День и год органа События

День и год органа

В Большом зале консерватории прошел гала-концерт лауреатов Первой всероссийской премии «Органист года»

Проект Фонда развития творческих инициатив, Российского музыкального союза (РМС) и журнала «Музыкальная жизнь» появился в год, непростой для всех музыкантов, а для представителей столь редкой в стране профессии – особенно. Они не могут давать онлайн-концерты и преподавать «на удаленке». Тем важнее эта поддержка, а заодно и напоминание публике, что органная культура жива у нас и без западных гастролеров, в условиях закрытых границ. 

Во вступительном слове на сцене БЗК гендиректор РМС, композитор и дирижер Александр Клевицкий и главный редактор «Музыкальной жизни» профессор органистка Евгения Кривицкая отметили, что премия объединила органное сообщество страны и привлекла к нему внимание, и поприветствовали присутствовавшую в зале Веру Таривердиеву, директора Кафедрального собора Калининграда. Именно там несколькими днями ранее состоялось награждение лауреатов и их первые выступления в новом статусе.

“Органисты года”: Денис Писаревский, Даниэль Зарецкий, Тимур Халлиулин, Лада Лабзина

Некоторые из них приехали и в Москву, но уже с новыми программами. Так, открывавший вечер в БЗК Денис Писаревский вместо собственной «Симфонии для органа», прозвучавшей в Калининграде, исполнил баховские Токкату, адажио и фугу до мажор (BWV 564) и пьесу Мессиана «Бог среди нас» из цикла «Девять медитаций для органа». Столь неожиданное, на первый взгляд, репертуарное сочетание оказалось, однако, крайне выигрышным именно для этого инструмента CavailléColl, одного из лучших в мире образцов французского симфонического органа, и в каком-то смысле задало тон всему концерту. 

По тому же пути пошла и Лада Лабзина, хранитель органа Концертного зала «Зарядье». Два сочинения Баха  Хоральная прелюдия «Из глубины взываю к тебе, Господи» и Фантазия соль минор  были дополнены Чаконой Жана Алена «Висячий сад». Как и в случае с Мессианом, здесь на первом плане оказались выразительные сочетания регистров и изысканная гармоническая вязь, столь эффектно звучащая на органе БЗК.   

Формула «Бах + французы XIXXX веков» нашла отражение и у других участников концерта. Причем порой эти стилистические полюса сближались как раз за счет специфики инструмента.  Показателен номер из цикла «Воспоминание о Бахе» Шарля-Мари Видора. Фактически, это просто переложение финального хора «Страстей по Матфею», но от Видора здесь как раз романтическая избыточность, пафос и звуковой масштаб. К шедевру XVIII века он подошел вполне в русле традиции второй половины XIX столетия исполнять ораториальные произведения барокко огромными составами. Современный слушатель, вкусивший аутентизма, воспринимает такие интерпретации почти как моветон. Но обработка Видора  памятник свой эпохе. И Наталья Летюк представила его абсолютно адекватно замыслу француза. 

Александр Загоринский и Наталья Летюк

Прозвучало на концерте и еще одно видоровское сочинение  Токката из Симфонии № 5 фа минор. Символично, что выступавший последним Андрей Бардин поставил это виртуозное сочинение в самый конец программы, даже после Токкаты ре минор Баха, без которой подобные гала, конечно, немыслимы (в Калининграде главный хит органного репертуара, напротив, открывал вечер  его играла Евгения Кривицкая). Видоровская Симфония имеет особое отношение именно к инструменту CavailléColl и истории Большого зала консерватории. Здесь она впервые прозвучала в исполнении автора на первом сольном концерте после установки органа в 1901 году.

Андрей Бардин

Бардин сыграл эту Токкату в менее подвижном темпе, чем многие современные органисты. И тем самым он приблизился к интерпретации самого Видора, известной нам по записи 1932 года. Не поразить беглостью пальцев, а впечатлить масштабом звучания, выразительной агогикой, контрастами  так можно было бы определить подход артиста. 

И, конечно, украшением вечера стали дуэты. «Лебедь» из «Карнавала животных» Камиля Сен-Санса  еще один несомненный шлягер программы  был сыгран виолончелистом Александром Загоринским под аккомпанемент Натальи Летюк, и такое, на первый взгляд, экстравагантное сочетание тембров оказалось на самом деле очень выразительным именно за счет их контраста и образности: виолончельное соло, понятно, изображает благородную птицу, а мягкие органные фигурации  водную гладь.  

Иное дело  танго «Забвение» Астора Пьяццоллы в переложении для саксофона (Вероника Кожухарова) и органа (Хироко Иноуэ). Тут, напротив, работает родственность «голосов», и саксофон выделяется за счет более субъективного, эмоционально окрашенного «пения».  

Хироко Иноуэ

Нынешняя эпидемиологическая обстановка неизбежно сужает круг публики, превращает даже такие прекрасно выстроенные концерты блестящих артистов в праздник «для своих». Потому настолько ценно появление премии, ободряющей представителей редкой профессии и резюмирующей их успехи в течение прошлого сезона  несмотря на всю его ущербность из-за пандемии. А ведь сезон-то был действительно выдающийся. Прошла инаугурация органа в «Зарядье»  24-часовой марафон нон-стоп наверняка войдет в историю. Кстати, чудо, что успели с этим до пандемии, в конце февраля. Во многом это заслуга Лады Лабзиной, так что награждение ее в номинации «Персона» не вызывает никаких вопросов.  

Был представлен первый фильм Московской консерватории «Симфония органа», музыку к которому написал Денис Писаревский, победивший также в нескольких престижных органных конкурсах,  и здесь решение тоже закономерно. Действительно, «Дебют года». Наконец, успешно развивались отношения двух органных центров страны  Москвы и Петербурга. И во многом это заслуга завкафедрой органа и клавесина Санкт-Петербургской консерватории Даниэля Зарецкого, что и было отмечено призом в номинации «За вклад в профессию». 

Московские слушатели пока не услышали Зарецкого: его награждение состоялось в Калининграде. Но все впереди: уже на 9 ноября намечено его сольное выступление в БЗК. И это как раз один из самых весомых призов премии «Органист года».   

Трагедия и вечный свет События

Трагедия и вечный свет

Фортепианный вечер российско-немецкого музыканта Льва Винокура в Большом зале Петербургской филармонии, названный «In mеmoriam», заставил по-новому взглянуть на проблему трагического в музыке и стал поводом для серьезных размышлений.

Жесткое приземление после полета в Элизиум События

Жесткое приземление после полета в Элизиум

Фестиваль «Другое пространство» стал одним из главных событий московского музыкального года

Титаны и россиянин События

Титаны и россиянин

Шельси, Лигети и Невский на «Другом пространстве»

Противовирусный рейв Теодора Курентзиса События

Противовирусный рейв Теодора Курентзиса

В Перми прошел трехдневный фестиваль «Дягилев +»