Кто будет петь? События

Кто будет петь?

В Бетховенском зале выступили молодые солисты и стажеры Большого театра

Увы, вокальное долголетие по-прежнему остается исключением из правил – век большинства певцов недолог. В последнее время мы все чаще обращаем внимание на эту проблему и тревожно задаемся вопросом: «Кто будет петь?» И речь идет не только о каком-то ближайшем театральном вечере – постановка вопроса смотрит в будущее. Кризис смены поколений в постоянных труппах российских театров не заметить уже невозможно. «Среднее» поколение теряет былую форму, переходя в разряд невостребованных солистов. Молодых исполнителей в стране, естественно, очень много – жаль, конкурентоспособны лишь единицы.

Большой театр на то и большой, чтобы суммировать и отражать реальность. Еще несколько лет назад о новом поколении солистов не нужно было чрезмерно переживать: штат более-менее справлялся. А теперь вся надежда сконцентрирована вокруг «молодой крови». В театре есть Молодежная оперная программа, но, как сказал недавно Владимир Урин, «это не программа подготовки кадров для Большого театра». Странно, конечно, что первоклассные артисты с запрограммированной судьбой мировых звезд, отобранные со всей России, мало поют в спектаклях, хотя им необходима практика подготовки партий целиком. Но театр пока не хочет изменять веками проторенному пути: приглашает петь текущий репертуар выпускников консерваторий, «бронируя» их в стажерскую группу или даже сразу возводя в ранг солистов.

За молодежь Большой театр еще недавно перманентно ругали. Теперь, кажется, ситуация значительно улучшилась. Буквально за два-три последних года в театре собрался отряд хороших молодых певцов, чей потенциал удалось хорошо расслышать на камерном апрельском вечере в Бетховенском зале. Секрет успеха, прежде всего, заключался в том, что с ребятами поработал Семен Скигин – выдающийся пианист и педагог, специализирующийся именно на вокальном искусстве. Семен Борисович уже много лет работает с Молодежной программой, не жалея свои силы и на другие таланты, от звезд до начинающих: стратегически правильно, что его пригласили для работы с «будущим» Большого театра, поскольку мастеров его высочайшего уровня практически нет. Коучинг в театре крайне важен: для подготовки этого концерта не забыли и о важности языковой фонетики, к работе подключался Роман Матвеев.

Казалось бы, зачем оперным певцам, работающим в театре, нужно было почти две недели оттачивать камерную программу? Чтобы ответить на такой вопрос, достаточно вспомнить о том, что является самым ценным у великих музыкантов: интеллект. Именно камерная музыка позволяет его открывать в себе, наращивать и развивать. Исполнитель, работая над вокальной миниатюрой, учится преодолевать неизбежную «плохую привычку» громкого пения: вырабатывается чутье к фразировке, появляется палитра динамического разнообразия, оттачивается дикция, ассоциативное мышление и не только. Словом, все самое необходимое для работы на оперной сцене, если человек стремится к экстра-классу.

Семен Скигин для концерта с солистами и стажерами Большого театра составил авторскую программу «В молчаньи ночи тайной»: у маэстро хаотичного набора романсов не бывает никогда, и в этом тоже очевиден важный урок. Вдохновением и объединяющей идеей концерта стала ночь во всевозможных вариантах – от символично-импрессионистских до сюжетных, от эмоциональных до «географических». Романс Рахманинова, вынесенный на афишу, исполнила меццо-сопрано Алина Черташ, выпускница Российской академии музыки имени Гнесиных. В театре, кроме небольших партий, она исполняет Полину в «Пиковой даме», Ольгу в «Евгении Онегине»: стабильность техники позволяет ей многое. А ее гибкость мышления и умение вникнуть в тонкости стилистики подчеркнулось ее исполнением романса Рихарда Штрауса «Ночь» из цикла «Восемь стихотворений» Германа фон Гильма. Кстати, прицел второго отделения на европейскую музыку после русской в первом сработал гениально: Шуберт и Шуман «помогли» певцам продемонстрировать лучшие стороны не меньше, чем Глинка и Чайковский.

