Кто на новенького? Мнение

Кто на новенького?

О будущем концертной индустрии в России

По словам заместителя председателя Правительства РФ Дмитрия Чернышенко, за многие месяцы пандемии на руках у зрителей скопилось более семи миллионов билетов на перенесенные и отмененные концерты, шоу. И если осенью 2021‑го и в начале 2022 года и организаторы концертов, и публика увидели свет в конце тоннеля, то последствия санкций, введенных мировым сообществом из-за проводимой Россией спецоперации на Украине, нанесли второй массированный удар по концертной индустрии нашей страны. В состоянии дел в этой сфере вместе с профессионалами индустрии разбирался промоутер и журналист Дмитрий И. Сараев.

Согласно данным РБК и билетного сервиса компании МТС продажи билетов на концерты в марте 2022 года упали на 42 процента по отношению к аналогичному периоду 2021 года и до 80 процентов к 2019‑му. По прогнозу компании рынок концертов в России по итогам года сократится на 40–50 процентов по сравнению с 2019‑м и на 30 процентов по сравнению с 2021‑м.

Кому стулья, а кому деньги?

Ни для кого не секрет, что серьезные проблемы концертной индустрии страны, впрочем, как и во всем мире, начались весной 2020 года, с начала пандемии. Массовые мероприятия либо не проводились вовсе, либо реализовывались с существенными ограничениями по заполняемости концертных площадок. Некоторые из подобных рестрикций сохраняются в тех или иных объемах в различных регионах страны и по сей день. В марте 2020 года началась череда переносов и отмен концертов как локальных, так и зарубежных артистов и коллективов. Индустрия досуга пострадала, пожалуй, не меньше, а в чем-то даже больше, чем ресторанная, туристическая или кинопрокатная. При этом — на фоне очевидной поддержки государственных учреждений (театры, концертные залы), действительно ощутимой помощи властей коммерческие компании организаторы концертов, шоу) не получили. Да, некоторым промоутерам выдали льготные кредиты, кому-то достались субсидии, гранты. Однако весьма значимым стало Постановление Правительства РФ, разрешившее организаторам концертов, билетным операторам не возвращать зрителям по первому требованию деньги за билеты на перенесенные в связи с пандемией мероприятия. А так как это постановление распространяется не только на пору пандемии, но и другие возможные события, в результате которых могут быть введены особые правовые режимы жизнедеятельности государства, уделю его содержанию некоторое внимание.

Главным здесь является то, что, согласно вышеупомянутому постановлению, организаторы должны провести перенесенные мероприятия не позднее восемнадцати месяцев с даты отмены соответствующего режима (режим повышенной готовности или ЧС). Взамен приобретенного держатель билета может получить ваучер, который обменивается либо на новую дату перенесенного мероприятия, либо на другой концерт, предлагаемый организатором, либо билетным оператором. Далее при отмене мероприятий организаторы или другие продавцы билетов должны осуществлять возврат стоимости билетов не позднее 180 дней (полгода) с даты обращения. Посетитель вправе потребовать вернуть ему деньги после отмены соответствующего режима в течение следующего времени: шести месяцев (если мероприятие было отменено) или девяти месяцев (если оно было перенесено, но организация своевременно не определила дату и время его проведения).

Михаил Шурыгин

«Конечно, зритель страдает от переноса или отмены концерта, но по большей части это всего лишь испорченное настроение и неудобство, — говорит Президент группы компаний NCA Михаил Шурыгин (фестиваль “Рок над Волгой”, Rainbow, “Би‑2”, “ДДТ”), — ведь в случае отмены концерта серьезного организатора зритель в любом случае получит свои деньги назад. А вот промоутер несет реальные и ощутимые убытки, ведь в ходе подготовки к шоу он тратит деньги и на рекламу, и на зарплаты сотрудникам, несет другие операционные расходы, вернуть которые просто невозможно. И поэтому наша компания в сотрудничестве с коллегами, участниками Ассоциации концертно-театральных и билетных операторов (КТиБО), вела и продолжает вести постоянные переговоры, консультации с Правительством РФ, Министерством культуры и прочими профильными структурами. Не могу сказать, что в итоге нам сильно помогли, но все же ряд важных и нужных мер был принят. Помимо льготных кредитов, субсидий это и средства Президентского фонда культурных инициатив, благодаря которому мы впервые провели в июне “САМ.ФЕСТ” на стадионе “Солидарность Самара Арена”, осенью делаем в Хабаровске фестивали “Рок над Амуром” и “Арсеньев LIVE”, посвященный 150‑летию знаменитого исследователя Дальнего Востока».

