Денис Мацуев: <br>Машина, поезд, самолет – часть моей жизни Персона

Денис Мацуев:
Машина, поезд, самолет – часть моей жизни

20 июня в Берлине состоится концерт-запись Берлинского филармонического оркестра с участием Дениса Мацуева (ДМ). Сам артист называет эту поездку «спецоперацией». За час до вылета из Москвы он рассказал Евгении Кривицкой (ЕК) подробности этой беспрецедентной акции и ближайших творческих планах, а спустя два дня поделился впечатлениями о ходе репетиций.

ЕК Вы не боитесь перелета?

ДМ Напротив, я с таким рвением мчусь в аэропорт, потому что «простой» в эти месяцы дался тяжело в первую очередь из-за того, что потерян темпоритм бешеных перелетов. Это тоже часть моей  жизни, которая в один момент так резко остановилась. Сцена – само собой, но мне необходим драйв, постоянное движение – машина, поезд, самолёт. К этому образу жизни хочется быстрее возвратиться.

ЕК Почему «спецоперация»?

ДМ Я – первый русский, кому официально разрешен въезд в Берлин на концерт. Я получил разрешение от МИДа Германии и  полиции таможни Берлина. Приезд сюда – это прорыв. Я благодарен всем, кто принимал участие и помогал мне осуществить этот план. Играть надо, на любых площадках и в любых форматах. Без этого жить невозможно.

ЕК Это – историческое событие, но я не удивляюсь, почему получилось именно у вас. Ведь Денис Мацуев как личность – воплощение исключения из правил. Расскажите подробнее, в каком формате пройдет выступление в Берлине?

ДМ Оно состоится в рамках Digital Concert Hall – Виртуального концертного зала. Он существует много лет: берлинцы  пишут свои концерты, выкладывают в трансляции, и потом они остаются в архиве. Я и раньше несколько раз участвовал в этом формате. Но данный концерт – особенный для меня. Почему я так настойчиво добивался его? Он связан с Марисом Янсонсом, с которым мы должны были выступать в Берлине 4-5 июня. Даты уже два года значились в моем графике. Когда маэстро не стало 1 декабря прошлого года, в тот день мы с ним должны были музицировать на сцене Музикферайна с Венским филармоническим оркестром. Мы вышли на репетицию и не находили слов, и многие оркестры мира скорбели о его кончине. Тогда с Берлинским филармоническим решили сохранить будущий июньский концерт в том виде, как он задумывался.

ЕК Расскажите, а как вы познакомились с маэстро?

ДМ В 2003 году, в Мюнхене я исполнял с ним и с оркестром Баварского радио Пятый концерт Щедрина, и Родион Константинович нас собственно и познакомил. С тех пор мы с Марисом подружились, много выступали, записывались. Марис Янсонс был в особых отношениях с Берлинской филармонией, хотя, с другой стороны, он ко всем оркестрам находил персональный подход, потому что  обладал не только уникальным музыкантским даром, но и человеческими качествами. Марис – один из самых светлых и честнейших людей на свете. Ни о ком никогда плохого слова не сказал. И теперь мы играем для него, представляя, что он стоит за дирижерским пультом.

ЕК Но все же это будет запись без публики?

ДМ Открытые концерты в залах в Германии начинаются только с 1 августа. В отличие от Вены, где уже артисты выступают для ста  зрителей, потом будут для пятьсот человек и дойдут до тысячи. В Зальцбурге состоится фестиваль, где в программе две оперы, более 50 концертов и определена посещаемость до 1000 человек в Фестшпильхаусе. И разрешены open air мероприятия. На данный момент в Австрии к сентябрю планируется выход на полную загрузку залов. А Германия это делает постепенно: в августе в Концертхаусе в Берлине разрешены концерты до 400 человек в зале. Что касается моих концертов в Германии осенью, то запланирован большой тур, и он полностью запущен в продажу. Немцы надеются на то, что если все будет идти, как сейчас, то концертная жизнь восстановится. Ситуация в целом спокойная, хотя в последние несколько дней цифры заразившихся пошли вверх, но это ожидаемо. Так будет повсюду, статистика еще будет ползти то вверх, то вниз – вирус не исчезнет в одночасье. Сейчас Германия ведёт себя осторожно, жители относятся ответственно к мерам личной предосторожности, хотя все магазины, рестораны открыты, вообще все работает, кроме театров и концертных залов. Поэтому, хотя мы обсуждали вариант проведения этого концерта с каким-то количеством зрителей в зале и прямой трансляцией, но потом от этого отказались и решили сделать запись. Она пойдет в эфир 4 и 5 июля, по  графику Digital Concert Hall, который всегда существовал отдельно от «живых» концертов. Кстати, просмотры всегда были платными. Во время пандемии они на месяц дали свободный доступ, а теперь вернулись к обычному режиму.

