Елена Руднева: Перформансы и фейерверки не должны вытеснять академическое искусство Персона

Елена Руднева: Перформансы и фейерверки не должны вытеснять академическое искусство

Громким проектом нынешнего лета стал open air фестиваль «Императорские сезоны в Тульском кремле». Елена Руднева (ЕР), директор Тульской филармонии, рассказала Евгении Кривицкой (ЕК), почему она поддерживает серьезные жанры академической музыки и зачем городу нужен новый концертный зал.

ЕК Расскажите, почему в Кремле уже несколько лет звучит именно опера, а не рок-концерты, которые более легко собирают публику на open air?

ЕР Изначально мы хотели как-то «заземлить» жанр оперы у нас в регионе, поскольку для него практически нет условий, но существует большая потребность у аудитории. Когда в филармонии был создан симфонический оркестр, то появилась возможность показать образцы оперной классики для нашей публики. Кремль стал удачной площадкой, где мы начали с оперного гала. Идея получила развитие, и «Царская невеста» уже стала целостным спектаклем в полуконцертной версии. А в этом году мы честно попытались сделать новый шаг в этом направлении. Поскольку Тула является куратором национального проекта «Императорский маршрут», мы связали тему представителей Дома Романовых и Тулы и создали театрализованное представление на набережной, что добавило креатива в нашу оперную историю. Наш логотип «История. Музыка. Кремль» объединил все то, что происходит в Кремле. В реализации проекта помогла автономная некоммерческая организация творческая лаборатория «Альфа-мьюзик», ставшая инициатором проекта и выигравшая грант ПФКИ. Безусловно, возможность получить грантовую поддержку на реализацию проекта нам была очень важна.

ЕК В проекте много составляющих: две серьезные русские оперы, историческое шоу, фольклорное действо.

ЕР Скажу откровенно: поскольку проект «Кремлевская опера» уже идет несколько лет, перед нами стояла задача как-то переформатировать событие для Президентского фонда культурных инициатив. Хотя я лично уверена, что в самой идее оперы в Кремле заложена новизна: каждое оперное событие для Тулы – это и есть креатив, зачем каждый год искусственно изобретать новые повороты? Фейерверки, костюмированное дефиле, селфи с артистами – это не главное, хотя и является довольно привлекательной для гостей частью события.

ЕК Действительно, успешные проекты, которые могли бы получить ускорение, редко поддерживаются. Каковы аргументы в пользу вашей позиции?

ЕР Я поднимала этот вопрос на съезде Союза концертных организаций России, говорила, что вообще событийных проектов в области академической музыки в регионах поддерживается не много. Концепция работы ПФКИ – поддержка новых, оригинальных проектов. Обычно говорят: проект успешно существует несколько лет без фонда, значит, может и дальше существовать, а мы делаем акцент на стартапах. Но ведь никто не анализирует, с какими сложностями каждый сталкивается при формировании финансирования, ищет спонсоров. Да, мы продаем билеты, но серьезные культурные акции в области академической музыки не могут быть полностью окупаемыми. В этом году вывели действие на набережную, а в следующем – сыграем симфонию для четырех вертолетов? Что-то такое, чтобы выглядеть креативными. Эти события, безусловно, будут интересны, привлекательны… Но разве это имеет прямое отношение к классической музыке?

Убеждена, для региональной практики показ оперы в знаковом историческом месте – это сверхсобытие, сверхкреатив, требующий глубокой серьезной подготовительной работы, и публика голосует за это. Вообще, возможность получения финансовой поддержки проекта – большое благо, хороший шанс для развития активных команд. Надеюсь, что наши аргументы будут услышаны, и эксперты Президентского фонда скорректируют подходы к поддержке успешных региональных практик в области академической музыки.

 

ЕК Знаю, что вы также вынашиваете мысль о строительстве нового концертного зала в Туле.

