Дмитрий Сибирцев: Мы боремся за каждого зрителя Персона

Дмитрий Сибирцев: Мы боремся за каждого зрителя

Директор Московского государственного академического камерного хора («Минин-хор») Дмитрий Сибирцев (ДС) рассказал Надежде Травиной (НТ) о фестивале «Хор без границ», посвященном 50-летию коллектива, о сотрудничестве с оперными певцами и современными композиторами, о том, как трудно привлечь публику на концерт хоровой музыки, а также поделился планами на будущий сезон.

НТ Дмитрий Александрович, 11 июня – заключительный концерт фестиваля «Хор без границ». Уже можно подвести предварительные итоги – каким получился фестиваль и юбилейный сезон Минин-хора, все ли удалось осуществить?

ДС В целом, у нас все получилось. Главное, что есть интерес публики и внимание со стороны профессионального сообщества. Я рад, что, несмотря на некоторые обстоятельства, большинство заявленных артистов вышли на сцену на трtх фестивальных концертах в Доме Музыки, Большом зале Московской консерватории и Зале «Зарядье», а также выступят 11 июня в Концертном зале имени П.И. Чайковского. К сожалению, по известным причинам нам не удалось пригласить зарубежных музыкантов. Но я считаю, что фестиваль проходит на самом высоком уровне. Он в какой-то степени демонстрирует, какие сочинения мы можем исполнять в том или ином зале. Возможности этой концертной четверки разные: в «Зарядье» можно делать представления, в том числе театрализованные, где хор будет движущейся силой; в Большом зале консерватории и Московской филармонии – это сольные концерты хора и сочинения, которые в акустическом варианте исполняются с оркестром и солистами; в Доме Музыки отлично звучат сочинения типа Stabat Mater Карла Дженкинса, куда можно внедрять интересные инструменты и где возможна подзвучка. Но самое главное, что удалось сделать, – мы доставили добрые эмоции Владимиру Николаевичу Минину. Он предоставил все на откуп людям, которые ему доверяют, и у меня есть ощущение, что эти люди его не подвели.

НТ В афише хора наряду с выступлениями в Большом зале консерватории или в филармонии можно обнаружить и концерты, например, в домах культуры или в музеях. С какой целью такой солидный коллектив, как Минин-хор, выступает на подобных площадках? Это какая-то просветительская миссия?

ДС Я вам так скажу: мы все – государевы люди. По заданию Департамента культуры города Москвы мы обязаны давать несколько концертов в московских школах, библиотеках, должны также развивать свою площадку – Культурный центр «Минин-хор». И удивительная штука, концерты в больших залах способствовали тому, что мы сейчас стали гораздо легче получать зрителей даже в нашем небольшом зале. Минин-хор всегда позиционировался как коллектив, основу которого составляли солисты, и мы поддерживаем их инициативу – петь сольные камерные программы и вокальные циклы. Также на тех площадках, что вы упомянули, мы можем «обкатать» наши программы, которые готовятся для исполнения, скажем, в консерватории. Мы не можем в течение одного сезона делать неимоверное количество программ. Есть произведения, которые специально учатся, но есть и определенный набор сочинений, который мы представляем регулярно в Москве и на гастролях. Самое главное для нас – не снизить максимально высокий уровень исполнения.

НТ Что можете сказать об аудитории хора? Какую публику вы наблюдали, скажем, на «Перезвонах» Гаврилина? Сегодня вообще трудно завлечь молодежь на концерт хоровой музыки?