Хотя Берлинский филармонический несколько раз за время карантина выходил в эфир Digital Concert Hall, но все равно они ощущают растерянность. Пустой зал, безлюдные фойе внутри – к этому трудно привыкнуть.

ЕК Вы играете Первый концерт Шостаковича без дирижёра, это правда? Там ведь сложный ансамбль и много виртуозных моментов.

ДМ С частью берлинских филармоников, входящих в состав Камерного оркестра «Вена-Берлин», мы много раз играли это сочинение, и даже записали его на лейбле «Deutsche Grammophon». Диск вышел совсем недавно, в апреле нынешнего года – там Шостакович соседствует рядом с Фортепианным концертом Шнитке и «Вариациями на тему Паганини» Лютославского в переложении Александра Варенберга.

Оркестр объединяет двадцать музыкантов – по десять человек из Вены и из Берлина. Мы проехали с ними по многим городам, и в апреле же должны были провести гастроли по Европе  и России – в Москве и Казани. Надеюсь, что мы обязательно осуществим эти планы.

ЕК Я помню твои темпы в Первом концерте, особенно в финале. Это будет челлендж для них.

ДМ Могу сказать, что первые 15-20 минут мы привыкали к звуку, потому что акустически все по-другому, когда музыканты сидят на расстоянии друг от друга. Но они продемонстрировали сплоченность и дружелюбие.

ЕК Они играют без масок?

ДМ Да, но сидят, соблюдая социальную дистанцию. У каждого струнника – индивидуальный пульт, хотя мы привыкли, что обычно сидят по двое на одну партию. Заполнена вся сцена, и контрабасы, к примеру, оказываются совсем далеко.

ЕК А технически, ведь когда сидят по два музыканта, то один во время исполнения переворачивает ноты. А сейчас как это происходит?

ДМ Виртуозы своего дела. Наверное, специально готовили и переделывали партии: во всяком случае, никто не останавливался и паузы не делал. Напротив, играют с таким одухотворением и душевным подъемом многие  из музыкантов участвуют в процессе, предлагая свои идеи интерпретации того или иного места, темпа, аппликатуры. Это настолько все любопытно, настолько происходит по обоюдному согласию, что жду с нетерпением финального результата на записи.

ЕК Будет что-то совсем необычное в трактовке?

ДМ Посмотрим, но то, что мы делаем на репетициях меня безумно заводит. Я исполнял Первый концерт Шостакович больше ста раз, и все равно сейчас появляются неожиданно интересные вещи.

ЕК А кто солист трубач?

ДМ Гийом Жель, француз, с потрясающим бархатным звуком, мягкой атакой. Его соло звучит феноменально. Я рассказывал оркестру о пародийных подтекстах музыки Шостаковича, о цитатах, и также о том, как он работал в молодости тапером, озвучивая немое кино. Для берлинцев все это оказалось в новинку, они с удовольствием заучили слово «тапер». И еще я поделился впечатлениями от общения с Максимом Шостаковичем, сыном композитора. Вспомнилось, как я побывал в Доме творчества композиторов «Репино» под Петербургом, где сохранился рояль, на котором играл Дмитрий Дмитриевич Шостакович. Я никогда не забуду, как мы  с Валерием Абисаловичем Гергиевым, Родионом Константиновичем Щедриным и Майе Михайловной Плисецкой, за месяц до ее ухода от нас, сидели в «Репино» и болтали до шести утра. Это было такое упоение.

