IGOR YAKOVENKO <br>FALSE SONATAS <br>FANCYMUSIC <br>Bandcamp/bandlink Релизы

IGOR YAKOVENKO
FALSE SONATAS
FANCYMUSIC
Bandcamp/bandlink

Композитор, пианист, джазмен Игорь Яковенко играет два своих четырехчастных опуса, которые он определил как «фальшсонаты». Название говорящее: в нем проявляется двой­ственность происходящего. Слушателю предлагается воспринимать эти произведения как классическую музыку, но он уже и предупрежден, что эффект будет другим, непривычным. Яковенко, работая в Англии, начал сомневаться в самой возможности быть композитором… Вопрос для нашего времени не новый, тема «Кому нужна высокая музыка?» создает ситуацию «на разрыв» – понятий, традиций, поколений. Для композитора это стало поводом для серьезной рефлексии, и он для себя решил, что нашему времени высокая музыка не нужна.

Отсюда и определение – «фальшивые». Форма нарушена, но не забыта. Эти «не сонаты» организованы, но по своим законам, например, произведения отражают друг друга – их части расположены зеркально. Отмечаются тональные центры G и B, отсылая к месту создания музыки – Great Britain. Их словно тянет к сонатной форме, но они не хотят быть классичными. Ломая структуру, Яковенко создает новую, а рефлексируя по поводу звания «композитор», пишет просветленную музыку.

Пьесы создавались в городе Олдборо – в месте, неразрывно связанном с британским композитором Бенджамином Бриттеном. Альбом позиционируют как «бриттеновский», но и реальность влияет на музыку не меньше, чем аллюзии. Яковенко закончил Аэрокосмический университет в Самаре, учился в Московской консерватории, у джазового маэстро Игоря Бриля. Векторы, формировавшие его творческую индивидуальность, созвучны времени, которое вновь и вновь пробует «поверить гармонию алгеброй». Это еще один аспект двой­ственности – полюса человеческого интеллекта.

В эпоху фейков назвать произведения «фальшсонатами» и выпустить их в издательстве, известном своим тонким балансом между актуальностью и творчеством, – шаг ответственный. Двой­ственность ситуации становится ее смыслом и описанием реальности. Разрушение формы выглядит остросовременно и созвучно новостным лентам. Музыкант-­инженер играет формой – называет «сонатами» произведения, которые раньше были бы определены скорее как сюиты. Бунта или сомнений, напряжения духа тут нет, хотя, допустим, Rondo, завершающее первую Сонату, звучит атакующее и взволнованно – образ сразу запоминается. Но музыка не становится и звуковыми обоями – лаунжем или смуф-джазом, в ней есть романтичная, организованная красота и радуга настроений. В половине пьес звучат импровизации – тут вспоминаются каденции старых мастеров или современные «свободные» джазмены, которые порой охотно и вдохновенно играют музыку барокко. Кажется, что культура в поисках гармонии со временем опять идет через точку мироздания, которая была пройдена несколько веков назад, причем не только в музыке.

Japan Czech Inspiration </br> Pilsen Philharmonic Orchestra </br> Chuhei Iwasaki </br> ARS Produktion Релизы

Japan Czech Inspiration
Pilsen Philharmonic Orchestra
Chuhei Iwasaki
ARS Produktion

Janáček. Brahms. Bartók </br> Patricia Kopatchinskaja, Fazıl Say </br> Alpha Classics Релизы

Janáček. Brahms. Bartók
Patricia Kopatchinskaja, Fazıl Say 
Alpha Classics

На волнах нашей памяти Релизы

На волнах нашей памяти

«Фирма Мелодия» переиздала на виниле альбом «По волне моей памяти» — легендарную сюиту композитора Давида Тухманова, вершину отечественного композиторского арт-рока середины 1970-х годов.

Канчели: Музыка театра и кино для кларнета и фортепиано </br>Полина Осетинская, Юлиан Милкис </br>Мелодия Релизы

Канчели: Музыка театра и кино для кларнета и фортепиано
Полина Осетинская, Юлиан Милкис
Мелодия