Красота по-аргентински События

Красота по-аргентински

Театр балета имени Леонида Якобсона выпустил «Пиковую даму»

Этот сезон у Театра имени Якобсона посвящен Пушкину – летом обещают «Онегина» в постановке Джона Крэнко, вещь славную и проверенную десятилетиями, которую не каждому театру удается заполучить в репертуар (Мариинке не удалось). А начата пушкинская тема более рискованным способом: аргентинскому хореографу Иньяки Урлезаге был заказан балет «Пиковая дама». Бывший солист английского Королевского балета, уже полтора десятилетия бодро сочиняющий танцы, воспринял заказ с честным энтузиазмом. Стал читать Пушкина, сам переписал повесть в либретто, и в сочинении танцев настолько старался не отходить от русской классической традиции, что «не наша» фамилия в программке кажется странной ошибкой.

Единственное, что выдает в спектакле авторство «чужака», – краткость. Наши авторы, конечно, тоже сокращают оперную музыку, используя ее для балета, но все же не так решительно. Три действия по двадцать минут с копейками – и вся история рассказана. (Сокращения были поручены композитору Андресу Риссо.) Но сделана «нарезка» аккуратно – надо просто настроиться на то, что ты слушаешь что-то вроде сборника хитов. Кстати, очень внятно исполненных Санкт-Петербургским академическим симфоническим оркестром, за пультом которого стоял Александр Титов, – и лирика Чайковского и громыхание судьбы были на месте. «Картинка» же спектакля вовсе «чужой» не казалась – «священное чудовище» итальянской сценографии, 89-летний мэтр Эцио Фриджерио, с чувством сотворил гигантский портрет графини в молодости, водрузил на сцену массивные колонны, знакомые по многим петербургским дворцам, не позабыл Медного всадника и решетку Летнего сада. Даже набережная Зимней канавки оказалась очень убедительна – хотя, казалось бы, чего там над ней стараться-то? А художница по костюмам Франка Скуарчапино сотворила аж 150 костюмов – и все как положено, мундиры разных войск, крылатки, томные дамские платья и шляпки. Урлезага с удовольствием поставил чинный петербургский бал (правда, кавалеры разошлись и начали вздымать дам на высокие поддержки), партию Лизы (Алла Бочарова) наполнил необходимой меланхолией, а движения Германна (с двумя «н», роль досталась Андрею Сорокину) – романтической пылкостью. И дуэт главных героев, и построение ансамбля подруг почтительно отсылали к драмбалетной классике – «Ромео и Джульетте» Леонида Лавровского, а в партии Графини (Светлана Свинко) нам подмигнули все старухи Петипа. Было очень похоже на то, что, преклоняясь перед великими традициями русского балета и перед великим городом, Урлезага решил отказаться от себя самого – и наполнить спектакль только этим преклонением.

Финал балета отсылает скорее к повести, чем к опере: кинувшуюся топиться Лизу ловит на полпути мимо проходивший Елецкий (Денис Климук), а Германн сидит за столом с зеленым сукном и все перебирает карты, всматриваясь в них с безумной гримасой на лице. Кроме этого сюжетного поворота и эффектной сценографии «Пиковая дама» запомнится отличной выучкой кордебалета, глубокой верой исполнителей главных ролей в историю их персонажей и работой действующей балерины, вовсе еще не переходящей на мимические роли (ей еще тридцати нет!) Светланы Свинко в роли Графини. Буквально несколькими жестами, взглядами, позами она вложила истинно пушкинскую интонацию в это сочинение благоговейного аргентинца.

Экзамен для артистов События

Экзамен для артистов

В Москве объявили лауреатов IX Конкурса Галины Вишневской

Один за всех События

Один за всех

Свердловская филармония представила орган нового поколения

Будущее услышано События

Будущее услышано

Завершился второй тур IV Международного конкурса Grand Piano Competition

В Рыбинске появилась собственная филармония События

В Рыбинске появилась собственная филармония

В гала-концерте открытия участвовал Ярославский академический губернаторский симфонический оркестр