ЕР На мой взгляд, сейчас уже не надо доказывать, что академическая музыка – необходимая часть нашей жизни. Но теперь настал момент осознания, что важно создать условия для ее качественного исполнения и восприятия. Если нет акустики в зале и симфонический оркестр играет со звукоусилением, то это искажает музыку. Также должны быть и комфортные артистические, репетиционные помещения, хранилища для музыкальных инструментов, библиотеки, а желательно бы и студии звукозаписи. После пандемии изменились правила и нормативы по организации рабочих мест, санитарные нормы, разработаны новые требования по пожарной безопасности, организации доступной среды. И зачастую старые, приспособленные под концертную деятельность здания филармоний не могут отвечать современным задачам. В 2015 году Правительством РФ была принята «Концепция развития концертной деятельности в области академической музыки», где уже были четко обозначены нормы для концертных залов: «Необходимое число мест устанавливается из расчета 2–4 места на каждую тысячу городских жителей. В действительности же значение этого показателя составляет всего 1,137 места, что существенно уступает количественным параметрам цивилизованных стран». И Тула здесь не исключение. У нас отличный по акустическим параметрам зал, но все остальное далеко от нормы. К тому же практически все музыкальные школы и колледжи для проведения своих концертов обращаются к нашему залу, так как своих не имеют. Мы хотели бы развивать органные концерты. Сейчас вынуждены проводить их в местном католическом костеле, где стоит маленький электронный орган. Но это действующий храм, нас туда пускают раз в месяц. А потребность большая: когда мы объявляем органный концерт, билеты за два дня раскупаются. Наконец, как я говорила, в Туле нет и, скорее всего, никогда не будет своего оперного театра. У нас всего 500 тысяч жителей, Москва – рядом, поэтому содержать постоянную труппу, еще один симфонический оркестр – это нереально. Но частично компенсировать может хороший акустический зал, где мы готовы давать концертные или полусценические версии опер, ораторий. Для того, чтобы формировалась культура потребления, чтобы воспитывалась потребность в академической музыке, должны быть условия.

Учитывая все эти факторы, мы просчитали и предложили концепцию нового здания с современным концертным залом, сделали прикидочный просчет экспликации помещений, 3D-версию. И теперь ждем возможности обратиться к нашему губернатору с этой инициативой. Это требования сегодняшней жизни, во многих городах строятся или недавно открыты современные концертные залы – в «Сириусе» (Сочи), в Альметьевске, в Перми новая школа-десятилетка с шикарным залом… Я понимаю, что все города к этому придут.

ЕК Вашему филармоническому оркестру исполнилось пять лет. Решиться на его создание было, наверное, непросто, но вижу, что вы полны энтузиазма и делаете активные шаги по развитию коллектива.

ЕР И вновь обратимся к «Концепции развития концертной деятельности» – главному для нас на сегодня документу: «В целях развития жанров академической музыки и приобщения к ней максимального числа слушателей целесообразно наличие в каждой филармонии базового творческого коллектива, программам которого нужно отводить до половины репертуарной афиши филармонии (концертного зала). Наиболее эффективно функцию базового коллектива может выполнять симфонический оркестр, благодаря репертуару, охватывающему большую часть мирового музыкального наследия – жанров симфонической музыки, произведений крупной формы с участием солистов, сочинений кантатно-ораториального жанра, музыки балетов, опер, театральных постановок. Учитывая их важную, стержневую функцию, концерты симфонического оркестра в афише филармонии должны быть обязательными и регулярными».

Реализация этого положения Концепции сейчас приобретает новое направление: если раньше шел разговор о том, что, наверное, не очень нужны в регионах симфонические оркестры, если они не укомплектованы. Достаточно, если несколько раз в год приедут на гастроли серьезные столичные коллективы. Пандемия все поставила на свои места. Я рада тому, что теперь пришло осознание необходимости развития региональных симфонических оркестров, чтобы они работали на постоянной основе. Иначе потребность в посещении симфонических концертов не может быть сформирована. Подрастающую аудиторию надо воспитывать с помощью программ местного оркестра, с хорошим ведущим, солистами, интересными комментариями. И в связи с этим на заседании СКОР мы обсуждали проблему воспитания в вузах оркестровых музыкантов, которые затем должны приехать в наши региональные оркестры, уровень социальных гарантий для них в регионах. Одна проблема цепляет за собой другую. Но это не отменяет главного: оркестры должны быть в каждом городе – это меняет его культурный облик. Мне понравилось, как написала журналистка Ирина Скибинская: «Город, который имеет свой симфонический оркестр, перестает быть музыкальной провинцией». Я полностью поддерживаю эту точку зрения.

Внутренний слух творит главное в его музыке Персона

Внутренний слух творит главное в его музыке

К 85-летию Валентина Сильвестрова

Михаил Брызгалов: Весь архив Рахманинова, который есть в России, собран в Музее музыки Персона

Михаил Брызгалов: Весь архив Рахманинова, который есть в России, собран в Музее музыки

Светлана Создателева: В экстремальных моментах умею включать бесстрашие Персона

Светлана Создателева: В экстремальных моментах умею включать бесстрашие

Дмитрий Отяковский: На территории «Геликона» мы можем исполнить свою мечту Персона

Дмитрий Отяковский: На территории «Геликона» мы можем исполнить свою мечту