ДС Сложно, и не только молодежь. Мы боремся за каждого зрителя – скажу вам еще и как продюсер многих проектов. Иногда кажется, что вот-вот успех – ну как же слушатели не могут прийти на такую программу? Но оказывается, что звать все равно надо всех, включать рекламную кампанию. Что касается нашей целевой аудитории – вы привели очень удачный пример. «Перезвоны» рассчитаны на сугубо хоровых знатоков – на некое сообщество, которое интересуется хоровой музыкой. Это хрестоматийное произведение, адресованное тем, кто хочет связать свою жизнь с хоровым искусством (и они обязаны знать эту партитуру) – то есть, студентам и начинающим хормейстерам, ориентирующимся, не побоюсь сказать, на эталонное звучание Минин-хора, соответствующее и авторскому замыслу, и концепции Владимира Николаевича. В «Зарядье» у нас была особая публика, и я рад, что слушателей было много – ведь концерт не пестрил звездными именами (за исключением, пожалуй, Сергея Шакурова). Но если посмотреть другие наши концерты даже в рамках фестиваля, то там эти имена присутствуют – Мариам Мерабова, Агунда Кулаева, Альбина Шагимуратова, Алексей Татаринцев, Василий Ладюк, Алексей Неклюдов, Алексей Тихомиров и другие. Я отлично знаю этих солистов: пересекался с ними на разных проектах.

НТ А чем еще, помимо профессионально-дружеских связей, вы руководствуетесь при выборе солистов или приглашенных дирижеров?

ДС Я всегда опираюсь на видение нашего художественного руководителя Тимофея Юрьевича Гольберга. У него есть четкое представление, какой голос нужен и как это будет звучать. Так сложилось, что в России нет ни одного певца, которого бы я не знал – и получая «задание» от худрука, я уже примерно понимаю, кто бы мог спеть в том или ином сочинении. Критериев отбора множество: и тембр голоса, и выносливость на определенной тесситуре, и способность исполнять сложные вещи, и умение петь с хором – ведь очень многие солисты, которые с нами работают, изначально имеют хоровое образование. И, безусловно, важен интеллект певца, поскольку многие сочинения требуют особого знания. Как говорит Владимир Николаевич Минин – звукоизвлекатели и звучкодуи нам не нужны. Так как мы самостоятельно заявили фестиваль, мы должны были отвечать за каждый винтик этого организма, в том числе, и за солистов. К сожалению, с нами не смог посотрудничать Дмитрий Корчак, но зато от него остался добрый «привет» в виде чудесного дисканта Миши Кауфмана (он посоветовал его пригласить, поскольку работал с ним на своих проектах). Изначально мы пригласили Мишу только на исполнение партии дисканта в «Чичестерских псалмах» Бернстайна, а после концерта уже не осталось сомнений, кто споет номер в «Перезвонах». Главное, думали мы, чтобы Миша был свободен – ведь даже такие юные артисты бывают очень заняты.

НТ Прошло более полутора лет с момента назначения вас на пост директора Минин- хора. Сложно было переключиться с «Новой оперы», театрального мира, с которым вы уже практически сроднились, на камерный хор?

ДС Я бы не сказал, что задачи кардинально изменились. В театре были вещи, которые уже делались по инерции, и я принял решение, что пора что-то менять. Благодарен лично Александру Кибовскому, что он меня поддержал. Тем более, восемь лет – это достаточное время для накопления опыта. Сначала я окунулся в деятельность Культурного центра «Меридиан», которая была мне близка – я хотел заниматься развитием концертной площадки, не связанной с постановочными историями и пошивом костюмов, где нет этих отношений между художником и режиссером, нет солистов, которые «топают ножкой» и меряют успех театра, только исходя из своей успешности в нем…А потом так получилось, что Владимир Николаевич Минин пригласил меня на должность директора в свой хор. Конечно, для меня это была большая честь – я не смог ему отказать. Благо, опять же, и Александр Владимирович (Кибовский) был не против. Я очень хотел поработать с Минин-хором, всегда воспринимал многих артистов коллектива как солистов. Не узурпируя вещи с творческой точки зрения – для этого есть Тимофей Юрьевич, который черпает знания от Минина, – я могу тоже здесь что-то предложить, мне тоже все интересно.