Евгений Сафронов

«В некоторые месяцы ковидного 2020 года рынок обрушивался на 90–95 процентов по сравнению с 2019‑м, концертная жизнь практически прекращалась, — рассказывает главный редактор коммуникационного холдинга InterMedia Евгений Сафронов. — 2021‑й составил около 50–70 процентов от 2019‑го. На 2022‑й можно прогнозировать около 50 процентов, и это если больше ничего не случится, а здесь гарантий нет вообще никаких, как показывают события последних лет».

Получается, зрителям приходится ждать своих денег за билеты очень долго. А если шоу не отменили, а перенесли, скажем, на год-полтора, то о возврате денег за билет на такое шоу сейчас вообще говорить не приходится. Конечно, это ущемление прав зрителей, но иначе концертная индустрия еще больше бы стагнировала, приближаясь к полному коллапсу, ведь организаторы концертов платят артистам гонорары вперед, в виде депозитов, размеры которых для топовых звезд и шоу достигают сотен тысяч, а иногда и миллионов долларов.

Эдуард Ратников

«Возвраты у нас проходят очень трудно, и на первый взгляд все это выглядит так, будто нас хотят кинуть, но это в общем не так, — говорит один из ветеранов концертного рынка страны генеральный директор TCI Эдуард Ратников (концерты Rammstein, Робби Уильямс, Scorpions, Моби, The Prodigy). — Есть действительно большие сложности, потому что все боятся касаться России, отправлять сюда деньги, ведь правительства и регуляторы практически всех стран пристально следят за этим. Мы сами сейчас прорабатываем все подобные вопросы с нашими партнерами из США, Европы и других стран. В теории все просто: менеджмент артиста обращается в свой банк и говорит, что наступили условия, при которых он не может выполнить свои договорные обязательства, и должен вернуть нам, организаторам, уже выплаченные депозиты. Показывает соответствующие договоры, инвойсы. Далее, убедившись в том, что компания организатора и его банк не находятся в санкционных списках, возвращает нам деньги. Но на словах все просто, на деле — отнюдь. Этот процесс очень сложный, так как все боятся. Поэтому больше половины зарубежных артистов, концерты которых в России были отменены, деньги нам пока вернуть не могут».

Казнить нельзя помиловать

Организаторы концертов и любители шоу возлагали огромные надежды на то, что в 2022 году дела в индустрии станут налаживаться. Но не тут-то было. На 2022 год в России были запланированы такие мощные привозы, как Эрик Клэптон, Imagine Dragons, Iron Maiden, Aerosmith, на московском фестивале Park Live должны были выступить The Offspring, My Chemical Romance и другие. Но начавшаяся спецоперация России на Украине перечеркнула все эти надежды. Практически все зарубежные артисты отменили свои планы в России. А те, кто не сделал этого по политическим или причинам «корпоративной этики», были вынуждены отказаться от выступлений в РФ из-за прекращения или сокращения международного сообщения с Россией и общей нестабильности в международных отношениях. К слову, был даже отменен концерт Эмира Кустурицы & The No Smoking Orchestra, назначенный в московском «Главклубе» на 20 мая 2022, артиста, славящегося своим теплым отношением к России и ее топ-руководству.

«Сейчас, когда весь цивилизованный мир закрылся от нас, T.C.I. лишена возможности работать с международной концертной индустрией, — признается Эдуард Ратников. — А учитывая, что теперь в России есть списки разрешенных и запрещенных артистов, деятельность по организации таких выступлений — сильно обесценилась для нас».

Сергей Бабич

По оценкам генерального директора Международного музыкального форума Colisium Сергея Бабича, концертный рынок текущего 2022 года пока уступает показателям 2019‑го приблизительно на 70 процентов. Однако здесь не стоит списывать со счетов и то, что зрители просто-напросто соскучились по массовым мероприятиям, фестивалям как форматам досуга в принципе. Этим летом с аншлагами проходят многие летние музыкальные фестивали, например, «Дикая мята» (17–19 и 24–26 июня, Тульская область). Более того, в этом летнем сезоне самая большая спортивно-концертная площадка страны — 80‑тысячная БСА «Лужники» — может похвастаться наибольшим числом состоявшихся и намеченных шоу именно российских артистов. Баста (18 июня; 68.000 зрителей), «Руки Вверх!» (02 июля), Григорий Лепс (15 июля), «Ленинград» (10 сентября) — и эти концерты станут самыми большими в истории указанных артистов. В допандемический 2019 год БСА «Лужники» собирали лишь западные топ-артисты мирового уровня: Rammstein, Metallica, Muse и Bon Jovi. Так что рекордное количество концертных шоу российских исполнителей на этой площадке в 2022 году обусловлено не столько фактом прекращения гастролей западных топ-артистов в нашей стране. Что будет дальше, после того, когда накопившаяся за пандемическую пору 2020–2021 годов жажда к шоу будет так или иначе утолена, — большой вопрос.

