Кристина Мхитарян:<br>Очень люблю эксперименты Персона

Кристина Мхитарян:
Очень люблю эксперименты

В новой постановке «Евгения Онегина» Кристофа Лоя в Театре Лисеу в партии Татьяны дебютировала Кристина Мхитарян. Сейчас, после серии спектаклей «Любовного напитка» Доницетти в Венской опере, она там же готовит Лиу в «Турандот» Пуччини. Но мало с чем может сравниться опыт певицы, полученный ею в последние сезоны в «Травиате» Верди, о чем Кристина (КМ) и рассказала Владимиру Дудину (ВД).

ВД Вы часто поете Виолетту в «Травиате» Верди в последние годы, пусть и в лучших театрах Европы. Не утомляет такая круговерть Sempre libera?

КМ «Травиаты» меня преследуют. Я пела Виолетту и когда ждала сына, и позже — в ожидании второго ребенка, младшей дочки.

ВД Плодотворной оказалась для вас опера Верди, музыку которой вы знаете, вероятно, вдоль и поперек?

КМ Да, точно. Но я много пою «Травиату» не потому, что нет других предложений, а потому, что мне действительно интересна эта роль, и каждый раз я делаю ее более глубокой, нахожу разные нюансы. Работа с хорошими дирижерами и режиссерами, на которых мне очень везет, дает еще больше движения в этой роли. Я не устаю от нее. На фестивале в Глайндборне спела одиннадцать спектаклей подряд и каждый раз отыскивала в этой партии ­что-то новое. Здесь огромное поле для творчества. Кстати, Виолетта в «Травиате» была моей первой партией в начале зарубежной карьеры. Как же надо было доверять ­какой-то безвестной девочке, ни разу не певшей в Европе, чтобы сразу дать «Травиату»?

ВД Какой театр оказал вам такой кредит доверия?

КМ Я дебютировала в Осло после Конкурса королевы Сони. Постановка режиссера Татьяны Гюрбача была современной, очень запутанной, психологически выстроенной. Этот спектакль до сих пор «путешествует» по разным театрам. Как актрисе мне в нем было интересно, но знаю, что многим не нравится. Я не согласна с теми, кто считает современные постановки ужасными. Если в новом прочтении есть смысл и он угадывается — это здорово. Хотя встречаются, конечно, и бестолковые современные постановки.

ВД Вы уже пели в «Травиате» Саймона Стоуна, в которой вам предстоит скоро выступить в Парижской опере?

КМ Да, дважды, но в Вене, и работала не с самим Стоуном, а с ассистентом.

Кристина Мхитарян в партии Адины, «Любовный напиток» Доницетти на сцене Венской оперы

ВД Насколько глубоко вы постигли суть самого популярного женского образа мировой оперы — куртизанки Виолетты Валери?

КМ Мне кажется, она ищет искупления, чувствуя на себе тяжесть греха. Ближе к финалу все чаще упоминает Бога: «Grand Dio», «O, Dio», желая быть ближе к нему, алчет прощения, идет на жертву. Словом, деталей множество. Каждую фразу можно ставить в разные контексты, что я и делаю в каждой новой постановке, особенно в современной, где нужно искать другие реакции. В Омане я пела «Травиату» с Пласидо Доминго, привнесшим много отцовского начала. Он был так глубоко в роли, что не мог меня слушать, отворачивался, а после спектакля поделился: «Кристина, я плакал». С ним было очень здорово актерски взаимодействовать. Когда у меня спрашивают, не надоела ли мне Травиата, я отвечаю: «Вы что! Как она может надоесть?!» Примерно так же я поражаюсь, когда спрашивают: «Зачем тебе петь барокко?» И отвечаю: «Партии барокко — роли мечты!» В каждой барочной арии можно найти столько красок, смен характера, разных лиц!

ВД Но барокко после дебюта в «Ясоне» Кавалли у вас нет?

КМ Сейчас, к сожалению, нет. Я пела барочную музыку чаще всего с маэстро Аларконом, у которого свой оркестр, — с ним работала и в опере Кавалли, он изумительный музыкант! Он научил меня барочному стилю за месяц репетиций Il Giasone. Я влетела в эту постановку, за две недели выучив партию; а параллельно пела Джульетту в «Капулетти и Монтекки» Беллини, где мне тоже очень повезло — я работала с маэстро Фабио Бьонди, сделавшего мою Джульетту со вставными каденциями — он отыскал музыку, дописанную Беллини, и просил не бояться искать краски, прямые ноты, выходить и уходить с вибрато. С ним было очень интересно. Я очень люблю эксперименты, если звучит красиво и убедительно.

