Estonian premieres</br>Estonian festival orchestra</br>Paavo Järvi</br>Alpha  Релизы

Estonian premieres
Estonian festival orchestra
Paavo Järvi
Alpha 

Новый альбом, выпущенный под руководством одного из самых амбициозных и прогрессивных маэстро современности Пааво Ярви, начинается с застывшей музыки — фотографии на обложке — с головокружительного хоровода высоченных деревьев, кронами устремленных в небо. Им явно пара сотен лет, они еще без листвы, вероятнее всего, весной — чем не аллегория истории эстонской музыки, у которой крепкие исторические корни и верные этим корням ответвления новых поколений. Эстонцы считают себя народом земли, лес — их дом, дуб — главное ритуальное дерево. Хоровод деревьев оказывается еще и емкой метафорой оркестра, собрания единомышленников в магическом круге сцены. В Эстонском фестивальном оркестре тоже читается желание Пааво собрать своих молодых братьев-­музыкантов и дарить им мощные профессиональные крылья для долгого полета.

Все композиторы, представленные на диске, ныне живущие, кроме Лепо Сумеры, ушедшего в 2000-м. Круг эстонских симфонических «песен» начинает Тыну Кырвитс — одно из самых известных имен. Свое сочинение «К лунному свету» он посвящает Пааво Ярви. Три его части — три блюза, три гимна одиночеству: в окружении единомышленников, в объятиях природы, в гармонии с собой. Оно буквально льется-­струится, легко слушается, в нем отчетливо слышен модус ночного пейзажа, его без труда можно брать в качестве живописного саундтрека к блокбастеру в силу почти эстрадного характера мелоса, интервалики, да и всего комплекса очевидных выразительных средств. В избавлении от тембральной и фактурно-­симфонической плотности и красочности нельзя не расслышать алгоритма от земного притяжения к звездам.

Его младший коллега Юло Кригул в своем Chordae, как в фольклоре, подхватывает тему предшественника, заплетая ее в свой мистический звуковой венок. Здесь начинают ударные — еще одна ипостась этнической идентичности эстонца. В вытаптывании земли чувствуется не только влияние «выплясываний» Стравинского, но и более близкое — Вельо Тормиса. В язычестве бушующих ударных трудно не заметить желания повелевать стихиями. В его же опусе «Лук», чье название родилось от одноименного фильма Ким Ки Дука, где лук — и оружие и музыкальный инструмент, отчетливо прослеживается желание расправиться с силами тьмы, чтобы достичь освобождения и просветления в чистом мире без злобы и агрессии.

Единственная женщина в этом альбоме — нежная красавица Хелена Тулве, ученица Эркки-­Свена Тюйра, ученика Лепо Сумеры. И с первых же жужжаний струнных и шелестящих отголосков, задающих вертикальные координаты, как и во французском названии ее L’ombre derrière toi («Тень за тобой»), мгновенно устанавливается родство с матриархом современной музыки — финкой Кайей Саариахо. Строгий отбор инструментария — струнный оркестр с солирующими альтом и двумя виолончелями (в оригинальной версии были три виолы да гамба) — дает ее фантазии неограниченную свободу в построении спектра своей композиции, ощущаемого как живое тело. После авангардного модуса Тулве — контраст мужской квадратности и симметрии ради уверенной и понятной гравитации в увертюре «Эстония» Тауно Айнтса. Тут видятся и сумрачность с насупленными бровями, желание борьбы с непрекращающимися сложностями мира. Но это лишь в зачине, ибо вскоре засветятся совершенно детские тихие считалочки, спрятавшиеся от грозного воинственного мира взрослых.

Финал диска — Olympic Music I Лепо Сумеры, учившегося у Вельо Тормиса в Таллине и у Романа Леденёва в Москве. Не без интеллигентной иронии, свой­ственной этому автору, он дает нам шанс увидеть на просторах родной страны новую античность со всеми вытекающими обстоятельствами.

ВЛАДИМИР НЕСТЕРЕНКО, НИКОЛАЙ КУЛИКОВ, АЛЕКСЕЙ БЕККЕР <br>СО ВСЕМИ ОСТАНОВКАМИ <br>ARTBEAT MUSIC Релизы

ВЛАДИМИР НЕСТЕРЕНКО, НИКОЛАЙ КУЛИКОВ, АЛЕКСЕЙ БЕККЕР
СО ВСЕМИ ОСТАНОВКАМИ
ARTBEAT MUSIC

BURAN <br>49 MINUTES <br>KOTÄ RECORDS Релизы

BURAN
49 MINUTES
KOTÄ RECORDS

Otto M. Zykan, <br>Duncan Honeybourne <br>Schönberg, Scriabin, Otto Zykan <br>Prima Facie/ORF Релизы

Otto M. Zykan,
Duncan Honeybourne
Schönberg, Scriabin, Otto Zykan
Prima Facie/ORF

Кто мог любить так страстно… Музыка русского сентиментализма для скрипки <br>Солисты Екатерины Великой <br>Н.Леонтьев, И.Юнкин, И.Дубровский <br>ReachSound.Art Релизы

Кто мог любить так страстно… Музыка русского сентиментализма для скрипки
Солисты Екатерины Великой
Н.Леонтьев, И.Юнкин, И.Дубровский
ReachSound.Art