Фламинго в Кемерово Внеклассное чтение

Фламинго в Кемерово

Улица была темной и пустой, тускло светили редкие фонари, она была близнецом улицы справа и улицы слева, куда сворачивать? На домах не висели указатели. Анна достала телефон, открыла навигатор, но тут же закрыла. Он, видимо, издевается, или думает, что она – птица. Говорит: следуйте на юг. На экране нарисован маленький компас; Анна покрутилась на месте, но стрелка компаса оставалась неподвижной. И что теперь делать, искать мох на деревьях? Солнце уже зашло, Полярной звезды не видно, намагниченную иголку достать негде. Спектакль вот-вот начнется. Если даже она успеет на него, то посидеть в буфете уже не удастся. Если бы она пошла не одна, а с Ниной, то они бы запросто нашли дорогу, взялись бы под руки и в четыре ноги дошли до места. Ну вот, а она еще радовалась, что Нина не смогла пойти, не будет наклоняться к ней во время спектакля, шептать на ухо всякую ерунду. Пусть шепчет себе под нос, зачем ей чужое ухо? И то и то – орган чувств. Отец ­когда-то говорил, что ходить в театр одной неприлично, и что? Он умер, а она вот пошла. Не сдавать же билет. Анна помнила, как выглядит здание театра на фотографии. Среди бездушного ряда однотипных панелек, не ветхих, но словно рано состарившихся, выделялся нелепый нарядный дом и рядом с ним еще несколько похожих строений. В спальном районе решили построить «комплекс культурных учреждений». По задумке они должны были выглядеть красиво и привлекательно, чтобы жители окрестных домов радовались и понимали, что вот она, культура, и до них добралась. На деле дома походили на деревенских родственников, которые нарядились, как могли, и приехали на городскую свадьбу.

Наверное, и постановки там не очень, хотя по телефону уверяли в обратном. Анне позвонила девушка и обратилась по имени отчеству: «Здравствуйте, Анна Сергеевна», – сказала она, сразу расположив к себе. И тут же добавила: «Знаю, как вы любите театр, наверняка думаете, куда сходить на выходных? Мы, молодые актеры труппы…»

Анна выслушала и согласилась оплатить билеты по ссылке, которую ей прислали на почту, позвала Нину, но у той поднялась температура. «Наврала», – думала Анна, никто не говорит так: «Поднялась температура» – если бы это было правдой, она бы просто сказала, что плохо себя чувствует.

«Интересно, бывает ли, что птица, которая летит зимовать на юг, заблудилась?» – вдруг подумала Анна. Внезапно у нее появился план действий. Она пройдет еще пару десятков метров, посмотрит, что показывает навигатор, и поймет, ушла она дальше от нужного места или, наоборот, к нему приблизилась. Она очень порадовалась своей изобретательности, но уже через несколько шагов самодовольство сменилось досадой, она наступила в лужу, забрызгала розовую юбку. И тут Анна вспомнила историю о том, что птицы действительно могут заблудиться. Она читала в новостях, как фламинго, летевшие в тропики из Казахстана, случайно оказались в Кемеровской области. Фламинго ошарашенно стояли посреди реки Томь, задирая то одну ногу, то другую, чтобы не окоченеть, грызли маленьких безвкусных рачков и не понимали, как их сюда занесло. «Вот и я так стою на одной ноге, посреди серой улицы, в розовой юбке, но, в отличие от фламинго, даже закусить нечем», – думала Анна.

Все же она прошла еще немного вперед, снова достала телефон, но экран не зажегся: села батарейка.

«Стою тут, как фламинго в Кемерово, еще и без телефона, – подумала Анна и вытерла слезы. – Почему они коричневые и с песком?» Анна испуганно рассматривала грязную, влажную руку, пока не поняла, что это не слезы, а брызги из лужи. Надо же, ни прохожих, ни машин. Хотя, казалось бы, лето, выходной день. Вдруг издалека послышались странные звуки. Похожие на артиллерийские залпы, но не сами по себе залпы, а сыгранные на ­каком-то музыкальном инструменте. Или спетые хором. Непонятно.

«Театр! – с радостью подумала Анна. Хотя, зачем он ей нужен теперь, опоздала уже. – Нет, можно зайти в антракте, еще и в буфете посидеть, а потом на спектакль, ну пропущу начало, сюжет все равно знаю».

Звук доносился с обратной стороны дома, напротив которого она стояла. В доме была арка, через которую, минуя двор, наверняка можно было пройти ко входу в театр. Но взгляд уперся в металлические ворота. «Придется в обход», – подумала Анна. Вдруг калитка приоткрылась, и из нее вышла девушка, Анна быстро подошла и подхватила дверь. Она оказалась в проходном дворе, таком уютном, не удивительно, что его закрыли воротами. Неужели прямо за ним могли быть уродливые панельки, а перед ним эти странные «культурные учреждения», хотя в темноте все выглядит иначе. Посреди маленького двора росли большие старые деревья. Анна замерла, очереди выстрелов доносились ­откуда-то сверху. Так звучало дерево.

«Наверное, звук отдается, идет из соседнего здания, а я слышу как будто сверху», – подумала она. Он был узнаваемый, но странный, словно у пулемета появились голосовые связки. «Вот это актеры, надо же, как умеют, жалко, что на спектакль не попала», – думала Анна.

Вдруг звук приблизился, она присмотрелась к ветке дерева – на ней сидела маленькая серая птица.

– Соловей опять пулеметит. – Анна услышала ­чей-то голос и обернулась. В открытое окно второго этажа выглядывал старик в пижаме. – Это у них с вой­ны, повторяли за пулеметами, потом птенцы за родителями, потом их птенцы за родителями, такой вот «военный диалект». Рядом парк, обычно там «пулеметят», но вот, видишь, во двор прилетел. Тут раньше лес был, а на опушке деревня, последняя линия фронта, до города так и не добрались.

– Ой, а теперь на салют похоже, «салютят»!

– Да что вы, это из театра, который на соседней улице, последняя минута спектакля, «Вечно живые» Розова. Всегда такой громкий салют, это у них там вой­на закончилась – надо жалобу написать.

Азиатская Джоконда Внеклассное чтение

Азиатская Джоконда

К 80-летию со дня рождения певицы Нелли Ли

Музыка во флаконе Внеклассное чтение

Музыка во флаконе

Три парфюмерных бренда, созданных специально для страстных меломанов

Симфония тысячи ароматов Внеклассное чтение

Симфония тысячи ароматов

Джордж Уильям Септимус Пиесс и его «парфюмерные симфонии»

Эта удивительная Frau Kammersängerin Ludwig Внеклассное чтение

Эта удивительная Frau Kammersängerin Ludwig

Криста Людвиг в воспоминаниях пианиста Семена Скигина