У нас было запланировано два сольных диска — «Альцина» Генделя и неизвестные арии, но из-за ковида все отменилось. Я должна была петь и Клеопатру в «Юлии Цезаре» Генделя в легендарной копродукции Глайндборна и Мет. На горизонте барочных постановок у меня нет. Сейчас многие театры перешли на то, что хорошо продается, — «Богему», «Травиату». Но я все равно прошу своего агента искать для меня «Альцину», да и любые другие барочные предложения — для души, для интеллектуального развития. Мне мало кто верит из молодых певцов, но я пытаюсь донести до них мысль о том, что оперы барокко развивают интеллектуально. Любовь к барокко и бельканто — особые песни, о которых я могу долго говорить. Еще я счастлива, что, наконец, спела «Марию Стюарт» Доницетти. Мне пришлось отказаться от контракта на Мюзетту в «Богеме» в Мет.

ВД Я видел эту «Марию Стюарт» в записи. Это было захватывающе! Обожаю в этой опере сцену конфронтации двух див.

КМ Дирижер Франческо Иван Чампа не разрешал мне ее делать громко, поэтому я очень сдерживалась. Но на записи все же прорвалась. У нас был потрясающий маэстро. Певцы должны впитывать все от выдающихся музыкантов, с которыми судьба дает встречаться, потому что великие дирижеры уходят. Была эпоха, когда творили Каллас, Скотто, Френи, Паваротти — столько музыкантов, живущих оперой. Когда я прогуливаюсь по галереям Венской оперы, думаю: «Боже мой, какие певцы здесь вот так же ходили и работали…»

ВД А остальные две оперы из этого королевского триптиха Доницетти тоже планируете?

КМ «Роберто Деверё» будет в последнюю очередь, когда немного подрасту. Пока попою Марию Стюарт, затем перейду на Анну Болейн. Нужно развиваться согласно своему голосу и возрасту. Хотя мне предлагали петь всех троих, как предлагали петь и трех героинь в «Сказках Гофмана», но я за то, что всему свое время. Надо слушать свой голос и уважать его, а не эксплуатировать бездумно.

ВД У вас есть кумиры?

КМ Мне очень нравится Сильвия Сасс. В ней был такой нерв, в «Макбете» она пела потрясающе. Обожала, заслушивала до дыр все постановки из Мет с Анной Нетребко, ее «Дон Паскуале» и «Любовный напиток» слушаю и смотрю по сей день, у нее потрясающая эстетика. От каждой певицы я могу ­что-то взять, я не ревнивица, во мне нет снобизма, как у тех певиц, которые говорят о том, что никого не слушают. Мне интересны интерпретации многих певиц, даже когда их голос не похож на мой. В моем плейлисте — записи Скотто, Френи, Девиа. Очень нравится Даниэла Десси — потрясающая певица, на сцене подобна богине.

ВД А как после итальянских опер вам пришлась Татьяна в «Евгении Онегине» Чайковского?

КМ Долгое время это была моя нелюбовь. Мне присылали контракт на «Евгения Онегина», я отвечала отказом, так как считала, что еще рано браться за партию Татьяны. Предложили в Барселоне попробовать вторым составом. Я позвонила Дмитрию Вдовину. Он сказал, что мне уже скоро поздно будет ее петь — и убедил. Партия будто само собой пошла! Я получила огромное удовольствие от пения. Выходила после спектакля и думала, не спеть ли еще раз прямо сейчас? Совсем не уставала. В Лисеу я работала с ассистентом, мне предоставили полную свободу действий. Но позже, когда мы встретились с режиссером Кристофом Лоем, он сказал: «В Мадриде сделаем так, как я хочу». Я не возражала. Он тоже интересный режиссер, знает музыку.

ВД Есть шанс услышать Татьяну в России?

КМ Меня не приглашают на эту партию. На Травиату в Большой театр позвали — уже спасибо. Я обожаю Большой театр, это мой дом, и я бы с большим удовольствием пела бы там, но пока из моего репертуара там идет только «Травиата». Еще Марфу обожаю.

ВД Вы ее поете?!

КМ Я пела ее в Большом. Это суперинтересная роль, и я не понимаю, почему ее делают все время девочкой-­одуванчиком. Не верю, что Римский-­Корсаков наделил глубиной всех — и Лыкова, и Любашу, и Грязного, а эту оставил ­какой-то недалекой.

ВД Какую новую вершину готовитесь покорить?

КМ Это будет Мими в «Богеме». Я всегда отказывалась от этой партии, хотя мне ее предлагали с первых дней карьеры в Европе. Она была мне неинтересна вокально, притом что сама история, бесспорно, очень занимательна. Сейчас мне придется ее полюбить и «присвоить». И, конечно, Анна Болейн — знаю, что она мне дастся лучше и проще, чем Мими.

Феликс Коробов: Поставить оперу «Не только любовь» – моя давняя мечта Персона

Феликс Коробов: Поставить оперу «Не только любовь» – моя давняя мечта

Эльза Драйсиг: <br>Сама определяю творческий путь Персона

Эльза Драйсиг:
Сама определяю творческий путь

Барбара Фриттоли: <br> Учу молодых певиц исполнять юных героинь Моцарта Персона

Барбара Фриттоли:
Учу молодых певиц исполнять юных героинь Моцарта

Александр Сладковский: Ценю в людях не только талант, но и способность созидать Персона

Александр Сладковский: Ценю в людях не только талант, но и способность созидать