И это тоже Америка  События

И это тоже Америка 

Концерт американской музыки в Петербурге 

В петербургской Яани Кирик – эстонской лютеранской церкви, по вечерам превращающейся в концертный зал с замечательно разнообразной программой,11 марта дебютировал новый хоровой коллектив. Консорт Gamajun под управлением Веры Сласной – это подвижное объединение молодых музыкантов, которые собираются с целью освоения нового репертуара и музыкальных техник. И то, и другое было предъявлено в дебютной программе This Is America, составленной из произведений Аарона Копленда, Чарльза Айвза и Стива Райха.  

Казалось бы, в этой программе прочерчена классическая линия сквозь американский XX век: от патриарха-маверика Айвза к образцовому модернисту Копленду и минималисту Райху. Но хоровая музыка едва ли может считаться магистральной областью творчества для американских композиторов, и потому получается, что классики представлены маргиналиями: Айвз Псалмами, созданными на полтора-два десятилетия раньше, чем его главные оркестровые шедевры; Копленд и вовсе ранним сочинением дидактического характера; Райх – вещью, которая своими стилевыми корнями существенно отличается от всего прочего, им написанного. 

Концерт начался с Мотетов Копленда: в 1921 году молодой композитор учился в Париже у Нади Буланже, которая задала ему в качестве упражнения написать что-то в этой старинной форме. К мотету Копленд подошел весьма вольно: обошелся без строгих полифонических форм, а текст, хоть и библейский, взял на английском языке. Сам он в заметке к поздней публикации своей юношеской работы сообщил, что писал ее под влиянием Мусоргского: расслышать его непросто, а вот характерную для будущего Копленда мощную ритмику и напористую резкость мелодической линии с удовольствием опознаешь – особенно во втором из четырех мотетов, Thou, O Jehovah, Abideth Forever. 

Вера Сласная

Если мотеты будущего коммуниста оставляют впечатление задорного и виртуозного равнодушия автора по отношению к тексту и форме его сочинения, то десять Псалмов Айвза – музыка глубокого чувства и выстраданных мыслей. Это не цикл: Айвз сочинял переложения библейских псалмов для хора a cappella или с добавлением органа, органа и ударных, органа, ударных и духовых на протяжении нескольких лет – с тех пор, как начал четырнадцатилетним юношей работать органистом в церкви. Почти все эти партитуры он неоднократно перерабатывал. Так, самый часто исполняемый из них Девяностый псалом получил свою окончательную редакцию в 1924 году – тридцать лет спустя после первой: парадоксальным образом эта партитура может представлять и «раннего Айвза», и «позднего». Стоит сказать, что первое в России исполнение всех десяти партитур коллективом Веры Сласной – это большое артистическое достижение. Дело не только в том, что это репертуарная редкость. Хоровой стиль Айвза неподатлив из-за своей беспрецедентности в самом буквальном смысле, и то, что артисты «Гамаюна» смогли с ним сжиться и увлечь им слушателей, говорит о замечательном потенциале этого хора; трудно представить, чтó им будет не по плечу 

Хоровой Айвз производит впечатление того, что он писал в опоре на большую, укорененную традицию, но эта воображаемая традиция нам не известна, она идет поперек инерции нашего слухового опыта: будто бы листаешь страницы из альтернативной истории музыки, где существовало что-то похожее на грегорианику, хорал или фугу, но с неким существенным сдвигом. Поэтому, когда вдруг звучит совершенно шубертовский Псалом 42 (написанный Айвзом в четырнадцать лет и позже не переделывавшийся), он выглядит пришельцем из музыки другой цивилизации. Зато фантастический по яркости Псалом 135 заставляет думать, что в айвзовской «вселенной» эта музыка обладает зарядом «Аллилуйи» Генделя. В Псалме 54, с ударной строкой «Hear My Prayer, o God», вдруг проступает призрак почти одноименного антема Пёрселла – с его душераздирающим диссонантным крещендо. Но мог ли Айвз слышать Пёрселла? Или же английский язык в сочетании с протестантской верой вызывают к жизни эти удивительные созвучия? О пёрселловском хоровом письме, с его захватывающим методом постепенного, созидательного выстраивания многоголосия, напоминает и грандиозный Девяностый псалом, который прозвучал последним: контраст ни на что не похожей монодии с аккордами-кластерами, до которых она постепенно, ветвясь, разрастается, сначала показан в сопоставлении партий хора и органа, затем захватывает и орган, и хор, и колокола.  

Proverb («Пословица») Стива Райха – сочинение 1995 года для пятерых певцов, двух вибрафонов и двух синтезаторов на текст из записей Людвига Витгенштейна: «How small a thought it takes to fill a whole life!» («Сколь малая мысль может наполнить целую жизнь!»). Нельзя не оценить самоиронию в выборе этой сентенции классиком минимализма. Синтезаторы в роли органа, вибрафоны – за колокола, а сам Райх – за ценителя и в некотором роде воспитанника средневековых полифонистов школы Нотр-Дам: композитор называет в качестве стилевой модели музыку Перотина. Написанная с подачи Пола Хильера (сооснователя «Хиллиард-ансамбля»), райховская «Пословица» исследует возможность связать контрапункт и репетитивный минимализм. Получившееся «ядро» сочинения – плотный, сложно устроенный сгусток звуковой красоты, которому для воплощения в пятнадцатиминутный текст нужны лишь подвижные и чистые голоса – такие, как у певцов из «Гамаюна». Исполнение шло под видео бескрайних американских дорог, гор и пустошей, которые транслировались прямо на выгнутые стены церковной апсиды. Получилось похоже на «Койяанискаци» знаменитый фильм-пейзаж Годфри Реджио с музыкой Филипа Гласса, только короче и с саундтреком заметно более интересным. 

«This is America» – сообщает нам заголовок концерта. Кажется, он нуждается в неточном переводе: это тоже Америка. Родина джаза, метрополия популярной культуры – это еще и страна с совершенно особенной, стремительно и мощно развившейся традицией серьезной музыки, которая вольно заимствует себе «корни», где хочет, а если не заимствует – придумывает. 

Ценность общения События

Ценность общения

В Московской консерватории состоялась презентация нового сборника сочинений Родиона Щедрина

Шамиля сделала свита События

Шамиля сделала свита

В Москве прошла мировая премьера неизвестного сочинения Мусоргского. «Хор свиты Шамиля» прозвучал как протоавангард

Без стука судьбы События

Без стука судьбы

Госоркестр Республики Татарстан исполнил классицистские симфонии Бетховена

Лицемерие Тита События

Лицемерие Тита

Мило Рау – швейцарский драматург и режиссер, работающий на стыке интерпретативного и документального театра, основатель компании «Международный институт политического убийства» – дебютировал в опере, поставив в Большом театре Женевы «Милосердие Тита».