НТ Вы как музыкант можете предложить хору какое-то сочинение для новой программы или это полностью прерогатива художественного руководителя? Видела ваш пост о том, что вы мечтали услышать «Креольскую мессу» Рамиреса целиком, которую хор и представил…

ДС Вы знаете, мы все открыты друг другу с предложениями. Конечно, основное действующее лицо, формирующее репертуар – это Тимофей Юрьевич, я лишь могу посоветовать ему послушать и посмотреть то или иное сочинение, опираясь на свой опыт. Бывает так, что ему нравится определенная музыка, но тут я из музыканта превращаюсь в директора и мой внутренний голос мне говорит, что, к сожалению, мы можем ее исполнить только в том случае, если на нее появился заказ от зала – с коммерческой точкой зрения мы такие сочинения не продадим.

НТ Речь о музыке XX века?

ДС В основном, да, но не только – например, произведения, которые почему-то у слушателей непопулярны.

НТ Минин-хор – это пример сохранения и продолжения традиций. А есть ли вероятность, что с 51-го года своего существования хор кардинально повернет в сторону эксперимента: от программы до формата выступления, будет делать что-то совсем новое и нетипичное?

ДС А Минин-хор всегда делал что-то новое. Достаточно привести пример участия коллектива в спектакле «Мертвые души», и поездку в Брегенц, и взаимодействие с современными композиторами – такими, как Эдуард Артемьев и Илья Демуцкий. Безусловно, сегодня мы ищем варианты сотрудничества с самыми разными музыкантами, планируем и дальше исполнять сочинения XX века (тем более, это напрямую входит в планы Тимофея Юрьевича). И все же, эксперимент экспериментом, но мы должны понимать, что наша основа – это классика, которая держит хор в тонусе. Мы не имеем права ее подменить чем-то неизвестным. Почему, скажем, оперному дирижеру в чем-то легче дирижировать оперу молодого автора, чем «Свадьбу Фигаро?» Ведь там можно «спрятаться». Почему солисты, которые гордо называют себя исполнителями новой музыки, не умеют хорошо петь Верди и Доницетти? Потому что они поют нечто радикальное и потом теряют на крике голоса. Но, к сожалению, если мы исполним 52 раза «Реквием» Моцарта, это не принесет нам ничего в творческом плане, кроме выполнения госзадания, поэтому мы должны развиваться и петь самую разную музыку, в том числе, написанную сегодня.

НТ Планируются ли концерты Минин-хора в Культурном центре «Меридиан», которым вы руководите?

ДС Было бы замечательно. Главное, как я всегда шучу, чтобы директора между собой договорились. «Меридиан» приспособлен для определенных программ – вряд ли мы там будем заниматься коммерцией. Для него уже будет большая честь, что коллектив такого уровня зашел на площадку, где обычно звучит шансон и мюзикл. Хотя там вполне спокойно можно «прорепетировать» какую-то программу, которая готовится к исполнению в крупном зале.

НТ Как вы определяете для себя задачи Минин-хора на ближайшее время? Есть ли у вас определенная стратегия развития? Что впереди?

ДС Я считаю, что жить ощущением, что успех сам к тебе придет – невозможно. Сейчас такое время, что мы все равно обязаны заявлять о себе. Нельзя ждать звонков и предложений, сидя на своем месте, и никакие прошлые заслуги не повлияют (но то, что их становится больше – это здорово). Фестиваль нам очень помог. Невзирая на то, что он готовился к юбилею хора, мы решили сделать его постоянным. «Хор без границ» – отличное название. А впереди, в новом концертном сезоне, мы представим конкурс для молодых композиторов, которые будут писать хоровые сочинения в разных жанрах. Положение конкурса сейчас как раз дорабатывается. Мы обязательно объявим о нем официально и будем рады всех видеть!

Эльза Драйсиг: <br>Сама определяю творческий путь Персона

Эльза Драйсиг:
Сама определяю творческий путь

Барбара Фриттоли: <br> Учу молодых певиц исполнять юных героинь Моцарта Персона

Барбара Фриттоли:
Учу молодых певиц исполнять юных героинь Моцарта

Александр Сладковский: Ценю в людях не только талант, но и способность созидать Персона

Александр Сладковский: Ценю в людях не только талант, но и способность созидать

Алена Верин-Галицкая: Мне интересны текстовые игры Персона

Алена Верин-Галицкая: Мне интересны текстовые игры