Haydn. Die Schöpfung <br>A. L. Richter, M. Schmitt, F. Boesch <br>Il Giardino Armonico, Chor des Bayerischen Rundfunks <br>Giovanni Antonini <br>Alpha Релизы

Haydn. Die Schöpfung
A. L. Richter, M. Schmitt, F. Boesch
Il Giardino Armonico, Chor des Bayerischen Rundfunks
Giovanni Antonini
Alpha

В этом году все берут паузу и делают перерыв – увы, не по своей воле. Джованни Антонини прерывает цикл, посвященный записям всех симфоний Йозефа Гайдна, и пытается понять, какова же та старая реальность, которую мы как будто потеряли и которая, как чудный сон, была воспета в «Сотворении мира». Антонини нежен, скромен и меланхоличен – а какой еще может быть последний привет Адаму и Еве?

Die Schöpfung – самая известная и наиболее исполняемая из всех ораторий Гайдна – была опубликована в 1800 году в двух вариантах: на английском и немецком языках. Антонини выбирает оригинальную версию с немецкоязычным текстом. Его идея – объединение классической и барочной традиций – через удачное совмещение и даже сопоставление вычурных речитативов и сложных арий, отсылающих к оперной эстетике. Во всем Антонини сдержан, даже вступительный хор Es werde Licht с внезапным tutti в до мажоре не кажется таким уж неожиданным.

Великолепные солисты – сопрано Анна Люсия Рихтер, тенор Максимилиан Шмитт и баритон Флориан Бёш – творят невероятное, возвращая своим голосам живую резкость и до некоторой степени оригинальность. Они одинаково плавно и сбалансированно проходят весь более чем полуторачасовой путь, не злоупотребляя контрастностью фраз, сдерживая ритмические провокации и приглушая сияние тембров – в пользу общего элегантного, мягкого и чувственного звучания.

Рихтер смело берется за речитативы, в своей большой арии Auf starkem Fittiche schwinget sich der Adler stolz включается в аккуратную игру с духовыми в высоком регистре. Шмитт строго отказывается от лиричности своего тенора в Nun schwanden vor dem heiligen Strahle, а Бёш наиболее убедителен именно как Адам (в версии Антонини, как и у Гайдна, используются три сольных голоса). В любовном дуэте с Рихтер (Евой) он звучит насыщенно и более выпукло, приглашая свою партнершу разделить с ним легкость веселой и наивной комедии.

Особое удовольствие – слушать совместные номера, в которых участвуют солисты, хор и оркестр, как в Der Herr ist groß in seiner Macht и Vollendet ist das große Werk, где с разящей убедительностью Антонини демонстрирует единство и слаженность исполнения. Оркестр, собранный из небольших групп, кажется идеально подготовленным и интонационно безупречен. Хор Баварского радио, состоящий из сорока пяти участников, звучит уверенно и нередко пользуется возможностью выделить свои отдельные голосовые линии.

Радость праздника не омрачается ничем, разве что обстоятельствами записи. Особенно остро красота божественного умысла чувствуется в минуты общей уязвимости и ненадежности в завтрашнем дне. Об этом исполнение Антонини – о благодарности и принятии – добродетелях, подаренных человеку в первые минуты появления мира.

Канчели: Музыка театра и кино для кларнета и фортепиано </br>Полина Осетинская, Юлиан Милкис </br>Мелодия Релизы

Канчели: Музыка театра и кино для кларнета и фортепиано
Полина Осетинская, Юлиан Милкис
Мелодия

Thomas Adès: Märchentänze, </br>Hotel Suite from Powder Her Face, Lieux retrouvés & Dawn </br> Pekka Kuusisto, Tomas Nuñez, </br>Finnish Radio Symphony Orchestra, Nicholas Collon </br> Ondine Релизы

Thomas Adès: Märchentänze,
Hotel Suite from Powder Her Face, Lieux retrouvés & Dawn
Pekka Kuusisto, Tomas Nuñez,
Finnish Radio Symphony Orchestra, Nicholas Collon 
Ondine

Evan Johnson </br>L’art de toucher </br>Another Timbre Релизы

Evan Johnson
L’art de toucher
Another Timbre

Шопен. Концерты для фортепиано с оркестром </br>Екатерина Мечетина </br>АСО Московской филармонии </br>Юрий Симонов </br>Мелодия Релизы

Шопен. Концерты для фортепиано с оркестром
Екатерина Мечетина
АСО Московской филармонии 
Юрий Симонов 
Мелодия