ЕК 13 и 14 июня состоялись ваши выступления на платформе Okko. Вы написали потом на своей странице в Фейсбуке, что испытали иные ощущения, чем тогда, 20 марта, когда открывали «Домашний сезон» в Московской филармонии.

Фото: Зинаида Илюхина

ДМ Спасибо за вопрос, я ведь вам первой тогда сказал, что хотелось все бросить и убежать, так было не комфортно. Сейчас я понимаю, что в марте концертная жизнь слишком резко остановилась, и сложно было сразу перестроиться и привыкнуть к тому, что в зале никого нет, что зрители где-то там, в виртуальном пространстве. А для Okko мы выступали в студии. Пусть она не очень приспособлена для классической музыки, там до нас в основном транслировали рок-  и эстрадных музыкантов. Но за счёт очень хорошей работы звукорежиссёра в самой студии сделана приличная акустика. И тут оказались как бы привычные условия – ведь в студии мы всегда писали концерты, традиции памятны еще с советских времён. Это совсем иное, чем пустой зал. Эти два слова сами по себе давят и угнетают психику.

ЕК Тем не менее 20 марта ваш концерт очень поднял моральный дух, был нужен людям, резко лишившихся привычного доступа в залы и театры.

ДМ Да, все тогда прошло «на ура». Я знаю, что тот концерт посмотрело более 4 миллионов человек во всем мире. Но очень не хочется к этому возвращаться.

ЕК Вы упоминали, что летом намечены концерты на открытом воздухе. Мы собираемся к  вам в «Зарядье» 2 июля!

ДМ Не знаю, как будет с посещением зрителей – пока неизвестность. Ведь если объявят, что свободный проход, то может возникнуть коллапс. А если делать кордоны, кого-то не пускать, то люди обидятся, а это бы не хотелось. Так что ждём решения, а пока я готовлю программу, которая станет моим юбилейным вечером. Кстати телесъёмка будет впервые вестись из парка «Зарядье», и предвкушаю, какая получится шикарная картинка. Пока не анонсирую  все имена, но скажу, что зову моих близких друзей-музыкантов, всех, кто в Москве – вне зависимости от статуса, ранга и известности. Будем делать импровизацию. Все решится в последний момент, но получится весело, а это – главное.

ЕК Вы собирались проводить концерты в Сочи, в других российских городах…

ДМ Веду переговоры с разными регионами, сейчас вызывает беспокойство Иркутская область: с моей родины приходит тревожная информация о зашкаливающей статистике. Желаю, чтобы как можно скорее там все нормализовалось. И если есть риск заражения, то мы лучше подождем. На первом месте безопасность и здоровье.

Евгений Никитин: <br>Вагнер хорош, когда тебе за сорок-пятьдесят Персона

Евгений Никитин:
Вагнер хорош, когда тебе за сорок-пятьдесят

Главный русский вагнерианец бас-баритон Евгений Никитин, входящий в мировую когорту вагнеровских певцов, был удостоен Российской оперной премии Casta Diva в номинации «Певец года».

Томас Адес: <br>Жизнь уже не такая, как прежде, и это хорошо Персона

Томас Адес:
Жизнь уже не такая, как прежде, и это хорошо

Томас Адес – один из наиболее ярких и успешных композиторов нашего времени, дирижер, пианист, в общем – универсальный музыкант моцартовского типа.

Джеральд Финли: <br>Я ни о чем не жалею Персона

Джеральд Финли:
Я ни о чем не жалею

Баритон Джеральд Финли умудряется добиться успеха в самых разных областях: будучи оперной звездой, он не забывает о песенном репертуаре, после Моцарта поет Вагнера и снова возвращается к Моцарту, наряду с Верди исполняет музыку современных композиторов – в том числе и написанную специально для него.

Дмитрий Лисс: Музыка – это архитектура, развернутая во времени Персона

Дмитрий Лисс: Музыка – это архитектура, развернутая во времени