Куда бегут композиторы События

Куда бегут композиторы

В Малом зале Московской консерватории 19 октября прозвучали сочинения лауреатов III Всероссийского конкурса композиторов Avanti, организованного Союзом композиторов России.

«Мне казалось, что самое главное – это бежать, делать как можно больше, как можно лучше, как можно дальше, сильнее, умнее, старательнее» – так своим опытом участия в конкурсах поделилась член жюри Avanti композитор Ольга Бочихина. Концерт лауреатов действительно прошел словно под знаком бега – у каждого в свою сторону. Ведь даже название конкурса с итальянского языка переводится как «вперед». Прозвучавшие сочинения – разные как по смыслу, так и по жанру – наталкивают на ряд вопросов. Куда движется современная академическая музыка? Куда приводят идеи? Куда бегут композиторы?

Тонус бега задал Алексей Крашенинников (Санкт-­Петербург) с произведением «Бегство впереди себя» для скрипки и электроники. Идея сочинения ясна – пожалуй, даже слишком: это гонка с самим собой в современном ритме жизни. Слегка назидательный призыв остановиться и задуматься о вечности в XXI веке мало кого трогает: это как спрашивать у случайных прохожих «не найдется ли у вас времени поговорить о Боге?» – тема важная, но каждый рассуждает о ней сам. Однако с наступлением пандемии сочинение резко стало актуальным – мы ведь и правда задумались о высоком. При всей простоте идеи, ее музыкальное воплощение оказалось очень любопытным: ритм бега (или быстрое сердцебиение) простукивается по верхней деке скрипки, а одышка передается собственно дыханием исполнителя. Но самое интересное – наложение звуков друг на друга благодаря использованию loop-машин. Так Алексей Крашенинников показал эффект опережающего самого себя человека, изображенного на рисунке Пауля Клее – эта иллюстрация и послужила вдохновением для композитора. Невероятно сложная партия скрипки была блестяще исполнена автором.

Не менее виртуозное произведение – Notecracker Дениса Писаревского для маримбы. Композитор назвал пьесу «интеллектуальным перформансом»: в основе сочинения заложена математическая формула, определяющая звуковысотность и ритм в разных разделах. С музыкальной загадкой мастерски справился Елисей Дрегалин (маримба), а вот насколько в числовых последовательностях разобрались слушатели – вопрос, наверное, второстепенный.

Пока бежишь вперед, стоит ли оглядываться назад? Пожалуй, практически невозможно писать новую музыку, не вспоминая о том, что было написано до тебя. И в некоторых прозвучавших сочинениях диалог с прошлым проявился особенно явно. Динис Курбанов (Екатеринбург) в произведении «Хомония» для смешанного хора обращается к старинной церковной технике – добавлению гласных между согласными и после них («согрешихомъ» – «согрешихомо»), в результате чего слова утрачивают значение в пользу звука (исполнители – Камерный хор Московской консерватории). Отказ от мирского и собственные размышления о библейских событиях представил Андрей Микита (Москва) в произведении Jesum autem flagellatum для смешанного хора и органа (Евгения Кривицкая), а также Елена Анисимова (Казань) – в пьесе «На круги своя» для малой и альтовой домр (Екатерина Мочалова, Сергей Боганов).

Валерий Скобёлкин (Уфа) в обработке башкирской народной песни «Сынрау торна» очень органично сочетает старинный этнический инструмент курай (Марсель Вахитов) и старинный церковный инструмент орган (Константин Волостнов). Более современную технику Валерий Скобёлкин использует в Scherzo pizzicato для струнного квартета: солисты Opensoundorchestra даже не взяли на сцену смычки – вся пьеса играется разновидностями приема пиццикато.

