Город женщин? События

Город женщин?

С 19 по 22 октября в маленьком южнонемецком городе прошел фестиваль Donaueschinger Musiktage

Старейший фестиваль новой музыки вот уже более сотни лет собирает в программе наиболее актуальных авторов и аккумулирует основные мировые тренды. Фестиваль 2023 года стал первым, прошедшим полностью под руководством Лидии Риллинг, а его облик, сформированный первой женщиной на этой должности, интересовал публику с момента новостей о назначении нового худрука в 2022 году.

И действительно, Риллинг ощутимо изменила концепцию «Дней музыки», программа оказалась составлена так, что воспринималась как феминистическое высказывание шефини. Среди заказанных премьер около трех четвертей принадлежат женщинам, ни один из мэтров-мужчин, имена которых мы привыкли видеть на афишах европейских фестивалей, не получил своей порции внимания. Большая часть заказов была отдана композиторам, не известным в русскоязычном пространстве (порой даже малоизвестным в европейском), а среди часто исполняемых авторов, имена которых регулярно появляются на афишах крупных проектов, можно назвать, пожалуй, только Ольгу Нойвирт и Клару Ианнотту.

По традиции фестиваль проходил под знаменем темы, которая влияла как на формирование программы, так и на ход фестивальных дискуссий. В этом году была заявлена тема «Коллаборация» – обсуждались перспективы художественного сотворчества, преимущества и недостатки метода. Первое, что бросилось в глаза при изучении буклета, – тема интерпретируется неограниченно широко: не только напрямую поднимая вопрос сотворчества нескольких авторов, но и включая в себя тему сотрудничества композитора и музыкантов, композитора и электроники, отношений музыкантов и партитуры, музыкантов и электроники, использование импровизации во время выступления и многое другое.

Стоило видеть, с какой гордостью организаторы фестиваля рассказывали о мировой премьере сочинения Occam Océan Cinquanta, возникшего в результате коллаборации 91-летней Элиан Радиг, одной из пионеров электронной французской музыки, и Кэрол Робинсон – франко-американского композитора, выполняющей обязанности ассистентки. Премьеру сочинения исполнил оркестр SWR на концерте-открытии фестиваля, а публика встретила его бурными овациями. Но сложно сказать, была ли эта реакция восторгом от сочинения или же от самого факта премьеры композиции легендарной женщины. По звучанию эта пьеса больше всего напоминала подготовленную импровизацию, выстроенную в рамках обертонового ряда, но исполненную большим составом инструментов, чем это обычно бывает в рамках жанра.

Еще более бурными овациями встречали премьеру сочинения 77-летней кореянки Ён Хи Пак-Паан, название которого в русском переводе гласит: «Женщина, почему плачешь ты? Кого ищешь ты?» Эта композиция в романтическом духе, не очень привычном для посетителей фестивалей современной музыки, прозвучала на заключительном концерте фестиваля. Первоначально зал встретил ее сдержанно, но после того, как публика увидела вышедшую на поклон хрупкую старушку, разразились длительные овации. Эта маленькая заминка была очень интересна, она вновь подняла вопрос, что публике понравилось больше: само сочинение или тот, кто его написал.

Чистое же наслаждение от исполнения можно было получить на двух концертах американского ансамбля Yarn/Wire. Квартет, состоящий из двух пианистов и двух перкуссионистов, своим примером доказал успешность такого состава. Фортепиано удивительно раскрывает свою ударную природу, порой даже более ударную, чем у значительной части инструментов, на которых играли перкуссионисты. Первый концерт собрал программу с джазовыми и минималистическими влияниями в духе Стива Райха, а три композитора, чьи работы были представлены, выступили солистами в собственных сочинениях. Чувствовалась многолетняя сыгранность ансамбля, умение работать как со стандартным набором техник игры на инструментах, так и с расширенным, а в некоторых случаях природу части деликатных тембров и звуков было и вовсе невозможно определить. Если первый концерт был составлен в популярном ключе, то во втором предпочтение было отдано композиторам экспериментальным, а материал требовал от слушателя скорее интеллектуального включения, нежели чувственного.

 

Еще одним выделяющимся событием стала премьера сочинения «Симфония № 3» польского композитора Войтека Блехажа, написанного для 220 беспроводных динамиков. Для прослушивания зрителей пригласили в помещение спортивного зала, где в причудливой геометрической схеме на полу оказались расставлены маленькие колонки. Всем желающим предложили взять плед и расположиться в пространстве, после чего раздали инструкции с правилами поведения, где помимо просьб не трогать динамики и вести себя тихо была указана необходимость не менее трех раз изменить свое положение в пространстве. В течение более чем двухчасового перформанса композитор включал и выключал динамики в определенном порядке, создавая в пространстве зала причудливое звуковое поле. Кто-то из зрителей расслабленно спал, кто-то ходил, прислушиваясь к происходящему, а кто-то медитировал, наблюдая в огромном панорамном окне, как вечер сменяется ночью и медленно скрывает в темноте деревья.