«Сегодня, в эти настолько непростые времена, ведущие промоутеры страны и наша компания в частности, — поясняет Михаил Шурыгин, — заняты еще и тем, что пытаются быть посредниками между властью и артистами — людьми, как известно, ранимыми и чувственными. Мы пробуем общаться со звездами так, чтобы они не делали каких-то необдуманных поступков, заявлений. Например, я, как руководитель компании, что постоянно работает и с “Би‑2”, и с “ДДТ”, персонально общаюсь на эти темы с нашими партнерами-артистами. Так же мы стараемся достучаться и до чиновников: им тоже не стоит рубить сгоряча. Уверен, у таких артистов, как “Би‑2” и “ДДТ”, в ближайшее время с концертной деятельностью в стране все наладится».

Заметим, концертная индустрия — пусть и специфический, но все же бизнес, который во многом подчиняется общим коммерческим, финансовым, логистическим и, как мы это видим, политическим законам и тенденциям как в мире, так и внутри страны. Если есть спрос, то, очевидно, должно быть и предложение. И как раз с предложением индустрия и испытывает сейчас затруднения, и этот процесс будет усугубляться. И здесь мы сталкиваемся с простой арифметикой: сейчас в России (в других больших странах расклад примерно похожий) вряд ли найдется более 10–15 имен-брендов, способных собрать стадионные сольные шоу. Помимо этого есть набор из нескольких десятков зарубежных топовых артистов, способных собирать такие большие аудитории, но никто из них в ближайшее время в Россию точно не приедет. А что касается наших звезд первой категории, то многие из них оказались в черных списках, и таким образом круг таких артистов, что сейчас способны собирать большие (и не очень) площадки, сильно сузился. К слову, такие звезды, как Земфира, Борис Гребенщиков и Алла Пугачёва покинули страну, многие артисты, в том числе Валерий Меладзе, сами временно приостановили свою концертную деятельность. Поэтому единственным путем выживания индустрии становится пресловутое импортозамещение, вывод на рынок новых имен, создание новых доморощенных шоу.

Adrenaline Stadium. Фото: Оля Полуэктова

Вопрос с выведением на рынок новых имен тоже не столь простой, как кажется, ведь большим артист становится, как правило, не за год и даже не за пять лет. Да, сейчас в молодежной среде современные гуру хип-хопа и прочие певцы-блогеры, благодаря соцсетям, взлетают и начинают собирать площадки от полутора до десяти тысяч довольно быстро. Но и на это тоже нужно время — и это не год, и не два. Кроме того, самых собирающих из них в лице тех же Оксимирона и Моргенштерна мы уже потеряли. А ведь и эти ребята вышли не из инкубатора. Хотя та же Полина Гагарина получила федеральную известность благодаря «Фабрике звезд — 2» почти двадцать лет тому назад, и только ближе к середине 2010‑х стала входить в пул российских артистов категории «А».

«В творческих индустриях импортозамещение неприменимо, — считает Евгений Сафронов. — Люди всегда стремятся к максимально широкому выбору произведений, каждое из которых уникально и не может быть заменено другим. В то же время во всем мире активно применяются как целенаправленное продвижение произведений определенной группы (например, национальной или политической), так и административное ограничение распространения “нежелательных” произведений. Первое более эффективно, но затратно и непросто в реализации. Второй вариант выглядит намного проще, однако велик риск нанесения вреда обществу, потому тоже требует значительного внимания и контроля. В любом случае работа с творческими сферами не приемлет формализма и требует особого внимания властей. Что использовать для этих целей — TikTok, “Голос”, ВК или запреты, — должны решать грамотные и опытные специалисты, коих еще нужно найти и привлечь».

«Почти любого значимого артиста заменить невозможно, — замечает Сергей Бабич. — А вот публику можно привлечь на многое: главное правильно упаковать и продать предлагаемый ей продукт. Активное появление на нашем концертном рынке новых локальных имен — это именно то, что сейчас будет происходить. Когда на сцене освобождается место — его занимают новые звезды».

«Мы готовили себя в течение последних 3-4 лет и работали над созданием своего собственного продукта, оригинальных шоу, — признается Эдуард Ратников. — T.C.I. теперь создает и продюсирует шоу и бренд «Новый русский цирк». Если совсем коротко — шоу этого проекта способны конкурировать с продуктами таких известных брендов, как Cirque Du Soleil и Disney, созданных по мотивам российских, а также мировых писателей и композиторов. Концертный сегмент для нас становится второстепенным. Но мы также продолжим работу по поиску новых имен и выращиванию таковых».

