Индийские брамины в Сибири События

Индийские брамины в Сибири

В Красноярском театре оперы и балета обратились к забытому шедевру Делиба

Выбор оперы «Лакме» французского композитора XIX века Лео Делиба – на первый взгляд неожиданный шаг: малоизвестная классика – такой же «кот в мешке», как и только что написанный опус. Впрочем, слушая музыку, понимаешь, что предприимчивые пиарщики оказались бóльшими ценителями, чем меломаны: «цветочный дуэт» из этой оперы цитируется в рекламах не реже, чем «Полет Валькирий».

В России с «Лакме», оперой про борьбу индийских браминов против английских колонизаторов, можно познакомиться только в Мариинском театре, где в репертуаре есть версия в концертном исполнении. А настоящей театральной постановки не было на наших просторах лет пятьдесят. И вот за такой экзотический сюжет взялся режиссер Сергей Новиков, в прошлом году вернувший к жизни и реабилитировавший «Опричника» Чайковского – его раннюю оперу, которую все причисляли к неудачам классика. В интервью Новиков подробно объяснил, что в данном случае преследовал цель открыть что-то новое для себя, для труппы и для публики. Кстати, по его словам,не идет «Лакме» и в Европе: кроме Франции все другие страны также пренебрегают этой партитурой, буквально изобилующей сладкими мелодиями. «Делиб здесь клеймит англичан-колонизаторов, их варварское поведение в британской Индии. Наш современный мир – он англо-саксонский, если Великобритания или США объявляют какое-то произведение нежелательным, то все остальные начинают этому следовать.  Но мы эту несправедливость устраним – это чудесная романтическая музыка и лучшая опера Делиба. Есть интересный исторический факт: через год после премьеры во Франции русский художник Василий Верещагин написал огромное монументальное полотно – расстрел браминов пушками, казнь, специально придуманная англичанами, когда порохом расстреливали, привязывая человека к жерлу пушки. Англичане осудили это творение, а потом картина была куплена на аукционе и вообще исчезла из поля зрения любителей живописи. Видимо, таким образом “убрали” живое свидетельство нелицеприятных поступков британской армии прошлых веков. Остались только эскизы, по которым мы восстановили эту картину и воспроизвели ее на суперзанавесе».

На музыке увертюры мы действительно видим это батальное полотно, на фоне которого появляются загадочные слова: «Шествие с выносом Дурги начнется в 21 час». Судя по всему, храм, где разворачивается начало действия, посвящен этой индийской богине, супруге Шивы. Ей приносит в знак поклонения свои украшения Лакме, дочь брамина и настоятеля храма Нилаканты. Реалистичная сценография воссоздает антураж сакрального пространства, затерянного в недрах современного пейзажа с высотными зданиями. Такое сочетание урбанизма и старины довольно характерно для многих городов: в Иерусалиме, Бомбее мы видим древние храмы и постройки, которые словно островки другого мира посреди новой архитектуры. Да и в самом Красноярске на центральной улице Ленина стоит двухэтажный бревенчатый домик с хозяйственными постройками и двориком – Музей-усадьба художника Василия Сурикова. Мимо едут троллейбусы, а тут время остановилось в конце XIX века.

Но «Лакме» – не только про столкновение времен и укладов, но и, что важнее, про взаимоотношения людей разных культур. «Для России это очень актуальная тема, так как по своему местоположению она для кого-то является Востоком, а для кого-то – Западом, – говорит Сергей Новиков. – У нас есть уникальный опыт Татарстана, где уже 500 лет христианство и ислам сосуществуют мирно. А в опере “Лакме” мы показываем, что даже если ты полюбил человека другой культуры и вероисповедания, небрежным, нахрапистым отношением можешь обидеть до смерти».

Конфликт возникает из-за того, что британский офицер Джеральд не только забрался со своими друзьями в храм, тем самым осквернив его, но и влюбился в Лакме. Образ этой девушки тщательно прописан в опере: у нее много дуэтных сцен, сольных номеров, в том числе знаменитая ария с колокольчиками. Для нее требуется не просто лирическое сопрано, но настоящая колоратура: Делиб, чтобы передать небесную чистоту и прелесть Лакме, вписал ей ми третьей октавы, и в целом партия выдержана в высокой тесситуре.

