Дебюсси и русские традиции События

Дебюсси и русские традиции

В Музее Скрябина прошел концерт пианиста Юлиана Семёнова-Брайди

Прелюдии Дебюсси находятся в орбите интересов современных пианистов – только за последние пару лет на ведущих лейблах появились записи Маурицио Поллини, Викингура Олафсона, Николая Луганского, Алексея Мельникова, все чаще Прелюдии звучат в сольных клавирабендах. Чувственным и удивительно «русским» Дебюсси получился у Юлиана Семёнова-Брайди – сольный концерт русско-французского музыканта прошел в Музее Скрябина 5 марта, став для этой площадки первым международным событием после продолжительной паузы.

Молодой пианист Юлиан Семёнов-Брайди – наследник творческой династии. Его прапрадед – живописец Петр Кончаловский, дед – знаменитый писатель Юлиан Семёнов. С детства Семёнов-Брайди занимался музыкой и уже в семилетнем возрасте был солистом французского хора «Маленькие певцы Святого креста». За плечами Юлиана обучение в знаменитой «русской» Рахманиновской, а также Женевской и Парижской консерваториях, ряд конкурсов и фестивалей.

Концерт в Музее Скрябина стал для Семёнова-Брайди первым большим проектом после локдауна, поэтому к выбору программы музыкант подготовился с особой тщательностью. До-минорная Партита Баха, Третья соната Шопена и Четвертая соната Скрябина – настоящие «глыбы» пианизма. Соединялись они «мостиками» из прелюдий Дебюсси – «Вереск», «Ла пуэрта дель вино», «Ундина» и «Терраса, освещаемая лунным светом». «В программе концерта Прелюдии помогают слушателю перейти от одного опуса к другому, – отметил Семёнов-Брайди. – К примеру, тональность “Террасы” совпадает с тональностью Четвертой сонаты Скрябина, а “Вереск” – островок спокойствия, затишье перед бурей в Третьей сонате Шопена».

Пианист демонстрировал тонкость в интерпретации музыки разных эпох: его Бах был уверенным, Шопен – страстным, Скрябин – полетным. Но настоящим открытием стали Прелюдии Дебюсси. «В Дебюсси я всегда стараюсь найти новые краски и ароматы, ищу новое звучание, – говорит Юлиан. – Большинство французских пианистов, за исключением разве что Альфреда Корто, играют Прелюдии предсказуемо и канонично». Певучий и чуточку пряный «Вереск» вызвал ассоциации с некоторыми фортепианными пьесами Мусоргского, а «Терраса, освещаемая лунным светом» в туше и фразировке оказалась созвучна миниатюрам Скрябина и Черепнина. Кажется, исполнять Дебюсси в такой манере могут только русские или французы, глубоко впитавшие в себя русскую культуру. Возможно, в такой манере играл бы и сам композитор, если бы продолжал чаще бывать у Надежды фон Мекк. (Как известно, Клод Дебюсси на протяжении нескольких лет был учителем детей Надежды Филаретовны).

Поздравить Юлиана Семёнова-Брайди с сольным концертом пришли его близкие, а также друзья его знаменитого деда. Народный артист России и кинооператор Игорь Клебанов отметил виртуозную игру музыканта. Журналист и главный редактор газеты «Московская правда» Шод Муладжанов пожелал творческих успехов и рассказал о готовящейся книге «Семнадцать мгновений Юлиана Семёнова» – ее планируют выпустить к 90-летию со дня рождения писателя. Вероятно, музыка его внука стала в тот вечер еще одним мгновением, незримой памятью, наслаждением для благодарной публики.

Зеркало Снежной королевы, или Как сказку сделать былью События

Зеркало Снежной королевы, или Как сказку сделать былью

25 июля, вопреки всем пессимистическим опасениям, открылся 109-й Байройтский фестиваль

Байка про Стравинского, Дягилева и лисичку со скалочкой События

Байка про Стравинского, Дягилева и лисичку со скалочкой

В Мариинском театре состоялся вечер премьер Игоря Стравинского

От милосердия не убежишь События

От милосердия не убежишь

Ричард Джонс поставил «Милосердие Тита» Моцарта в Лондоне

Коварство, любовь и Гендель События

Коварство, любовь и Гендель

На Новой сцене Большого театра под конец сезона состоялась важная премьера – первая в России постановка оперы Георга Фридриха Генделя «Ариодант».