Когда появляются звезды События

Когда появляются звезды

В Башкирском театре оперы и балета поставили оперу Массне «Дон Кихот»

За тихим шедевром  Жюля Массне, написанным в 1910 году специально для Федора Шаляпина, тянется шлейф «нерепертуарности» и нешлягерности. «Дон Кихот»  ̶  редкое название в афише, особенно в России:  до сего дня шел только в Мариинском театре (постановка Янниса Коккоса, 2012). Но на самом деле опера ничуть не менее привлекательна для зрителя, чем более раскрученные партитуры Массне   ̶ «Вертер», «Манон» и «Таис», а ария Дон Кихота «Quand apparaissent les étoiles» («Когда появляются звезды»)  ̶ настоящий хит: лично меня эта мелодия не отпускает с самой премьеры. Остается загадкой, почему же театры не берутся за это произведение. Но в Уфе, где начинал карьеру  Федор Шаляпин и где сегодня есть герой   ̶ Аскар Абдразаков, просто не могли не обратить внимания на эту важную шаляпинскую роль.

Тем более, что публика проголосовала рублем и напомнила нам всем, что такое настоящий аншлаг, когда «зал битком» (в башкирской столице, кстати, разрешена стопроцентная рассадка, о которой в других городах за время пандемии уже забыли), и какой мощной и долгой бывает стоячая овация.

Нынешняя премьера  ̶ режиссерский дебют художественного руководителя театра Аскара Абдразакова, он же выступил в заглавной роли. Роли звездной, о которой иной оперный бас может мечтать всю жизнь, а вот Аскару довелось неоднократно примерять доспехи Дон Кихота на Мариинской сцене. Чувствовалось, сколь досконально он знает партитуру и либретто: «Идея постановки оперы “Дон Кихот” возникла у меня давно, еще со времени концерта в Петербургской филармонии, когда я исполнил “Три песни Дон Кихота к Дульсинее” Равеля, “Песни Дон Кихота” Ибера и, конечно же, фрагменты из оперы Массне, титульная партия которой была написана для легендарного Шаляпина. Он также исполнил песни Ибера в музыкальном фильме Георга Вильгельма Пабста (1933). Традиции в интерпретации образа, созданные Шаляпиным, хочется развивать дальше».

Федор Иванович любил эту роль, кропотливо лепил ее, описывая процесс в своей книге «Маска и душа» так: «Ясно, что во внешности Дон Кихота должна быть отражена и фантазия, и беспомощность, и замашки вояки, и слабость ребенка, и гордость кастильского рыцаря, и доброта святого. Нужна яркая смесь комического и трогательного».

У Абдразакова образ получился именно таким   ̶  объемным: это и большой наивный ребенок, и влюбленный романтик  и герой, который   ̶ подобно Христу   ̶ бескорыстно несет людям добро и свет.  Ну и чисто внешне Дон Кихот Абдразакова рифмуется с шаляпинским образом, в котором есть и «остроконечная бородка, и фантастический хохолок, и слабые, тонкие, длинные ноги, и, наконец, смешной ус».

Массне назвал оперу «героической комедией», но так ли это? Конечно, и в партитуре, и в спектакле много смешных сцен, связанных прежде всего с Санчо Пансой (отличная работа   ̶   актерская и вокальная  ̶  Владимира Копытова). Невысокого роста коренастый артист внешне идеально «попадает» в своего героя, работая на контрасте с «хозяином» – высоким стройным Аскаром Абдразаковым. Но главное – как виртуозно он играет. Вы часто слышали, чтобы в оперном театре смеялись? А тут – смеются, еще как! Надо видеть, с какой плутовской хитринкой вещает Санчо о том, что в «профессии больше всего ему нравится оставлять дома свою лучшую половину». И с какими чертиками в глазах он говорит о женщинах, которых считает «порочными демонами, созданными для несчастья мужчин». «Мы для этих кошек –мышки», – восклицает Санчо, искренне недоумевая, как его хозяин может влюбиться в Дульсинею (в ее роли –  приглашенная солистка Большого театра Елена Максимова, и это, несомненно, ее удача).

Так комедия ли это? Если и да, то серьезная. Искупительная смерть Дон Кихота в финале вызывает слезы, катарсис. Трагическая развязка трогает душу даже такого циника, как Санчо, который вдруг понимает, что его хозяин не столько смешон и нелеп, сколько добр, честен и мудр. Это же чувствует и Дульсинея…

Роли всех трех главных героев проработаны в деталях, досконально, и это, на мой взгляд, одна из самых сильных сторон спектакля. Когда на сцене живые люди, которые действуют мотивированно, точно,   ̶  смотреть интересно. «Труднее всего в работе с артистами было избавиться от штампов. Этим “очищением” мы более всего и занимались»,   ̶  раскрыл «кухню» режиссер.

Два антракта – всегда рискованно для постановщиков: нет-нет да и заспешит кто-то из зрителей домой. Но тут публика в полном составе сидела до конца. В этом очевидная заслуга всей постановочной бригады. Дирижера Артема Макарова, который не скрывал своего восхищения красотами музыки Массне и уверенно вел за собой оркестр. Особенно выделю красивые, чистые медные тутти и изумительное виолончельное соло перед финальной сценой смерти главного героя (Аяз Нухов)  – его слушали затаив дыхание, а потом зал взорвался аплодисментами. Похвалю и хор, сделавший под руководством своего главного хормейстера Александра Алексеева большие успехи в последние несколько лет.

В ярком и роскошном оформлении узнаваем почерк главного художника театра Ивана Складчикова. Вновь, как и в предыдущей постановке  (опере «Аттила» Верди),  мы видим исторические костюмы, с которыми он так любит работать (в данном случае – в стиле маньеризма ХVI века). Красочные (порой чрезмерно) декорации массовых сцен поражают навороченностью, но мне показалось более интересным решение лирических эпизодов: в них броские тона уступают место приглушенным, «ночным», и именно в них особенно интересна световая партитура (Ирина Вторникова).

 «Кто для вас Дон Кихот?»   ̶ вопрос, который задали команде постановщиков авторы буклета.   ̶  «Романтик»,   ̶ почти единодушно отвечали они и создали по-настоящему романтический спектакль.

Ну, а разве не романтик сам Аскар Абдразаков? На поклонах он прямо на сцене встал на одно колено перед мамой, которая сидела в ложе, и подарил Таскире Нагимзяновне букет цветов. Ну, а премьеру посвятил их с братом Ильдаром выдающемуся педагогу   ̶ Миляуше Муртазиной, которая в эти дни отмечает 95-летие.

От милосердия не убежишь События

От милосердия не убежишь

Ричард Джонс поставил «Милосердие Тита» Моцарта в Лондоне

Коварство, любовь и Гендель События

Коварство, любовь и Гендель

На Новой сцене Большого театра под конец сезона состоялась важная премьера – первая в России постановка оперы Георга Фридриха Генделя «Ариодант».

Джулиус Истман: Феникс, восставший из пепла События

Джулиус Истман: Феникс, восставший из пепла

О новом витке интереса к творчеству забытого американского композитора

Они уходят от нас События

Они уходят от нас

Памяти Вадима Моисеевича Гаевского