Елисей Дрегалин (маримба)

Еще одна обработка – «Лирический гимн» Константина Комольцева (Пермь) для сопрано, скрипки и женского хора, написанный по мотивам бельгийской средневековой баллады ‘t Ros Beyaard lead (Камерный хор Московской консерватории под управлением Тараса Ясенкова, солистка – Мария Челмакина, скрипка – Станислав Малышев). Атмосфера старинной легенды создается благодаря красочной гармонии, но о современности нам напоминают звукоизобразительные эффекты («цоканье» хора, «свист» скрипки) и декламация в партии солиста – это аннотация произведения на английском языке, помещенная в партитуру. В другом сочинении – Sommernacht для ансамбля, исполненном Московским ансамблем современной музыки, Комольцев придерживается того же принципа сочетания прошлого с настоящим. Пестрая формула «стихи Кнута Гамсуна + мелодии оперы “Лючия ди Ламмермур” + бит IDM (Intelligent Dance Music) + золотой ход валторны» оказалась очень удачной: в результате получилось нечто удивительно светлое и благозвучное.

Снова связи с живописью – в музыкальной инсталляции «Красный квадрат» Игоря Друха (Санкт-­Петербург) для кларнета, скрипки и фортепиано, исполненной Московским ансамблем современной музыки. Композитор использовал ячейки-­паттерны, которые напоминают ему форму квадрата, но это не минимализм: слишком много в музыке событий, движения, энергии. Повторы скорее напоминают о тиражировании: ведь и сам Малевич сделал не одну копию черного квадрата, который потом стал появляться на одежде, зданиях, предметах быта. Игорь Друх же выбрал не черный квадрат, а красный, и передал в музыке динамичную энергию этого цвета.

Антон Светличный в своем Generation Ctrl‐C для фортепиано размышляет о нынешнем поколении, увлеченном копированием информации, но все равно обращается к недалекому прошлому – составляет коллаж из элементов массовой культуры, которые уже стали частью многих из нас. Чувство радости узнавания обеспечивают тема видеоигры Super Mario (ритм которой прекрасно считывается еще до введения прямой цитаты), звук операционной системы Windows XP, рингтон телефонов Nokia, саундтреки к фильму «Гарри Поттер» и сериалам «Секретные материалы» и «Доктор Хаус». В ­каком-то смысле сочинение Generation Ctrl‐C – тоже про бег. Ведь и копирование является результатом нашего многократно ускорившегося темпа жизни: зачем тратить время, чтобы ­что-то запомнить, когда можно просто нажать Ctrl+C? И этот темп прекрасно слышен в музыке: она заряжена мощной внутренней энергией – словно наэлектризованной, – которую мастерски передала пианистка Наталья Черкасова.

Концерт завершился трагитрагедией «Размышленьице» Романа Цыпышева (Екатеринбург) – траурный марш, но без доли драматизма. В слоях иронии разбирался гнесинский ансамбль Reheard, словно созданный для этого произведения: настолько органично на сцене смотрелись молодые и дерзкие ребята, которые никак не могли сделать серьезные лица для выступления. Зато смогли уверенно исполнить пьесу и завоевать любовь публики.

Так куда бегут российские композиторы? К­то-то – в будущее, ­кто-то – в прошлое; ­кто-то – вместе, а ­кто-то – один. Но кое-что их объединяет: композиторы не ищут легких или сложных путей – они ищут свой.

Два дирижера и одна палочка События

Два дирижера и одна палочка

В Московской консерватории выступил Всероссийский юношеский симфонический оркестр

Залезть в чужую постель События

Залезть в чужую постель

В октябре 2021 года по итогам зрительского голосования Театр «Ан-дер-­Вин» принял решение возобновить постановку оперы Бриттена «Питер Граймс» – в 2015 году спектакль Кристофа Лоя получил в Лондоне международную оперную премию.

Быть или не быть композитором События

Быть или не быть композитором

Выставка, посвященная творческому процессу современных композиторов, открылась в Музее С.С.Прокофьева

Страна улыбок События

Страна улыбок

Подведены итоги XIV конкурса «ОпереттаLand»