Джереми Уолкер: <br>Необходимо исполнять музыку, которую пишут прямо сегодня Персона

Джереми Уолкер:
Необходимо исполнять музыку, которую пишут прямо сегодня

Под его обаяние подпадают сразу все: и коллеги-музыканты, и публика в зале. Добрая светлая улыбка, открытый характер, искрометный юмор – полное отсутствие пресловутой английской чопорности и холодности, зато на лицо русская «душа нараспашку». Молодой дирижер из Великобритании Джереми Уолкер (ДУ), ныне проживающий в России, специально для «Музыкальной жизни» побеседовал с Марией Залесской (МЗ) о III Международном Органном фестивале в Казани, организованном художественным руководителем и главным дирижером ГАСО РТ Александром Сладковским. И не только.

МЗ Как Вы попали в Россию? Как началось Ваше знакомство с русской культурой?

ДУ Все началось в Германии, со знакомства с моей будущей женой Александрой. И, честно признаюсь, тогда я даже и не думал, что когда-нибудь перееду жить в Россию. Я мыслил свою карьеру в Великобритании или, к примеру, в той же Германии. Но с Сашей нам уже пришлось выбирать, что будет лучше для нас обоих, – и для ее карьеры, и для моей. Кстати, не только для карьеры, но и собственно проживания. И мы выбрали Россию. Я поступил в Московскую консерваторию. Считаю, что мне очень повезло сначала попасть в класс Геннадия Рождественского, у которого я занимался в течение года. Затем – в класс Вячеслава Валеева. Отличные учителя! Я им очень благодарен. Мне нравится жить в России, работать с российскими музыкантами и композиторами. Оказалось, мне очень близка русская культура. У меня в роду вообще много национальностей: немцы, поляки, литовцы, да и русские корни есть. Так что, наверное, все неслучайно получилось. Отдельно хочу признаться, что особенно люблю русскую музыку и литературу. Да и театр русский – это просто что-то фантастическое!

МЗ Кстати, о театре. У Вас богатый театральный опыт. Вы являлись художественным руководителем «Kings Opera», «MSA Musical Theatre», «Kings College Chorus» при Королевском Колледже Лондона. На Органном фестивале в Казани Вы дирижировали весьма оригинальными сочинениями, в которых принимал участие драматический актер (декламационная феерия «Лабарданс!» для чтеца, органа и оркестра Анжелики Комиссаренко и фрагменты из «Гоголь-сюиты» Альфреда Шнитке – М.З.). Голос Петра Татарицкого Вы воспринимали как полноправный инструмент оркестра? Или все-таки как певца-солиста, которому оркестр просто аккомпанирует?

ДУ Можно сказать, что у нас получился настоящий концерт для голоса, органа и оркестра. Когда я сталкиваюсь с подобными сочинениями, мне идет на пользу мой оперный опыт. Для меня важно, чтобы все было в равновесии. Не просто актер читает текст, а оркестр подыгрывает, аккомпанирует ему. Это как раз мне не интересно. А интересно, когда получается единая музыкально-театральная постановка. У Петра такие краски, такие эмоции в голосе! Это действительно музыкальный инструмент. И мы очень быстро нашли общий язык и пришли к полной гармонии. Чтец реагирует на музыку и, наоборот, мы, оркестранты, реагируем на его голос. Кстати, на самом концерте (прошел 19 марта; второй концерт Органного фестиваля под названием «Музыкальные инсталляции» – М.З.) мы показали наилучший вариант. Сказался эффект живого выступления. На репетиции краски все-таки не получались настолько яркими. А вот на концерте мы все выложились по полной и были на одной волне.

Петр Татарицкий и ГАСО РТ . За пультом – Джереми Уолкер. Фото: Иван Андреев

МЗ У Вас уже накопился большой опыт работы с различными оркестровыми коллективами. Что Вы можете сказать о совместной работе с ГАСО РТ? Вы ведь уже не первый раз приезжаете в Казань?

ДУ Уже второй раз я сотрудничаю с этим прекрасным оркестром. В прошлом году был мой дебют в работе с ним, и тоже на Органном фестивале. Сразу скажу, что работать с оркестром Татарстана – просто одно удовольствие! Я это говорил еще год назад. ГАСО РТ, пожалуй, один из моих самых любимых оркестров. Уровень музыкантов очень высокий. Все они – прекрасные профессионалы не только в плане музыкальности, это и так понятно. Но что еще очень важно: наше общение, по-настоящему дружеское! И, конечно же, с ними мне очень комфортно и приятно работать, музицировать. Вот когда мы готовили эту программу – такую необычную и интересную – они были сразу открыты ко всему, к любым экспериментам. И делали все с удовольствием.

МЗ Программа действительно яркая и необычная. Музыкальные произведения с театральными эффектами. Кстати, первым дирижером «Гоголь-сюиты» был Геннадий Рождественский, один из Ваших учителей. Вы знакомились с его интерпретацией, оказала ли она на Вас влияние? Или у Вас сугубо личные отношения со Шнитке?