Интересно звучал баритон Василий Соколов, которого мы недавно слушали на премьере «Демона» Рубинштейна. Он исполнял главную партию уверенно, и не возникало сомнений, что перед нами яркий артист с большим будущим. Концерт в Бетховенском зале – пройденная громадная творческая дистанция для него и для всех остальных участников. Например, ансамбль Василия Соколова и Семена Скигина вдохнул новую жизнь в «Зимнюю дорогу» Георгия Свиридова: на смену привычного крупного помола пришла ясность высказывания, кажущаяся легкость. Еще им удалось сделать трагического «Лесного царя» так, что в исполнительской индивидуальности певца сомневаться теперь просто нельзя.

Открытие вечера – бас Родион Паульс, окончивший Академию хорового искусства имени В. С. Попова в классе выдающегося педагога Светланы Нестеренко и Центр оперного пения Галины Вишневской, где он учился у Маквалы Касрашвили и Алексея Тихомирова. Команда великих поработала на славу: у певца хороший контроль техники, потрясающая кантилена, регистровая ровность и дополняющая картину богатая природа тембра. В первом же выходе с «Ночным зефиром» Даргомыжского он удивил трактовкой, в которой степень музыкальных подробностей казалась абсолютной. Каждое слово, каждая пауза – все звучало свежо и оправданно.

Наконец, в камерном репертуаре удалось послушать тенора Бехзода Давронова – лауреата конкурса Пласидо Доминго, у которого уже благополучно складывается международная карьера. Певец также идет семимильными шагами – даже в сравнении с уровнем, который он демонстрировал на той самой «Опералии» 2021 года.  Ему достались «Ночь» Чайковского на стихи Полонского и романс «Горные вершины» Варламова на стихи Лермонтова, исполненный в сравнении с вариантом Листа на оригинал Гёте. Обаяние, сценичность и запоминающийся тембр у Бехзода были всегда, теперь на одну высоту с этими потрясающими качествами взлетел и уровень вокала.

Колыбельную Дворжака «Доброй ночи, моя дорогая» из цикла «В народном духе» в исполнении сопрано Альбины Латиповой забыть невозможно, хотя в этом номере не было сделано чего-то «специального», «ярко выраженного»: наоборот, сработал мудрый акцент на красоту тембра певицы, на ее искренность и наученность находить и передавать простое в гениальном. В таком же ключе был решен романс Рахманинова «Ночь печальна» в исполнении сопрано Светланы Лачиной, которая в этом концерте превзошла саму себя: тот самый случай, когда ее возможности до конца удалось разглядеть именно благодаря камерной программе.

Да, певца надо знать со всех сторон, чтобы оценить по достоинству. И всех остальных участников вечера также хочется узнавать и рассматривать под увеличительным стеклом, они не оставляют равнодушным: бас Даниил Акимов, меццо-сопрано Дарья Белоусова, сопрано Полина Шабунина. Есть шанс, что мы скоро перестанем бесконечно вспоминать о том, как когда-то в Большом театре все было хорошо, – придется радоваться здесь и сейчас!

Питомцы гнезда Мацуева События

Питомцы гнезда Мацуева

В Москве завершился IV Международный конкурс молодых пианистов Grand Piano Competition

Хороводы в «Новой Опере» События

Хороводы в «Новой Опере»

«Новая Опера» и «Балет Москва» представили «Свадебку» Стравинского

Шутка или скверный анекдот? События

Шутка или скверный анекдот?

В Нижнем Новгороде отметили юбилей Пушкина спектаклем «Пиковая дама. Балет»

Экзамен для артистов События

Экзамен для артистов

В Москве объявили лауреатов IX Конкурса Галины Вишневской