Катажина Мацкевич: <br>А мне нравится петь оперетту! Персона

Катажина Мацкевич:
А мне нравится петь оперетту!

Уроженка Вроцлава Катажина Мацкевич – единственная зарубежная артистка, являющаяся постоянной приглашенной солисткой Театра музыкальной комедии в Санкт-Петербурге. Ее выходы в титульных партиях таких главных опереточных хитов, как «Веселая вдова» и «Страна улыбок» Легара, «Графиня Марица», «Баядера» и «Мистер Икс» Кальмана, и ряда других спектаклей собирают толпы поклонников и гурманов жанра, о котором только ленивые и недальновидные горе-знатоки вот уже который год занудно твердят, что «он умирает», а он все никак: слишком витален. За партию Ганны Главари в «Веселой вдове» Катажина попала в лонг-лист «Золотой Маски». Однако, самой певице, которая обожает оперетту, тесно творить только в этом жанре, поскольку ее большой, бесконечно чувственный, красивый и технически оснащенный голос способен и на оперу. В Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко она несколько лет назад очень успешно дебютировала в партии Травиаты. Шаг за шагом она стремительно завоевывает и польские сцены, где исполнила Лейлу в «Искателях жемчуга» Бизе, Джульетту в «Ромео и Джульетте» Гуно, Лючию в «Лючии ди Ламмермур» Доницетти. И это – далеко не предел, о чем Катажина Мацкевич (КМ) и рассказала музыковеду Владимиру Дудину (ВД).

ВД Вас не было в России целый год. Как выдержали разлуку?

КМ Этот год затянувшейся паузы был странный, но пролетел быстро. Поскольку все запланированное в Театре музыкальной комедии перенеслось, я восприняла все как продолжение прерванного сезона. Ощущения очень странные. Минувший год ознаменовался тем, что я начала заниматься спортом. Мое дыхание стало длиннее, голос окреп. Я выучила новые оперные партии: Лючию из «Лючии ди Ламмермур» Доницетти, которую исполнила в феврале, и Магду из «Ласточки» Пуччини, премьера которой намечена на конец мая. Посвятила много времени семье, семейным отношениям.

ВД В Польше все снова остановлено?

КМ У нас сейчас третий локдаун. Первый был, как у всех, весной. В сентябре театры начали работу и через полтора месяца снова прекратили: начался второй локдаун. В феврале снова открылись и 10 марта опять закрылись. Планировать что-то, строить графики выступлений невозможно, потому что ничего непонятно. Для оперных певцов эта ситуация – очень сложное испытание. Многие артисты оказались в плачевном финансовом положении, кому-то пришлось устраиваться на другие работы, кто-то в мебельные магазины ушел, стал кассиром, чтобы хоть что-то заработать. Ситуация в сфере культуры очень тяжелая. Поэтому в России я получила глоток свежего воздуха, часть той жизни, которая была до пандемии, когда можно было со всеми свободно общаться. Я счастлива, что здесь театры открыты, что в зале много зрителей. Когда я пела Лючию в Силезском оперном театре, в зрительном зале из-за ограничений было всего лишь 30 человек.

ВД Как меняется личность исполнителя в таких условиях?

КМ Появляется покорность, начинаешь еще больше подчиняться судьбе. Ты понимаешь, что есть вещи, которыми мы не в силах управлять. Самое страшное в том, что нет былой свободы выбора и передвижения, это подавляет. Мы все так привыкли везде летать, ездить, выступать, это было нормой жизни. Сейчас этого нет.

ВД Но все же как-то медленно прорываемся.

КМ Здесь, в России – да. Я расплакалась слезами радости после года отсутствия здесь, прилетела, увидела этот любимый серый город, запыленные улицы. За годы работы у меня возникло чувство привязанности к Петербургу, Театру музыкальной комедии, России. Я иногда ловлю себя на том, что думаю по-русски. Есть слова, о которых мне даже не хочется думать, как это будет на польском… Когда возвращаюсь домой из России, первую неделю каждое второе слово в моей речи – русское. Мои родители учили русский в школе, поэтому хорошо меня понимают.

