Испытание Моцартом События

Испытание Моцартом

В Нижегородском театре оперы и балета выпустили премьеру «Свадьбы Фигаро» – первую в ковидную эпоху

Театр этот несколько десятилетий словно отсутствовал на музыкальной карте России: спектакли тут ставились, и даже интересные, вроде «Казаков» Ширвани Чалаева, но шлейф провинциальности сопутствовал даже удачам. Наконец, два сезона назад губернатор решил пригласить столичную команду во главе с Александром Топловым – подтянуть «отстающего» до отличного уровня. Пандемия слегка притормозила обороты, но нет худа без добра: первая же оперная премьера вызрела, отшлифовалась в сознании певцов и оркестра и сразу «выстрелила в десятку». Даже недоброжелатели из числа местных патриотов не нашли, к чему придраться, и поспешили встать на сторону победителей – которых, как известно, не судят.

А ведь сколько слухов ходило в городе: они там все осовременили, поют на итальянском языке, даже «бегущую строку» закупили. Но на премьере стало ясно, что в настоящих моцартовских темпах по-русски просто не спеть – все увязнет и развалится по форме. Дирижер Иван Великанов, приглашенный как знаток старинной музыки и европейской стилистики, иногда даже брал сверхдрайвовые темпы: оркестр сдюжил, да и певцы тоже, но общий ансамбль иногда качался – как волны возле той виллы, где развернулся сюжет «Свадьбы Фигаро».

Режиссер Дмитрий Белянушкин ничего специально «не переписывал» в либретто: герои не изменили своей биографии, Фигаро остался слугой графа Альмавивы, приударяющего за хорошенькой Сюзанной, служанкой Розины, супруги графа. Все коллизии также сохранены, режиссер лишь слегка акцентировал важные для себя моменты. Эффект переноса в наше время достигнут за счет сценографии. Виктор Шилькрот создал модный современный интерьер в стиле хай-тек и по бокам повесил еще два экрана, имитирующих камеры слежения. На них выводятся то крупные планы, то картинка расслаивается на три-четыре кадра, но, откровенно говоря, лишь пару раз это притягивало к себе внимание. Гораздо интереснее все то, что делали певцы на сцене и, главное, как они вжились в стиль.

Надежда Маслова – Марцелина, Вадим Соловьев – Бартоло

Художественный руководитель театра Александр Топлов подчеркнул, общаясь с журналистами, что была сделана ставка на свои составы – оркестра и солистов, чтобы спектакль мог идти постоянно и не зависеть от возможностей гастролеров. Труппа действительно оказалась готова к испытанию Моцартом. Например, Олег Федоненко – харизматичный граф Альмавива показал всем, кто в доме хозяин, и сорвал главные овации, даже затмив приглашенного солиста Большого театра, очень хорошего баса Олега Цыбулько – Фигаро. Олеся Яппарова – Сюзанна раскрывалась постепенно: сначала чувствовалось волнение, голос звучал зажато, но после первых двух дуэтов артистка справилась с понятными эмоциями и показала точный вокал и отличную актерскую игру. В ее характере были и кокетливость, и властность, и пикантность. Светлана Ползикова – Розина сыграла скорее образ тургеневской девушки, слишком чувствительной и эмоциональной, но по-своему яркой и запоминающейся. Надежде Масловой – Марцелине и ее партнеру Вадиму Соловьеву – доктору Бартоло еще предстоит обрести свободу и поискать смешных черточек в характерах своих героев. А вот Екатерина Платонова для Керубино уже все нашла: при первом появлении начинаешь вглядываться – неужели переодетая девушка? А ведь на вид – настоящий отвязный подросток, желающий во что бы то ни стало казаться взрослым. Типаж найден идеальный, и воплощение – достойное. Отметим замечательные костюмы Ирэны Белоусовой, помогающие каждому артисту понять суть природы своих персонажей. Она объединила каждую пару через единую цветовую гамму: Альмавива и Розина – в белом, Фигаро – в черном костюме с серым жилетом и Сюзанна – в черном платье. Марцелина и Бартоло выходят в режущих глаза бирюзовых пиджаках, а дон Базилио (Николай Печенкин) – и вовсе в клетчатых брюках, подчеркивающих его балаганность и развязность.

Олеся Яппарова – Сюзанна, Олег Федоненко – граф Альмавива, Светлана Ползикова – Розина

Дмитрий Белянушкин в буклете декларировал, что не хотел из оперы делать комедию, что для него глубинный смысл истории – в человеческой беспринципности, которую надо изобличить. Ходили разговоры и о том, что в опере затронута тема харассмента – ведь Альмавива настаивает на возвращении права «первой ночи», чтобы соблазнить невесту своего слуги. Скажем сразу, что трагедии не вышло (а попытка к ней приблизиться в сцене в саду лишь заставила поскучать зрителей), а стремление режиссера к серьезности, как показалось, лишь оградило его от пошлости и «соленых» шуток. Так что, все, что не делается, – к лучшему.

«Потеряла, уронила», – поет дочка садовника Барбарина (Евгения Авдеева), медленно проплывая в бассейне, лежа на надувном матрасе. Интересных режиссерских и музыкальных идей в спектакле немало: например, после антракта герои вдруг появляются в париках, вроде бы как для маскарадного свадебного бала, но на самом деле – чтобы напомнить о своем происхождении и протянуть ниточку ко времени создания оперы. Там же среди бальной суеты вдруг звучит лихое фанданго с кастаньетами, напоминая о месте действия – Испании. «Моцарт был бы не против», – рассуждал после спектакля Иван Великанов, – ведь в XVIII веке в Европе царило увлечение экзотическими культурами, Моцарт в “Похищении из сераля” сочинил “янычарскую музыку”». Иван потряс воображение нижегородцев своими талантами, сумев не только задать непривычно виртуозный темпоритм спектакля, но и тем, что сам аккомпанировал на специально купленном клавесине речитативы. Делал это с большим вкусом и фантазией так, что любой европейский театр взял бы такого клавириста в штат.

Финальный поклон, в центре – дирижер Иван Великанов

Вообще, спектакль доказал главное: надо верить в собственные силы и ставить высокие цели, к которым идти без компромиссов и скидок на особенности национальной ментальности. Очевидно, что творческий ребрендинг оправдал себя, и в жизни театра начался новый этап. Хорошо бы также новенькое здание с хорошим техническим оснащением сцены в плане машинерии, и Нижний Новгород вполне готов стать еще одной точкой притяжения для любителей оперы и, кстати, балета, о котором уже заговорили с прошлого сезона.

В ожидании Азизы События

В ожидании Азизы

В Московской филармонии состоялся концерт джазовой группы молодого московско-азербайджанского пианиста, педагога, джазмена и исследователя мугама – Риада Маммадова

Дым и флер парижских салонов События

Дым и флер парижских салонов

В Астрахани состоялась премьера балета о Шопене и Жорж Санд

От небес до центра земли События

От небес до центра земли

В Казанском ГБКЗ имени С. Сайдашева прошел концерт «Брависсимо, скрипка!»

На пуантах и без них События

На пуантах и без них

В МАМТ состоялись премьеры балетов Шарон Эяль и Акрама Хана