История легендарного возвращения События

История легендарного возвращения

В Москве и Санкт-Петербурге прошли концерты группы «Кино»

Вокруг «Кино» – проекта, возрожденного в тот момент, когда все уже устали надеяться, с самого начала было множество споров. Как обычно, в первую очередь выступали критики. Список обвинений понятен и в целом сводился к одному: «Никакого “Кино” без Виктора Цоя быть не может, музыканты зарабатывают на былом имени».

Идея создания, точнее большого и необычного реюниона «Кино» витала давно, пожалуй, еще со времен работы над «Атаманом» – неопубликованной ранее песней «Кино», в музыку которой при помощи современных технологий искусно вплели не только новое звучание, но и голос погибшего в 1990 году Цоя. Тогда в проекте были задействованы музыканты «Кино» – Юрий Каспарян (гитара), Игорь Тихомиров (бас), Георгий «Густав» Гурьянов (ударные). В качестве саунд-продюсера восседал лучший звукорежиссер Санкт-Петербурга Андрей Алякринский, одинаково мастерски работающий как за концертным, так и за студийным пультом. Чуть позже не стало Гурьянова, но идея сделать полновесный проект, позволяющий «крутануть» «Кино» по новой, не угасла.

Инициировал это Алякринский, который при поддержке сына Виктора Цоя, Александра, обратился с этой инициативой к двум «киношникам» и получил добро. Дело пошло дальше – к проекту подключился Александр Титов, первый басист «Кино» и практически бессменный участник «Аквариума». Состав закрепили барабанщиком Олегом Шунцовым (работавшим с Каспаряном нал проектом «СимфоКИНО») и Дмитрием Кежватовым (экс-гитарист поп-панк-группы «Тараканы!»).

На этот раз «Кино» решило не ограничиваться студийными переработками созданных ранее песен. Главная задача – показать, как бы группа выглядела сейчас, учитывая неизменную страсть Цоя ко всему новому, модному и новаторскому. Более двадцати лет назад кулуарно обсуждалось, как бы могло звучать современное «Кино».

Наиболее целостным выглядело сравнение с группой U2, когда-то сделавшей эволюционный рывок от постпанковских альбомов вроде Boy и October (в чем-то вдохновлявших и раннее «Кино») к глобальным гитарно-электронным полотнам Achtung Baby и Zooropa, подкрепленным огромными стадионными шоу с тысячами тонн звука, света и всего, без чего немыслим современный концерт.

Нынешнее «Кино» – это, конечно, не группа в ее первоначальном понимании, а скорее кибер-арт-проект, этакий интерактивный театр, построенный на давно известном, но переосмысленном с точки зрения НТР уровне. Случаев, когда группа после смерти лидера продолжала работу – более чем достаточно. От убедительного перевоплощения Joy Division в New Order, до жалкой клоунады Queen с Ламбертом: первые полностью отказались от материала вокалиста Йена Кёртиса, вторые – нещадно эксплуатировали известный материал.

Стадионное шоу было готово еще больше года назад, но по понятным причинам тот тур не состоялся, в первый раз «Кино» вышло на сцену петербургского клуба «Севкабель» совсем недавно, получив порцию заслуженных отзывов. Несмотря на то, что запись концерта при наличии доступа была обнародована в интернете, многие предпочли дождаться «живого» концерта, в полной мере передающего глобальный «киношный» замысел. Все ожидания полностью оправдались, что и показали выступления на самых серьезных площадках для самой массовой и требовательной – московской, а в данном случае куда более важной – питерской аудитории.

Каждый концерт нового «Кино» – это очень продуманное шоу, в котором личный музыкальный и музыкантский опыт наслаиваются на знание современных музыкальных технологий и цифровых аудио-видеодостижений. Юрий Каспарян на протяжении концерта не меняет своей легендарной, еще «киношной» белой гитары «Ямаха», заставляя зал взрываться на первых нотах, находящихся на подкорке у сотен тысяч поклонников «Кино». Александр Титов и ИгорьТихомиров – басисты, чередующиеся в зависимости от трека, а во второй половине концерта – работающие ударной парой. Игорь – с неизменной жвачкой, так же, как и на кадрах тридцатилетней давности, демонстрируемых на огромных экранах. Александр Титов застенчиво улыбается и подпевает даже про себя, там, где партия бэк-вокала не подразумевается. Именно эти четыре вокальных микрофона, с которыми работают гитаристы и басисты, и создают в некоторых треках удивительной силы поддержку голосу Цоя, звучащему в записи. Гитаристу Кежватову отведена абсолютно простая для него, но ответственная миссия:он играет гитарные партии Цоя и делает это предельно четко. Олег Шунцов – очень плотный барабанщик, понимает, что весь его современный инструментальный арсенал не оставляет шансов оригинальным барабанным партиям Густава – Георгия Гурьянова (1961-2013) и «усложняет» их максимально корректно.

В сэт-листе – только хиты «Кино». Хотя многие ли песни Цоя его поклонники сочтут «не хитами»? Никакой хронологии, все подчинено общей концертной энергетике, под воздействием которой находятся в первую очередь сами музыканты – это видно и по тому, как они играют, как двигаются, сближаясь на сцене, образуя общий магический круг. Здесь нет никаких голограмм, двойников и манекенов. На сцене играет живая группа, и звучит голос Виктора. Все происходит на фоне уникального видеоряда, скомпилированного из анимационных сюжетных роликов, витиеватых коллажей и, конечно, архивной хроники. За видео отвечает Дэнни, сын легендарного Олега Сальхова – одного из самых ярких отечественных электронщиков (Block Four (Quartz), F.R.U.I.T.S.), звукорежиссера «Морального кодекса» и «Мегаполиса». Олега не стало в 1999-м, а сын Дэнни и его команда творят чудеса за него. Цой возникает в анимационных роликах на каких-то сумасшедших картинках, филигранно вписывается в транслируемый на экран нынешний состав там, где видео поддалось синхронизации со звуком.

Совсем не обязательно быть поклонником «Кино», но, если ваше детство, отрочество, юность, пришлись на конец 80-х – начало 90-х годов прошлого века и на ваших магнитофонах и плеерах крутились кассеты с «Группой крови» или «Звездой по имени Солнце», это шоу для вас. И для ваших детей. Просто потому, что современный молодой человек вряд ли сможет без брезгливости относиться к очередному Моргенштерну, увидев этот по-настоящему яркий, умный и современный проект, – цоевские песни удивительным образом не растеряли своего лаконичного, цельного и глубокого смысла. Не настраивайтесь на ностальгическую волну – это новое «Кино», и показывают его на всех уровнях действительно по-новому.

От милосердия не убежишь События

От милосердия не убежишь

Ричард Джонс поставил «Милосердие Тита» Моцарта в Лондоне

Коварство, любовь и Гендель События

Коварство, любовь и Гендель

На Новой сцене Большого театра под конец сезона состоялась важная премьера – первая в России постановка оперы Георга Фридриха Генделя «Ариодант».

Джулиус Истман: Феникс, восставший из пепла События

Джулиус Истман: Феникс, восставший из пепла

О новом витке интереса к творчеству забытого американского композитора

Они уходят от нас События

Они уходят от нас

Памяти Вадима Моисеевича Гаевского