Диснейленд или музей? События

Диснейленд или музей?

В Российском национальном музее музыки открылась интерактивная выставка «Музыкальная эволюция: от камней до нейросети»

Интерактивные проекты в музеях сегодня не редкость. Курс на развлечения помогает привлекать немузейную аудиторию, становиться частью семейного досуга. Один из самых важных вопросов в таком случае – как не превратить проект в один сплошной аттракцион, сохранить элементы образования? Российский национальный музей музыки, похоже, нащупал нужный путь: в «Музыкальной эволюции» нейросети ужились с раритетами музейного фонда.

«Все экспонаты созданы специально для этой выставки, – рассказывал на пресс-показе генеральный директор Михаил Брызгалов, – они сочетаются с предметами из коллекций музея. Прежде всего это касается звука: все, что вы услышите на этой выставке, – фондовые записи. Есть у нас и то, что за 111 лет существования музея еще никто не видел».

Идейной предшественницей нового проекта была интерактивная выставка «Звук и…» – размышление о сущности звука. Но пришло время обновиться. «Музыкальная эволюция» включает четыре раздела: «Зарождение музыки», «Концертный зал», «От граммофона до смартфона», «Музыка будущего». В каждом из них экспонаты нужно не просто рассматривать – наоборот, на выставке обязательно нужно все потрогать, везде походить и даже покричать.

На входе встречает Александр Олешко – в виде привычного аудиогида или свежесозданного чат-бота: перейдя по QR-коду, можно получить карманного экскурсовода с голосом заслуженного артиста России, который расскажет о каждом экспонате и поинтересуется впечатлениями от выставки. В зал запускают по одному (с аудиогидом) или небольшими группами (в сопровождении гида живого) – и можно начинать путешествие.

А за дверью встречает музыка: в закольцованном приветственном ролике на большом экране бесконечным кругом играют фрагменты то хора «Славься», то рондо alla turca, то песни Магомаева. За звуковой волной – извилистые коридоры, обещающие развлечения.

С первых шагов понимаешь, что попал в музыкальную версию Парка чудес Галилео. Местные чудеса обставлены похожим образом: в свободном доступе представлены экспонаты-аттракционы, экраны с образовательными роликами, на стенах можно найти спрятанные и не очень подсказки. Чем больше любопытства проявишь – тем больший опыт получишь. Опыт этот временами будет напоминать уроки в музыкальной школе. Напротив инсталляции с самыми древними музыкантами показывают ритмические упражнения – их можно опробовать на упомянутых в названии проекта «камнях». Рядом с шумерской музыкальной клинописью – магнитная стена, на которой можно соединять уже современные ноты и паузы с их длительностями. Ближе к середине выставки найдутся три ниши с подключенными наушниками: в уединении предлагается послушать фрагменты произведений и определить, какими эмоциями они объединены (разгадку находишь у третьей капсулы: тут все сложнее, чем банальное «грустно-весело»).

«Мы активно сотрудничаем с общеобразовательными школами и ДШИ, – поделилась пресс-секретарь Анастасия Валова, – на территории выставки мы устроили специальный лекторий для детей. Мастер-классы, медиации – все это планируем внедрять. Также в планах – лектории для взрослых посетителей совместно с Высшей школой экономики».

В историческом разделе можно узнать о музыке древних культур. Вдоволь наигравшись в Пифагора на воссозданном монохорде и наслушавшись древнегреческих гимнов, переходишь к уду с лазерными струнами, впитываешь тонкости арабского лада. Оттуда отправляешься постигать китайскую философию У-Син: на подвижной платформе в виде звезды нужно совместить пять элементов, чтобы услышать одну из пяти традиционных гамм. Раздел Западного Средневековья предлагает спеть серенаду под балконом прекрасной дамы – поэтический перевод песни Бернарта де Вентадорна уже написан на стене. Тем временем костюмы трубадуров и их инструменты подробно комментируются карманным гидом. В русской части балом правит знаменный распев: здесь впервые экспонируется копия рукописи «Стихиры на “Господи воззвах” на Рождество Пресвятыя Богородицы», а на консоли можно поупражняться в чтении крюковой записи.