ВД Очень правильным оказался первый спектакль, в котором вы выступили в Театре музыкальной комедии после перерыва – «Графиня Марица», который ведь начинается тоже со сцены возвращения героини в родное поместье.

КМ Случайностей, как известно, не бывает. Однажды я включила Интернет, вошла в группу «Поляки в Петербурге» и увидела пост, что с 1 марта польская авиакомпания LOT возобновляет полеты Варшава – Москва. Первое, что я сделала, посмотрела афишу Театра музыкальной комедии, обнаружив много «моих» спектаклей, в том числе и «Графиню Марицу». Тут же позвонила директору и сказала, что готова выступать. Я очень люблю этот спектакль: в нем есть и глубина, и логика, и шутка, и танцы, отличные  декорации – все для того, чтобы создать праздник. Плюс великолепные партнеры.

ВД Насколько сложны опереточные партии в вашем большом оперно-опереточном репертуаре?

КМ Партия Марицы однозначно сложная. У Кальмана из-за плотного оркестра может быть и должен быть более плотный, даже темный голос. Но мой голос с ней легко справляется, я не устаю, ловлю кайф и от верхов, и от низов. А, например, партия  Ганны Главари у Легара – идеальный вариант, она более светлая, оркестр не такой плотный, более прозрачен.

ВД Когда я говорил об оперетте с Петром Бечалой, большим поклонником этого жанра, он сказал, что это в России сохраняется традиция петь большими голосами, а в Европе все уже давно отдали на откуп более легким голосам.

КМ Я бы очень хотела познакомиться с Петром Бечалой, который очень поддерживает оперетту, не только исполняя арии оттуда в своих концертах, но и выступая в полноценных спектаклях. У меня был такой случай. Я спела прослушивание во Вроцлавской опере, где кастинг-директором является певец с мировым именем Мариуш Квечень. Ему понравилось, он сказал, что я и «пою очень хорошо», и что у меня «колоссальная энергия». Сказал и о том, что знает меня с тех пор, как искал в YouTube певицу для «Травиаты». Он нашел мою запись с концерта в Константиновском дворце, где я пела Виолетту в сопровождении рояля. Потом он продолжил поиски и понял, что я пою очень много оперетты, и, по его признанию, это его испугало, и он не стал меня приглашать. Меня это, конечно, очень обидело, задело. Я сказала, что пою и оперу. Я же пою в оперетте не потому, что мне что-то не удалось в опере, а просто очень люблю этот жанр. Работать параллельно в двух жанрах сложно, но ужасно интересно. Многие относятся к оперетте, как к чему-то худшему, чем опера. А ведь далеко не каждый оперный солист сможет исполнить оперетту на уровне, у этого жанра существует целый ряд требований. А вот хороший солист оперетты точно сможет спеть в опере, да еще и при этом выглядеть очень ярко, потому что есть актерская школа, умение правильно подать звук. Квечень сказал, что в Польше, к сожалению, распространено мнение, что в оперетту идут те, кому не повезло в опере. Виной тому всевозможные антрепризы. Я ответила, что пою оперетту в профессиональном академическом театре, где идут качественные спектакли, с крепкой режиссурой. В результате Мариуш предложил мне две партии, которые уже есть в моем репертуаре, – Маргариту в «Фаусте» Гуно и  Микаэлу в «Кармен» Бизе, а также Маршальшу в «Кавалере роз» и даже Татьяну в «Евгении Онегине» Чайковского. Квечень сказал, что во мне есть что-то такое, что позволяет мне играть и молоденьких, и уже поживших женщин, потому что у меня есть чувство стиля, определенный шик и умение подавать себя.

ВД Ваша Розалинда в «Летучей мыши» Штрауса затмила бы многих солисток Мариинского, исполняющих сейчас эту партию.

КМ Так я и готова – пожалуйста, только дайте возможность, я спою наилучшим способом.

ВД А на родине, в Польше трудно пробиваться к звездам?