Чувство единения с природой, возникшее во время перформанса Блехажа, оказалось пролонгировано при посещении традиционных для «Дней музыки» звуковых инсталляций. Живописный путь к месту расположения работы Рёко Акама, пролегающий по городскому парку вдоль реки, следовало бы назвать частью работы художницы. Сама же инсталляция находилась в маленьком однокомнатном домике с огромными окнами. Внутри зритель оказывался в озадачивающем пространстве, в котором симметрично располагались вентиляторы с лентами, висящие слуховые аппараты, мегафон, множество проводов и лампочек, развешанные по стенам фотографии и две емкости с жидкостью. В процессе изучения оказывалось, что в емкостях проявляются фотографии, а развешанные по стенам изображения – это один и тот же снимок с различными дефектами, возникшими во время проявки. Пространство жило своей жизнью: вентиляторы включались и выключались, из мегафона то и дело доносилась аутентичная фольклорная запись, а какой-то очень навязчивый высокий звук непрерывно давал о себе знать. Объекты было интересно рассматривать и вслушиваться, пытаясь понять логику их взаимодействия, а сочетание визуального и аудиального могло заставить посетителя погрузиться в непрерывное созерцание.

Погрузить в созерцание стремилась и выставка «Мертвые растения и живые объекты», созданная художниками Риэ Накадзима и Пьером Берте. Каждый из звучащих объектов представлял собой сочетание кусочков засушенных растений или деревьев и механизмов, приводящих их в движение. Вот возле окна маленький моторчик крутит по кругу колосок, заставляя его шуршать при касании стены, рядом с ним посетителя приглашают сесть на стул (где находится кнопка включения) и слушать, как над головой маленький моторчик воспроизводит звуки дождя, а где-то рядом, в соседней комнате, другие моторчики заставляют звучать дерево, металл и воду. Помимо чистого удовольствия от слушания и созерцания выставка заставляет задуматься о вопросах экологии и является примером созидательного общения зрителя и художника.

Стоит отметить также посвященную художественным манифестам лабораторию композитора Йоханнеса Крайдлера, которая не входила в основную концертную программу, но была частью образовательной. Крайдлер, будучи мастером перформанса, вокруг него выстроил и свою работу с участниками. Итоговый показ представлял собой сольные выступления каждого из участников лаборатории с собственным художественным манифестом, длившимся около полутора минут. Перформанс с, казалось бы, предельно простой структурой оказался за короткое время способен продемонстрировать индивидуальность каждого. Был моментально очевиден темперамент, чувство юмора, включенность в мировой контекст, а также индивидуальные ценности молодых композиторов и исполнителей. Большая часть участников подготовила речь, но среди этих вербальных высказываний самым ярким стал выход девушки с приколотыми к одежде словами, написанными на обрывках бумаги. Слова выражали разные чувства и состояния, как позитивные, так и негативные. Она методично и жестко сдирала эти листки со своей одежды, демонстрировала публике и затем разрывала на части.

Симфонические концерты, на которые «Дни музыки» неизменно делают ставку, к сожалению, оказались в тени других событий. Но все без исключения концерты редко на каком фестивале оказываются успешными, ставка на премьеры не гарантирует успеха каждого из заказанных сочинений, так что это нормальное соотношение. Женская тематика фоном присутствовала все дни, но скорее на вербальном уровне: если не смотреть в буклет, не вслушиваться во вступительные слова и дискуссии, эта тема почти не ощущалась, за исключением единственного концерта, который позиционировался как феминистский и в котором участницами были исключительно девушки.

Лидия Риллинг прочертила новый путь легендарного фестиваля, но куда он повернет дальше, мы увидим в следующие годы.

Шесть часов в Доме Радио События

Шесть часов в Доме Радио

От барочного натюрморта до композитора за диджейским пультом

Девять лет спустя События

Девять лет спустя

Академический симфонический оркестр Самарской филармонии выступил в Москве

В ночь лунного затмения События

В ночь лунного затмения

В Башкирском театре оперы и балета обратились к национальной опере

Юбилей Владимира Федосеева справили по-русски События

Юбилей Владимира Федосеева справили по-русски

В альма-матер дирижера прозвучали Чайковский и Свиридов