ДУ Геннадий Николаевич был не только первым дирижером. Именно он и составил эту сюиту из музыки к спектаклю («Ревизская сказка» в театре на Таганке в постановке Юрия Любимова – М.З.). Иногда даже на афишах писали: «Шнитке-Рождественский». Когда сюита играется целиком, то такое наименование действительно оправданно. Но сегодня мы играем фрагменты сюиты; у нас получилась своя «пьеса». Я давно слушал запись «Гоголь-сюиты» в интерпретации Рождественского. Конечно, в некоторой степени я ощущаю некоторое его влияние – это же мой учитель! Для меня его интерпретация – эталон; один из самых лучших вариантов. Но все-таки кое-что я делаю по-своему. И уверен, что Геннадий Николаевич одобрил бы это; он никогда не требовал и не хотел от своих учеников никаких копий с того, что делал сам. Так что теперь это и мой Шнитке тоже.

МЗ Вы уже упоминали, что принимали участие в Органном фестивале в 2021 году. Чем фестиваль в Казани, на Ваш взгляд, отличается от других? В чем его индивидуальное лицо?

ДУ Фестиваль в Казани я не побоюсь назвать уникальным! Во-первых, конечно, участие в каждом концерте симфонического оркестра – такое не характерно для других органных фестивалей. Если честно, я сейчас даже не могу вспомнить ни одного другого подобного. Обычно на фестивалях очень много сольных органных выступлений, ну, может быть еще в сочетании с камерными ансамблями. А во-вторых – и это особенно важно – сама драматургия фестиваля, его концепция; то, как строится общая программа фестиваля и программа каждого концерта в отдельности. И в прошлом году, и в этом казанский фестиваль верен себе. Каждый концерт – целый мир; каждый носит свое название. Вот только один пример: концерт-открытие, которым дирижировал Дмитрий Матвиенко, называется «Триумфальная фантазия» (прошел 16 марта; в программе Fantaisie Triomphale Теодора Дюбуа, концертная увертюра «Морская тишь и счастливое плавание» Феликса Мендельсона, а также Концерт для органа, струнных и ударных Франсиса Пуленка. – М.З.). Он словно передает мне эстафету. А я передаю дальше (в концерте «Поэме огня» 23 марта звучат произведения Александра Скрябина и Игоря Стравинского, а программой «Вокруг Баха» 26 марта фестиваль завершается – М.З.). В итоге «король инструментов» предстает перед слушателями со всех сторон, во всех ипостасях. Это большой успех Евгении Давидовны Кривицкой. Я с огромным уважением отношусь к ней; именно она придумала такую концепцию. А какое замечательное произведение ее отца Давида Кривицкого – Концерт «Coincidentia oppositorum» («Единство противоположностей») для органа, рояля и двух струнных оркестров, которое впервые было сейчас исполнено в Казани! Остается только повторить: это совершенно уникальный фестиваль!

Евгения Кривицкая, Джереми Уолкер, Константин Емельянов. Фото: Иван Андреев

МЗ Но мы еще не отметили, что на нем много внимания всегда уделяется современной музыке. Ваш интерес к музыкальному искусству сегодняшнего дня совсем неслучаен. Расскажите, пожалуйста, чем он обусловлен, и насколько Вы чувствуете себя, так сказать, комфортно в современном академическом направлении?

ДУ Скажу честно, еще несколько лет назад мне было очень сложно. У меня не было опыта исполнения этой музыки. Но как-то так получилось, что за последние 3-4 года я очень много работал с современной оперой. Первый опыт – показ мировой премьеры в Перми на Дягилевском фестивале (опера «Периодическая система» композитора Алины Подзоровой и режиссера Аси Чащинской, представленная публике 20 мая 2019 года – М.З.). Потом я был приглашен в проект «КoОPERAция», который ставит очень интересные премьеры современных опер (проект создан в 2017 году; он объединяет молодых композиторов и драматургов, и его целью и результатом являются новые сочинения и их постановка на театральной сцене – М.З.). А вот недавно я дирижировал восемью мировыми премьерами камерных опер в один вечер! Каждая опера – где-то по двадцать минут; все либретто написали дети. Это было в театре Новая опера (31 октября 2021 года – М.З.). И пройдя через все это, да еще благодаря общению с молодыми композиторами в Москве, я нашел свое место и теперь чувствую себя – ну, конечно, не стопроцентно комфортно, в современной музыке трудно чувствовать себя именно комфортно (смеется), – но мне теперь все это очень нравится. Молодых композиторов надо поддерживать обязательно. Необходимо исполнять музыку, которую пишут вот прямо сегодня, во всяком случае, в последнее время. А то мы все время играем Бетховена, Моцарта, Вагнера, Пуччини. Это прекрасная музыка, которую я люблю безумно. Но надо поддерживать и современных творцов. И я получаю огромное удовольствие, когда мне это удается.

Джо Сатриани: Русская публика зациклена на музыке Персона

Джо Сатриани: Русская публика зациклена на музыке

Американский гитарист – о новом альбоме, учениках и учителях

Георгий Исаакян: Театр должен периодически вокруг себя всех встряхивать Персона

Георгий Исаакян: Театр должен периодически вокруг себя всех встряхивать

Фабио Мастранджело: Я сыграл почти все, что написал Рахманинов Персона

Фабио Мастранджело: Я сыграл почти все, что написал Рахманинов

Александр Сладковский: Музыка Рахманинова помогает нам жить и делает нас лучше Персона

Александр Сладковский: Музыка Рахманинова помогает нам жить и делает нас лучше