Долгожданная свобода кавказского пленника События

Долгожданная свобода кавказского пленника

«Музыкальная академия» и Минин-хор представили мировую премьеру полной версии «Торжественного марша Шамиля» Мусоргского

Предыстория этого события напоминает настоящий музыковедческий детектив. Впервые неизвестное до сих пор сочинение двадцатилетнего Мусоргского три года назад обнаружили сотрудники Государственного института искусствознания Антонина Лебедева-Емелина и Анна Виноградова. Неозаглавленная рукопись марша представляла собой неполный автограф, первая страница которого была утрачена при неизвестных обстоятельствах. Находку явили миру незамедлительно: в том же ГИИ марш исполнил хор Академии хорового искусства под управлением Дениса Храмова. А восстановить произведение целиком удалось музыковедам Василисе Александровой, Евгению Левашову и Надежде Тетериной – помогла обнаруженная в 2021 году в Российской национальной библиотеке рукописная копия марша. «Хор свиты Шамиля» (прежнее условное название) превратился в «Торжественный марш Шамиля» (точное авторское название), обрел девятнадцать заключительных тактов, его опубликовали в нотном приложении журнала «Музыкальная академия» (разумеется, вместе со статьей исследователей), записали на фирме «Мелодия» и, наконец, представили в кругу тех, кто смог по-настоящему оценить его историческую значимость.

Презентация прошла в Культурном центре «Минин-хор». Именно Московский государственный академический камерный хор под управлением своего руководителя дирижера Тимофея Гольберга стал первым исполнителем полной версии «Торжественного марша Шамиля», написанного для мужского хора, солистов и фортепиано. И на концерте, и на записи им аккомпанировал главный редактор «Музыкальной академии» Ярослав Тимофеев. Собственно, «маленькая тихая премьера», как выразился Ярослав, оказалась также приурочена к 90-летию журнала и, возможно, новому сотрудничеству с Минин-хором. В честь юбилея коллектив приготовил небольшой концерт, на котором прозвучали фрагменты из симфонии-действа «Перезвоны» Гаврилина, «Три русские песни» Рахманинова, русская народная песня «Ах ты, степь широкая», молдавская народная песня «Дойна», украинская народная песня «Засвечу свечу» – репертуарные произведения Московского государственного академического камерного хора, фактически определяющие его лицо.

Впрочем, главным инфлюэнсером вечера все же стал Модест Петрович Мусоргский и его удивительный во всех смыслах марш. Это сегодня кажется странным, что двадцатилетнего юношу заинтересовала фигура грозного предводителя Дагестана и Чечни, мрачного бородатого горца, смотрящего исподлобья на сохранившихся картинах. А тогда подобное обращение было «на повестке дня»: как считают Александрова, Левашев и Тетерина, Мусоргский так откликнулся на актуальное событие, подарив позже рукопись своему другу, знатоку исламской культуры Александру Арсеньеву.

Имам Шамиль, лидер Кавказской войны, открыто противостоявший власти и присоединению своих территорий к Российской империи, вызывал одновременно страх и живой к себе интерес – как сегодняшний оппозиционер. В 1859 году случилось неожиданное: после долгой борьбы суровый воин добровольно сдался в плен к русским. В «Торжественном марше» вполне можно представить себе, как несломленный, гордый Шамиль и его свита входят в парадный Петербург, присягают на верность Александру II. Мусоргского явно привлекала не столько хроника всех этих событий, сколько сама личность Шамиля и его удивительная судьба (кавказский пленник вскоре стал дворянином, посещал Большой театр, переехал в Калугу и даже начал создавать музыку). В целом «Торжественный марш Шамиля» трудно назвать юношеским ранним сочинением, пробой пера Мусоргского. Здесь композитор словно пробует себя в демонстрации массовых исторических сцен, прокладывает дорожку к «Борису Годунову» – поразительно, как небольшая хоровая миниатюра содержит в себе открытую театральность, напоминая ни много ни мало полноценную хоровую сцену из оперы (было бы любопытно услышать марш в оркестровке).

«Музыкальная академия» и «Мелодия» записали неизвестное произведение Мусоргского

Услышав хоть раз эту музыку, ее забыть потом невозможно. Сам того не зная, Мусоргский сочинил безусловный хит, узнаваемый с первых же тактов, как «Марш Черномора» или «Славься» Глинки. Ритмичные крайние части в темпе di Marcia («в темпе марша») обрамляют средний лирический эпизод, звучащий в духе выразительного оперного монолога – здесь хор уступает солистам, аккуратно подстраиваясь под их голоса. Текст «Торжественного марша Шамиля» на слух кажется полной бессмыслицей, набором слов – шеф-редактор издательства «Композитор» Петр Поспелов даже сравнил его с «заумью» Алексея Крученых – однако и в экспозиции, и в репризе Мусоргский использовал исламскую молитву, воззвание к Аллаху (а смысл текста в средней части расшифровать так пока и не удалось). Под бодрый аккомпанемент Ярослава Тимофеева Московский государственный академический камерный хор с невероятной энергией, блеском и самоотдачей воспроизводил фразы на загадочном языке, и это действие не могло не впечатлить. В центре Москвы, в окружении музыковедов, пространство роскошного особняка в стиле французского неоренессанса оглашалось суровыми восклицаниями: «Ля, ил-ля хи иль Алла!» и «Ил ляхи иль Алла!» Что ж, наверное, так и должен звучать голос имама Шамиля – запертого на долгие годы в архиве кавказского пленника, которому музыковеды XXI века подарили долгожданную свободу.

Победа над тишиной События

Победа над тишиной

Нью-йоркская школа vs русский футуризм

Не ручей, а ремикс События

Не ручей, а ремикс

В «ГЭС-2» музыка Баха вступила в диалог с электроникой

Однажды вечером на Крите События

Однажды вечером на Крите

В Казани состоялась российская премьера балета Микиса Теодоракиса «Грек Зорба»

Сто форпостов легендарной «Мелодии» События

Сто форпостов легендарной «Мелодии»

К своему юбилею российская звукозаписывающая компания выпустила подарочный фолиант