поэтому прозвучали фрагменты из 11 (!) опер и примкнувшей к ним арии Воина из кантаты «Москва». За один вечер можно было пережить целую жизнь со взлетами и падениями, с сомнениями и радостями, которые сопровождали композитора в его поисках идеального сюжета, соавтора-либреттиста (которого он в итоге обрел в лице брата Модеста), театра, певцов, дирижеров… В молодости он мог легко уничтожить твой труд, лишив потомков шедевра (так произошло с «Ундиной», отголоски которой разбросаны в гениальных мелодиях балета «Лебединое озеро»), или бросить на полпути сочинение, оставив удивительной красоты дуэт Ромео и Джульетты (его спели Дарья Терехова и Владимир Дмитрук) из оставшейся в набросках одноименной оперы.

Гала-концерт стал смотром большой части труппы: на сцену вышли многие первачи, включая Дмитрия Ульянова – роскошного баса, который большую часть времени проводит в заграничных театрах, но из-за отмен и переносов контрактов сейчас оказался на родине. Соблюдая требования Роспотребнадзора, оркестр рассадили пошире, перед духовиками установили пластиковые экраны. Поскольку музыканты располагались на сцене, то хору пришлось отвести место в боковых ложах и даже на балконе бельэтажа. Звучало эффектно, но порой очень громко, что наводило мысль о подзвучке.

Феликс Коробов: У меня сложные привычки – не могу работать без цели

Главный дирижер театра Феликс Коробов в марте был удостоен звания Народного артиста России, но по иронии судьбы в новой ипостаси смог продемонстрировать свой талант лишь сейчас. Как и до карантина, маэстро демонстрировал приверженность к эмоционально зашкаливающим темпам, заставляющим оркестр и певцов быть предельно собранными, но в целом ансамбль и баланс, выстроенные Коробовым, порадовали качеством и стройностью.

Наталья Мурадымова и Константин Шишляев

Что касается выбора фрагментов из опер, то тут перед дирижером стояла нелегкая задача «сложить пасьянс», где бы контраст музыкальный сочетался с контрастом голосов и жанров. «Наш концерт – это не просто “мероприятие к дате”, – подчеркнул Коробов. – Мы сознательно попытались насытить программу фрагментами, сценами, ариями и ансамблями из тех произведений, которых нет в репертуаре московских театров».

Поэтому больше номеров было из «Опричника», «Черевичек» и «Чародейки», а из «Пиковой дамы» мы услышали лишь арию Лизы у Зимней канавки, которую с должной тревожностью спела Ирина Ващенко. Правда, из «Иоланты», давно идущей в Большом, прозвучало целых четыре номера: финалист «Большой оперы» Станислав Ли порадовал хитовым ариозо Роберта про Матильду, упомянутый Дмитрий Ульянов погрузился в страдания короля Рене, Елена Безгодкова и Владимир Дмитрук вступили между собой в «диспут» о необходимости света и стремления к прозрению. Эта пара была убедительна и актерски, чего не скажешь о дуэте из «Мазепы». Все же предполагается, что Мария, влюбленная в Мазепу (его спел Алексей Шишляев), – юная девушка, тогда как роскошное сопрано Наталья Мурадымова визуально могла претендовать только на роль ее матери. Безусловно, запомнился дуэт Солохи и Беса, где блеснули комической характерностью и сценическим обаянием Лариса Андреева и Роман Улыбин.  Да и вокально эти певцы были хороши. Пожалуй, этот момент стал единственным, когда засияли улыбки, поскольку программа сфокусировалась на меланхолии и драме – конечно, это доминирующая сторона у Чайковского, но далеко не единственная.

Лариса Андреева и Роман Улыбин

Стабильно, излучая уверенность и мастерство, выступили корифеи – Наталья Петрожицкая, Андрей Батуркин и Николай Ерохин (хотя моментами он чрезмерно форсировал звук). А в негласном соревновании теноров в этот вечер, пожалуй, преимущество оказалось на стороне Александра Нестеренко, достойно и по-европейски сдержанно спевшего арию Ленского.

А завершилось все финальной хвалой из «Иоланты»: прославление Творца, давшего свет и прозрение героине, вполне можно экстраполировать и на наше время, полное страхов и неуверенности в благополучном завтра. Так что покровительство небес было бы кстати – в победе над силами зла и духовной слепотой.

Аналогичным гала открыла сезон и балетная труппа, показав фрагменты из классических «Пахиты» и «Спящей красавицы» (хореография Мариуса Петипа), одного из знаковых советских балетов XX века – «Лауренсии» (хореография Вахтанга Чабукиани), работы главного итальянского балетмейстера рубежа XX–XXI веков Мауро Бигонцетти и великого француза Ролана Пети. До зимы оперных премьер не ожидается, а вот балет покажет свои новые работы. Как рассказали в театре, в марте не хватило каких-то пяти дней, чтобы публика увидела одноактовки, включающие в себя возобновление «Вариаций» Владимира Бурмейстера и мировую премьеру спектакля AUREA («Золотое сечение») Гойо Монтеро. «Мой новый балет начался с идеи “золотого сечения” – идеальной пропорции, которая вдохновляла многих ученых, художников, архитекторов, от Дюрера и Палладио до Сальвадора Дали и Корбюзье, – рассказал испанский хореограф. – “Витрувианский человек” Леонардо да Винчи, спираль и числа Фибоначчи в математике – вот самые знаменитые воплощения этого принципа, которые встают перед моими глазами. Латинское слово Aurea (“золото”) адресует нас также к термину “аура”. Так в медицине называется состояние особой просветленной ясности сознания, которое предшествует приступу эпилепсии. Таким образом, это слово сочетает в себе образы гармонии и порядка, с одной стороны, и разрушительных сил, с другой». Новинки пойдут в программе с «Маленькой смертью» Иржи Килиана.

Гусары – молчать! События

Гусары – молчать!

В Мариинском театре поселилась «Летучая мышь»

Спляшем, Фрида, спляшем! События

Спляшем, Фрида, спляшем!

Владимир Варнава поставил в Мариинском театре «Быка на крыше»

Сказка против эпидемии События

Сказка против эпидемии

Новую сценическую версию оперы «Ночь перед Рождеством» Н.

Королева беженцев События

Королева беженцев

Фестиваль «Золотая Маска» стартовал серией трехдневных показов оперы «Дидона и Эней» Пёрселла на Новой сцене Большого театра