Деревенские страсти События

Деревенские страсти

Редкая опера Бальдассаре Галуппи была показана в студенческой постановке в зале «Гнесинский на Поварской»

Уже восемь лет подряд фестиваль «Видеть музыку» предоставляет нам возможность взглянуть на панораму музыкально-сценического пространства России. Спектакли со всех уголков страны, разных жанров и направленности получают широкое освещение при поддержке Министерства культуры РФ и Президентского фонда культурных инициатив. Наряду со спектаклями, подготовленными в крупных театрах, на суд зрителей и критиков теперь выставляются и студенческие постановки – напомним, что среди задач фестиваля декларируется поддержка молодых талантов. Такие спектакли интересно смотреть, потому что именно в них порой замечаешь какие-то новые тенденции или, как в объекте нашего внимания сегодня, удачное продолжение традиций.

Силами студентов вокального отделения училища имени Гнесиных под руководством преподавателя сценической подготовки и солиста Камерной сцены Большого театра Германа Юкавского подготовлена редко исполняемая в наши дни, хотя популярная в прошлом, комическая опера Бальдассаре Галуппи «Деревенский философ». Сюжет следует проверенным столетиями тропам театральных либретто. Разорившийся дворянин Дон Тритемио хочет выдать свою дочь Евгению за состоятельного крестьянина Нардо, но та любит красивого, но небогатого молодого человека Ринальдо. Умная служанка Лесбина помогает влюбленным решить проблему, выдав себя за Евгению и соблазнив Нардо, который готов взять ее себе в жены. Когда же обман раскрывается, Нардо следует зову сердца и делает Лесбине предложение, несмотря на ее скромное происхождение. Это история, которую любители театра знают по многим известным операм вроде «Служанки-госпожи» или «Свадьбы Фигаро», где умные слуги обводят вокруг пальца глупых господ. Для постановки взята сокращенная редакция оперы, откуда вырезаны пространные социальные комментарии Нардо, доморощенного «философа», из-за чего и название спектакля изменено на просто «Деревенщина». Музыка – типичный образец раннего классицизма: легкие, непринужденные номера, скрепленные речитативами.

Плюсов у постановки много, принимая во внимание непростые условия и ограниченные возможности студенческих спектаклей. «Деревенщина» срежиссирована прямо-таки образцово-показательно. Соблюдены все законы сценического действия, такие как наличие логично обоснованных мизансцен, детализированная актерская мимика и жесты. Никакого осовременивания в постановке нет и в помине, все костюмы выдержаны в старинном стиле. Дополняет атмосферу мягкое, почти пастельное освещение (художник по свету – Семен Соловей). Из декораций – лишь стулья, столы да ширма, вокруг которой порой в буквальном смысле водят хороводы с вилами и граблями. Но и из нее выжимают максимум пользы: за ней прячутся, чтобы подслушивать, или с нее, как с колокольни, вещают герои. Из прочего реквизита выделяется чучело дуралея, которое торжественно вручают в разные моменты героям, когда их одурачивают.

Матвей Ликратов (Нардо) в окружении селян

Опера малоизвестная и исполняется на итальянском языке без каких-либо субтитров, что, конечно, серьезный минус: ведь если приходится опираться лишь на краткое (и неполное) описание в программке, это сильно сужает возможность восприятия действия. Жаль, что в данных условиях не было технологии обеспечить перевод. Тем не менее исполнители в целом с итальянским произношением и дикцией справились.

Хотя поначалу чувствовалась некоторая нервозность (вероятно, поскольку для студентов это первый опыт появления на сцене), потом действие стабилизировалось. Николай Дементьев (Ринальдо) и Вероника Мешкова (Евгения) составили задорную парочку: их арии по отдельности были наполнены тревогой за будущее, а их совместный номер из «дуэта раздора» плавно перешел в «дуэт согласия» (где все высокие ноты были взяты аккуратно и без надрыва). Софье Черноскуловой (камеристка Лесбина) досталось много дуэтных сцен с героями, а также куплеты в начале оперы: в такой насыщенной событиями роли артистка продемонстрировала проработанную актерскую игру. На наш взгляд, Артем Ворон (Дон Тритемио) не очень попал в типаж буффонного дворянина, который пытается всем насолить, но в итоге сам остается в дураках, – слишком уж его молодость вылезала из-под «стариковского» грима и парика. Безусловной звездой вечера стал Нардо, фермер-«философ» (Матвей Ликратов). Хотя его роль сильно сократили (осталась лишь линия его любовных похождений с Лесбиной), все равно артист показал свою харизматичность и эмоциональную амплитуду, будь то томление, воодушевление или печаль.

И сам его образ неожиданно прорывается за рамки оперных стереотипов: изначально дурных намерений у Нардо не было, и когда обман Лесбины раскрывается, он без колебаний отдает ей руку и сердце вновь. Про Анну Руденко (Анетта) и Елизавету Кудрявцеву (Чиеска), служанок в доме Тритемио, трудно сказать что-то определенное, хотя было интересно следить за их передвижениями и мимикой на заднем плане.

Отдельно выражу сожаление, что концертмейстера, человека-оркестра  Бориса Окатьева, героически сидевшего за роялем более часа, совсем не было видно из зала. Его скрыли за кулисами и даже на поклонах вывели в самый последний момент и ненадолго. Страна должна знать своих героев, как говорится.

Резюмируя, подчеркну: любителям старинных опер «Деревенщина» явно придется по вкусу, а вот всех остальных может смутить отсутствие перевода текста и в целом непритязательная, хотя и легко усваиваемая музыка.

Перемен ждут наши сердца События

Перемен ждут наши сердца

В «Новой Опере» показали «Почтальона из Лонжюмо» Адана и процитировали Виктора Цоя

Барокко по-русски События

Барокко по-русски

В музее-усадьбе «Архангельское» открылся Летний музыкальный фестиваль Barocco Nights

Кажется, <br> все завертелось <br> из-за Джезуальдо События

Кажется,
все завертелось
из-за Джезуальдо

Musica sacra, она же Musica nova События

Musica sacra, она же Musica nova

Второй сезон совместного проекта Московской филармонии и Фонда Николая Каретникова завершился премьерами