Драмбалет жил, жив, будет жить События

Драмбалет жил, жив, будет жить

Самарский театр оперы и балета привез на «Золотую Маску» «Бахчисарайский фонтан» легендарный спектакль Ростислава Захарова с музыкой Бориса Асафьева, ставший когда-то первым образцом нового балетного жанра сталинской эпохи.

Может ли перенос хореографической постановки номинироваться на «Маску» – вопрос риторический, на который нынешний фестиваль отвечает: «Может!». Вслед за «Дон  Кихотом» МАМТ имени К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко, воскресившим нуреевский спектакль Парижской национальной оперы сорокалетней давности, Самарский оперный театр показал культовый образец советского балета 1930-х годов. Помимо основной номинации («Лучший балет») «Бахчисарайский фонтан» проходит в пяти частных. Отмечены художник Андрей Войтенко и художник по костюмам Татьяна Ногинова, воссоздавшие  декорации и костюмы советского спектакля работы Валентины Ходасевич. Среди танцовщиков выдвинуты исполнители заглавных партий – Ксения Овчинникова (Мария) и Игорь Кочуров (Вацлав), а также исполнитель небольшой, но эффектной партии начальника войск хана Гирея – Диего Эрнесто Кальдерон Армьен (Нурали).

Паненка — Гульназ Сагдеева, Пан — Дмитрий Сагдеев

Кажется, все уже привыкли к тому, что в современном балетном ландшафте советские хореодрамы – устаревшее звено. Эпоха, когда драмбалеты шли на сценах всех театров страны, безвозвратно ушла в прошлое, а новое время диктовало поиск альтернативных путей. Прославленные «Бахфонтан» Ростислава Захарова и «Ромео и Джульетта» Леонида Лавровского не уходили лишь из афиши Мариинки, гордо фигурируя и как «знак качества» советской балетной классики, и как часть великой истории самого театра, вдохнувшего некогда в эти партитуры сценическую жизнь. В регионах если и возникали отдельные вспышки «драмбалетного ренессанса», то в виде вторичных псевдоклассических постановок, где  художественный метод Станиславского в большей или меньшей степени доминировал над чистым танцем.

Перенос «Бахчисарайского фонтана» на сцену Самарского театра оперы и балета осуществила экс-прима Мариинского театра Дарья Павленко, когда-то исполнявшая в этой постановке партии Марии, Заремы, Паненки.

«Моей самой глобальной задачей было заразить артистов любовью к этому спектаклю, потому что я убеждена, что “Бахчисарайский фонтан” – наше достояние, наше культурное наследие. Спектакль поставлен в 1934 году и через тринадцать лет он отпразднует столетний юбилей. Я хотела показать, что это не труха, не какой-то нафталин: этот спектакль имеет право на жизнь. Более того, он не просто жизнеспособен, а от исполнителя к исполнителю наполняется их жизнью и энергией».

Нурали — Диего Эрнесто Кальдерон Армьен

В этой пламенной, подкупающей искренностью речи новоиспеченного балетмейстера-постановщика можно расслышать и апологию спектакля-раритета, и, возможно, новый балетный тренд. В эпоху бесконечных экспериментов с формой и содержанием не только региональная, но и столичная публика соскучилась по целостным масштабным концепциям, ясной драматургии, выверенным хореографическим решениям и принципиальной направленности спектакля к диалогу со зрителем. Балет-феерия сталинского ампира, музыкальный наследник традиций великой русской школы – «Бахчисарайский фонтан» Бориса Асафьева и Ростислава Захарова убедил, что сегодня ретроспектакли могут выглядеть куда интереснее псевдоклассических хореографических новоделов.

Opus 52: за сценой и немного баек События

Opus 52: за сценой и немного баек

Фестиваль новой музыки в Нижнем Новгороде собрал яркий международный состав

В поисках души События

В поисках души

Урал Опера Балет открыл сезон премьерой «Набукко»

«Спартак» на новом поле События

«Спартак» на новом поле

Шестой фестиваль «Видеть музыку» открылся балетом Хачатуряна «Спартак»

Вопреки и благодаря События

Вопреки и благодаря

Вопреки всем сложностям пандемии XII Международный конкурс органистов имени Микаэла Таривердиева прошел с присущим ему размахом и в соответствии с традициями, заложенными 22 года назад.