Восток — дело тонкое

В последние лет 10–15 на американском, европейском и, как следствие, российском концертных рынках популярны исполнители из Южной Кореи, Японии. Публика интересуется артистами и шоу, выходцами из других восточных и африканских стран, например такими, как монгольская группа The Hu. И на этом фоне возникает вопрос, смогут ли подобные артисты хоть частично заменить на концертном рынке России топ-звезд из США и Европы?

«Скорее всего, действительно стоит ожидать отдельных привозов новых имен из Азии, — думает Сергей Бабич. — Особенно стилистики k-pop и хип-хоп, но подобный тренд не изменит ситуацию кардинально».

«Ни корейцы, ни японцы не поедут в Россию, не обольщайтесь! — считает Эдуард Ратников. — Вот японцы — точно не поедут, ибо Япония находится в первых рядах, выступающих за санкции против  нашей страны. Возможно какие-то не очень большие артисты из Южной Кореи и смогут поехать, но точно не топ-имена, как BTS, Blackpink,  ведь иначе они рискуют нажить неприятности на основных для себя рынках в США, Европе, которые для них более приоритетны».

«Реальной науки в зрелищных индустриях у нас сейчас почти нет, какие-то прогнозы могут быть только экспертными, — говорит Евгений Сафронов. — На мой взгляд, приезды артистов из названных стран вполне могут участиться, но различие культурных кодов не дает возможности рассчитывать на какой-то грандиозный успех. Все же культура населения РФ исторически формировалась в связке с Европой, а изменение культурных кодов всегда занимает столетия. Ну и, конечно, названные страны в любой момент могут поддержать санкции».

Итого

Таким образом,

  • мечтать сходить на концерт Билли Айлиш или Rolling Stones в России в ближайшие как минимум два-три года не стоит (если только не случится чудо);
  • конечно, какие-то небольшие артисты из-за рубежа все же внесут Россию в свой гастрольный график, но это не будет иметь никакого существенного значения, если говорить об удовлетворении спроса аудитории на западную музыку и о концертной индустрии РФ в целом;
  • в ближайшие годы российской публике придется довольствоваться в основном местными исполнителями, ожидая появления новых имен, особенно в молодежном сегменте (хип-хоп, поп, поющие блогеры);
  • более старшую аудиторию вместо любимых западных звезд будут ждать новые, в том числе мультижанровые, шоу, в какой-то степени качественные трибьют и кавер-шоу, над которыми российские промоутеры уже вовсю работают;
  • тем же любителям музыки, что ни за что не примут для себя «Арию» вместо Iron Maiden или желают побывать на концертах «Машины времени», Noize MC, Земфиры и БГ, остается лишь расчитывать на туристические вылазки в Европу, что, как известно, нынче весьма сложно и дорого.

Что касается прогнозов по развитию концертного рынка в России, то давать их сейчас на далекую перспективу очень непросто, а вернее, невозможно — все зависит от политической и экономической ситуации в стране и мире в целом.

«Этот рынок зависит в первую очередь от благосостояния населения, — утверждает Евгений Сафронов. — Потом следуют факторы транспортной сферы и международной обстановки. В нынешних политических и экономических условиях никаких прогнозов по этим вопросам быть просто не может. Даже до конца года ничего нельзя предсказать».

«Думаю, будет медленный и мучительный рост, по 5–8 процентов в год, — говорит Сергей Бабич. — Возможно, начнутся европейские привозы небольших артистов, после окончания “горячей фазы” спецоперации, но когда это произойдет — не знает никто. Есть мнение, что теперь все это с нами “навсегда”».

«Сейчас все выглядит очень печально — и все это может длиться десятилетиями, — предполагает Эдуард Ратников. — А коли так, то Россия, скорее всего, будет вынуждена вариться в собственном соку».

Слияние и поглощение Мнение

Слияние и поглощение

В Москве стало на два балетных театра меньше

«Сшивать» творчеством культурное пространство Мнение

«Сшивать» творчеством культурное пространство

Хакасская филармония привезла оперу К. Молчанова «Зори здесь тихие» в Санкт-Петербург

Фем-революция в оперной режиссуре Мнение

Фем-революция в оперной режиссуре

Выпускницы мастерской Георгия Исаакяна – о «неженской» профессии

Размышления о современной духовной музыке Мнение

Размышления о современной духовной музыке

Андрей Микита, председатель композиторского объединения «МОСТ»