Удачным решением стало приглашение московской солистки Анны Гречишкиной. Ее верха действительно звучат как серебряные колокольчики, а ровность и насыщенность голоса во всем диапазоне дает возможность наслаждаться вокалом. Однако важно, что певица смогла не только прекрасно спеть, но и сыграть прелестную в своей наивной влюбленности героиню.

Пару ей составил также приглашенный тенор из Михайловского театра Сергей Кузьмин. Его Джеральд – обаятельный, но эгоистичный и в чем-то инфантильный молодой человек, идущий на поводу своих желаний. Он легко забывает о своей невесте Элен, дочери губернатора, ради увлечения Лакме. Спинтовый оттенок его тембра – то, что требуется для стилистики этой лирической драмы, где даже трагические страницы наполнены сладкой кантиленой.

Более однотонной краской выписан портрет Нилаканты. На премьере его убедительно спел Алексей Бочаров, показав своего персонажа фанатиком, который преследует всех неверных, и суровым отцом, который в итоге теряет свою дочь. Он даже не в состоянии наказать своего обидчика Джеральда: ведь офицер выпил из священной чаши и вошел «в семью» браминов – так жажда мести оборачивается против Нилаканты.

Мир легкомысленных англичан выписан Делибом с юмором. Троица Элен (Алена Бабивская), ее сестра Роуз (Екатерина Кочетова) и их гувернантка Бентсон (Лариса Плотникова) – прагматичные дамы, трезво смотрящие на жизнь и воспринимающие культуру индусов как туристическую достопримечательность. Все три певицы – солистки труппы театра, и типажно, и вокально составившие отличный ансамбль.

Не подвели и Дарья Рябинко – Маллика, наперсница Лакме, и  Эдвард Арутюнян – Хаджи, сочувствующий и помогающий Лакме, и Александр Михалев – Фредерик, «голос разума», пытающийся остановить легкомысленные действия своего друга Джеральда. Вообще, все исполнители второстепенных ролей уверенно справились со всеми задачами, поставленными композитором и режиссером. А вот местным певцам, поющим Лакме и Джеральда в других составах (а было подготовлено аж три команды), пока эти партии «на вырост». Зато оркестр под управлением Александра Рудина расцвел, и слушатели буквально купались в красотах делибовской партитуры – по-французски прозрачной, красочной, с разнообразными соло. Хотя формально «Лакме» – это не дебют маэстро Рудина как оперного дирижера. Он участвовал в  подготовке «Прекрасной мельничихи» Паизиелло в Большом театре, вел концертные исполнения старинных опер, но все же работа «из ямы» – это совсем иное. И сейчас Александр Рудин раскрылся в этом амплуа, проявив все самые лучшие качества и лидера, ведущего за собой солистов и хор, и в то же время чуткого ансамблиста, умеющего услышать и поддержать певца.

Красоте  музыки отвечала красочность сценографии (Мария Высотская), погрузившая красноярцев в этнографическую экзотику Индии.  Культовые статуи Дурги и бога Ганеши (вокруг которого разворачиваются события третьего действия), шествия, традиционные танцы – все это вызвало восторг аудитории. Но иллюстративность не была целью постановщиков, и в финале были расставлены все акценты. «Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с мест они не сойдут…» – писал младший современник Делиба Редьярд Киплинг.Экскаватор на глазах у Лакме разрушил храм, в глазах своего возлюбленного она прочла сомнения и желание вернуться к соотечественникам, и прекрасной жрице ничего не осталось, как  покончить жизнь самоубийством. Так сказка обернулась трагедией, вполне в духе современных реалий. Оценить эту редкость скоро смогут и в Москве: на август запланированы гастроли Красноярского театра оперы и балета имени Д.Хворостовского на Новой сцене Большого театра.

Беллини в неоклассической скорлупе События

Беллини в неоклассической скорлупе

В Перми поставили оперу «Норма». Шедевр эпохи бельканто пермяки увидели впервые спустя почти 200 лет после его создания

И снова Брукнер События

И снова Брукнер

Национальный симфонический оркестр Республики Башкортостан закрыл сезон Восьмой симфонией Антона Брукнера

Пост-постскрипт События

Пост-постскрипт

В Большом театре продюсер Юрий Баранов и компания MuzArts представили новую версию программы современной хореографии

Опера, существующая в двух мирах События

Опера, существующая в двух мирах

В Концертном зале Музея Победы состоялось историческое событие – сценическая постановка оперы В. Ульмана «Император Атлантиды»