Добро пожаловать в цифровую реальность События

Добро пожаловать в цифровую реальность

В Московской консерватории прошел Третий мультимедийный фестиваль «Биомеханика»

Третий год в конце января Рахманиновский зал погружается в сине-зеленые цвета, его сцену захватывают многочисленные провода и микрофоны, а музыканты играют то выключателями лампочек, то вступают в диалог со своими виртуальными двойниками на экране. Именно так проходит фестиваль мультимедийной музыки «Биомеханика», который уже третий год уверенно держат под своим руководством композиторы Александр Хубеев и Николай Попов. Последний, будучи художественным руководителем Центра электроакустической музыки МГК, собрал вокруг себя креативную команду специалистов – звукорежиссеров, технических инженеров, художников по видео, саунд-артистов, музыковедов, – создающих, говоря деловыми словами, мощный продукт, который не стыдно привезти в парижский IRCAM или показать в Дармштадте.

На «Биомеханике» звучат сочинения молодых российских и зарубежных композиторов, отечественных и западных «мэтров» электроакустики, о которых ведутся увлекательные разговоры (программа «Биомеханика. Talks»). С этого года также появились концерты-презентации исполнителей новой музыки («Биомеханика. extra») в модном арт-пространстве Московской консерватории «Артемьев». Там же открылась выставка мультимедийных объектов «Электрические сны» – работы художников со всей России, отобранные куратором и медиахудожником Олегом Макаровым в ходе оупен-колла. Фестиваль неизменно собирает вокруг себя пока что исключительно знатоков и фанатов мультимедиа, но его аудитория значительно расширяется благодаря трансляции Телевидения Московской консерватории, которая позволяет не только услышать, но и увидеть, как рождаются необычные звуки.

В этом году «Биомеханика» продолжила вектор направления, заданный на предыдущем фестивале. Четыре концерта с участием мастодонтов новой музыки МАСМ, молодежной команды СEAM Artists и героев январской обложки «Музыкальной жизни» ансамбля N`Caged показали, как могут взаимодействовать акустические инструменты с электроникой, видео, светом, перформативным жестом – словом, как новые технологии и новые медиа способны перевернуть все наши представления.

Первый концерт предлагал поразмышлять на тему, как с помощью технических достижений и разного рода девайсов можно сломать временной континуум и, как по волшебству, объединить прошлое и настоящее. В пьесе String Jane немецкий композитор Михаэль Байль (ставший также героем «Биомеханика. extra») устроил виолончелистке Юлии Мигуновой встречу с Мстиславом Ростроповичем и другими его знаменитыми коллегами. Виртуальные партнеры Юлии, транслируемые на двух экранах справа и слева, дублировали каждый ее жест и воспроизводили ту же тему «Лебедя» Сен-Санса (но в искаженном виде). Действия исполнительницы в live-режиме органично существовали с заранее записанными звуковыми и видеофрагментами игры Юлии и ее двойников. «Добро пожаловать в виртуальную реальность», – бесстрастно сообщил механический голос невидимого ведущего, и эту фразу можно было отнести не только к концерту, но и ко всему фестивалю в целом. Участница футуристического пространства «Биомеханики» Феодосия Миронова показала оригинальный способ игры на струнах рояля в сочинении Epicentro Алессандро Перини. На пальцах пианистки были надеты контактные микрофоны, которые чутко реагировали на прикосновения к струне, внутри инструмента урчали десять вибромоторов, и все это создавало ощущение, будто мы заглянули во внутренности рояля, поняли, как функционирует его организм. Наивысшее взаимодействие «живого» и «неживого», звука и движения продемонстрировал Александр Хубеев в сочинении «Не выходи из комнаты», переведенное на язык жестов. На этот раз Юлия Мигунова вступала в диалог сама с собой, а точнее, со своим альтер эго на экране под «аккомпанемент» ансамбля, препарирующего инструменты. Заранее записанные и транслируемые на экране жесты сурдоперевода дублировали реальные жесты Юлии, которая стояла на сцене и даже не подозревала, как сильно ее виртуальная белая голова, напоминавшая знаменитую заставку телекомпании ВИД, навевала у публики страх.

Второй концерт исследовал феномен напряжения – как в идейном, так и в звуковом смысле. Его отражала в полной мере Art of Metal II Яна Робена – композиция, построенная на невыносимо резких, острых звуках бас-саксофона, который, благодаря Игнату Красикову, произносил квазиджазовый монолог. Напряжение ощущалось и в исполнении пьесы (мировой премьере) Алексея Сысоева «Сиротинушка», созданной в рамках творческой программы Союза композиторов России «Ноты и квоты». Солистка Ольга Россини в VR-очках дополненной реальности, прижимая к груди несуществующий кулек с младенцем, воспроизводила настоящий обрядовый причет, оплакивая то, что якобы видела перед своими глазами. Высокая тесситура и фольклорная мелизматика создавали атмосферу отчаяния и безысходности, а инструментальный ансамбль в лице МАСМ вторил условному горю исполнительницы. Но где и была настоящая разыгрываемая история, целый спектакль, так это в сочинении Daily Music Екатерины Хмелевской. Музыканты погрузили публику в один день из жизни современного человека, который ощущает себя частью огромного мегаполиса (в первой части звучали саундскейпы шумов), домашнего быта (во второй части раздавались засемплированные звуки электроприборов, вскипающего чайника, предметов ванной комнаты) и даже новогоднего праздника (в третьей части ансамбль играл на инструментах, украшенных горящими гирляндами).

Третий и четвертый концерты «Биомеханики» были посвящены голосу и ритму – тому, как по-разному они могут существовать в пространстве цифровой реальности. И если финал фестиваля был отдан ударникам CEAM Artists, которые познакомили публику с таким инструментом, как никофон, и погрузили в звуковое и ритмическое пространство «Мармеладного неба» Николаса Морриша, то третий вечер стал бенефисом вокального квартета N’Caged (Арина Зверева, Ольга Россини, Илья Лаптев, Сергей Малинин). Его солисты в очередной раз доказали, что способны спеть все что угодно – от микрохроматического мадригала Николая Хруста до посвящения искусству контратеноров Карлхайнца Эссла и голосовой имитации падения храма Соломона у Франка Бедроссяна. Вершиной этого вокального мастер-класса и в целом наглядным подтверждением креативности и смелости команды «Биомеханики» стало отвязное, как на рок-концерте, выступление Арины Зверевой и ее «бенда» (Игнат Красиков, Юлия Мигунова, Марк Рейнский, Евсевий Зубков). В пьесе Бригитты Мунтендорф Keep quiet and dance певица устроила полный отрыв на сцене, заставляя свой голос то скандировать, то декламировать, то выкрикивать и даже едва ли не рычать просьбу сохранять спокойствие и танцевать. Рахманиновский зал как-то внезапно превратился в рейв-площадку, окутанную остинатными кислотными всполохами света. Теперь ждем, что на следующей «Биомеханике» в зале уберут стулья и можно будет действительно keep quiet and dance.

Победа над тишиной События

Победа над тишиной

Нью-йоркская школа vs русский футуризм

Не ручей, а ремикс События

Не ручей, а ремикс

В «ГЭС-2» музыка Баха вступила в диалог с электроникой

Однажды вечером на Крите События

Однажды вечером на Крите

В Казани состоялась российская премьера балета Микиса Теодоракиса «Грек Зорба»

Сто форпостов легендарной «Мелодии» События

Сто форпостов легендарной «Мелодии»

К своему юбилею российская звукозаписывающая компания выпустила подарочный фолиант