КМ Конечно. Я там воспринимаюсь как «приехала какая-то из России, у которой все и так очень хорошо». Один дирижер сказал мне однажды, что там думают, будто у меня все настолько прекрасно, что я приехала как царица из России на красном Audi в шубе, мне не надо помогать, у меня десять агентов. Вот такое впечатление я произвожу. Сейчас, правда, может быть, все же несколько иначе уже ко мне стали относиться, все же я что-то уже спела и в филармониях, и в оперных театрах. Но я ведь в Польше не окончила ни один вуз, только два года училась в Музыкальной академии в Познани. Высшее образование я получила в Петербургской консерватории.

ВД То есть не в системе…

КМ Именно что не в системе. У всех есть ученики, которых надо устроить. Но меня уже заметили. А я и не могу быть незаметной, не могу не играть на сцене, стоять как столб. Но у нас есть свои звезды, которым ничего этого не надо. Страна маленькая, но в любом маленьком театре своя структура, скорлупа, сквозь которую сложно пробиться. В каждом театре есть свои звезды. Да и пусть все светят своим светом. Я это понимаю.

ВД А как в Польше с опереттой?

КМ В Польше оперетта умерла. Так можно и назвать наше интервью. Она, конечно, влачит существование в каких-то антрепризах, коммерческих проектах, реализуемых не самым лучшим способом. Но если там и поют еще как-то, то танцевать так, как здесь или в Будапеште, не умеют.

ВД Меня изумляет недальновидность большинства режиссеров, которые в силу то ли своей безграмотности, то ли неинформированности не понимают, какие могучие ресурсы есть в оперетте для современного слушателя – и секс, и острота отношений, и социальные проблемы, и скандалы.

КМ Может, небеса и возложили на меня какую-то миссию – показать, что оперетта не припудренный замызганный нафталинный жанр с перьями не первой свежести? Оперетте нужна свежесть. Сложность только в том, что, если поешь оперетту даже очень хорошо, на тебе ставится какое-то клеймо, которое не дает пробиться в опере. Меня этой опереттой в оперных театрах с разных сторон хлещут… А мне нравится петь оперетту! Я в оперетте могу быть красивой, женственной. Просто чтобы осуществить хорошую постановку оперетты, нужны большие деньги. Спасибо Петру Бечале, который так же считает. Должен быть и режиссер, понимающий этот жанр. Должна быть пара героев, не просто хорошо играющих, но и очень хорошо поющих, парочка простаков, двигающихся, как в балете. Должен быть мощный актерский состав, какой сложно найти среди певцов.

ВД Вам с Петром Бечалой в помощь еще и оперная примадонна Рене Флеминг, исполнявшая Ганну Главари в Метрополитен-опере. Была Анна Герман, Эдита Пьеха, сейчас – время Катажины Мацкевич.

КМ Вы меня в такой высокий ряд поставили… Спасибо за это. Мне недавно подарили Энциклопедию Театра музыкальной комедии, в которой мне посвящена большая статья, и я подумала, что я же уже часть истории. Очень важно чувствовать себя нужным в делах, особенно в творческих. Певцы радуются, когда выходят на сцену, и публика радуется этому, тебя ждут, и ты понимаешь, как ты нужна. Я всем артистам этого желаю.

Владимир Юровский: Стравинский изобретал новую музыку Персона

Владимир Юровский: Стравинский изобретал новую музыку

Игорь Стравинский – очень важный для Владимира Юровского (ВЮ) композитор.

Владимир Юровский: <br>Сопоставляя несопоставимое, я ищу точки пересечения между разными композиторами Персона

Владимир Юровский:
Сопоставляя несопоставимое, я ищу точки пересечения между разными композиторами

Традиционный ежегодный просветительский фестиваль ГАСО проведет худрук коллектива Владимир Юровский

Марк Левянт: <br>Волнуюсь, когда приступаю к новой работе Персона

Марк Левянт:
Волнуюсь, когда приступаю к новой работе

Марина Малер: <br>Дирижеры влюбляются в симфонии Персона

Марина Малер:
Дирижеры влюбляются в симфонии

Внучка Густава Малера и Альмы Малер, дочь скульптора Анны Малер и дирижера Анатоля Фистулари, Марина Малер не просто из музыкальной семьи – в ее взгляде, эмоциях, мыслях продолжает жить великий композитор.