С этого момента исторический нарратив выставки начинает как бы сжиматься, торопясь привести посетителя к практической части. «Тут главное – выдержать баланс, – пояснил проводник по эволюции Макар Иванов, – нужна динамическая подача материала, чтобы точно никто не заскучал. И раз мы начали говорить про русскую музыку, надо продолжать – таким образом мы показываем, что она встраивается в общий музыкальный контекст».

Своего часа ожидает коллекция фондовых записей русских народных инструментов: этакий оркестр и его отдельные составляющие послушно включаются по нажатию кнопки. Топ-десять русских композиторов, которых должен знать каждый, представлены в медиабиблиотеке. Музыкальный спойлер: заветные фамилии – Глинка, Бородин, Мусоргский, Римский-Корсаков, Чайковский, Рахманинов, Стравинский, Шостакович, Прокофьев и Шнитке.

Отдельный разговор проект ведет об эволюции звукозаписи. Пока экскурсоводы выстраивают в хронологический ряд фонографы, граммофоны, магнитофоны и плееры, можно рассматривать эти устройства из коллекции Музея музыки, слушать пластинки фирмы «Мелодия», а еще проникаться духом «музыкальных гостиных» шестидесятых и семидесятых годов – они выстроены как интерактивные фотозоны. Для антуража из фонда в них добавили картины, старые выпуски «Известий», «Вечерней Москвы» и «Музыкальной жизни». Тем, кто хочет размяться, отведен уголок под восьмидесятые: на экране зациклена запись фитнес-тренировки, все движения можно повторить на степе. Девяностые и нулевые представлены упрощенной версией диджейского пульта: на консоли можно изучить разные семплы и записать собственный хит – а потом скачать по QR-коду.

Посыл «Концертного зала» – не надо стесняться. В относительном отдалении от других посетителей можно почувствовать себя рок-звездой. Суть аттракциона – кричать в микрофон под задорные риффы как можно громче («Заведите толпу!»). Уровень драйва оценивается, так что придется попотеть.

«Музыка будущего» предлагает поразмышлять над ролью нейросетей. На интерактивном экспонате можно задать параметры для генерации музыкального фрагмента: направление, настроение и темп. Героическое кантри в условном largo? Быстрый игривый рэп? Не стоит ожидать невероятных результатов: даже при умеренных вводных (классика –ностальгическое – медленно) нейросеть выдает нечто, похожее на зажеванную пленку. С одной стороны – ура, чайковских искусственный интеллект заменит не скоро. С другой – все же это дело точности запроса, четкого «технического задания». Напоследок можно с головой окунуться в синтвейв: движением рук управлять проекцией синтезаторных волн – уезжая на машине куда-то в синтетический закат, разумеется.

Сделав круг по этапам музыкальной эволюции, возвращаешься к началу. Позади – гул работающих аттракционов, голоса посетителей, звуки музыки. Все это сливается в единый пласт, единую историю – в том числе личную, прочувствованную и прожитую. Уходя из музея, уносишь не только чат-бот или сувениры, но мысли, которые нужно додумать, и музыку, которую хочется дослушать.

Танцев не было и больше не будет События

Танцев не было и больше не будет

В Берлине состоялось последнее концертное представление оперы «Электра» из серии показов на фестивале в Баден-Бадене и в Берлинской филармонии

Свидание с итальянской увертюрой События

Свидание с итальянской увертюрой

Юрий Симонов и АСО Московской филармонии исполнили оперные увертюры Россини и Верди

В гости на Волгу События

В гости на Волгу

Теодор Курентзис выступил в Нижнем Новгороде с оркестром La Voce Strumentale

Я вам пишу – и это все События

Я вам пишу – и это все

Театральное агентство «Арт-партнер XXI» возобновило спектакль «Онегин-блюз» на сцене Театра эстрады