Культура принятия «Щелкунчика» События

Культура принятия «Щелкунчика»

XXIII «Щелкунчик» подходит к концу. Скоро мы узнаем имена лауреатов. Перед этим ненадолго возвратимся к открытию

К. С. Станиславский заметил: «Для детей нужно играть так же, как и для взрослых, только гораздо лучше…». Мысль чудесная, не зря ее перефразировали, использовали в детской литературе. Но еще больше она подходит к музыке, потому что фестивали и концерты с участием и для детей (конкурсы – в особенности!) непременно должны быть «тоньше, культурнее и совершеннее» взрослых.

Создатели Международного телевизионного конкурса «Щелкунчик» держатся наставлений Станиславского и сопереживают судьбе лауреатов. Здесь, пожалуй, Константин Сергеевич воскликнул бы: «Верю!», убедившись в искреннем желании разыскать юные дарования, в профессиональных суждениях жюри и в том, что каждый раз перед Новым годом телеканал «Россия-Культура» делает все возможное, чтобы подарить праздник музыкального искусства.

Роман Шер: К Баху и Моцарту у меня пока нет вопросов

В день открытия конкурса даже Концертный зал имени Чайковского, обычно сдержанный в своей классической красоте, был по-особому расположен к слушателям и, благодаря художникам по свету, расцветал в самых разных тонах. То в синем, напоминая декабрьские сумерки, то в зеленом – почти молодая елочка, то в золотом, как шар с блестящими отражениями свечей и ламп. Празднично выглядел Академический симфонический оркестр Московской филармонии, наш замечательный коллектив, к числу достоинств которого относится сценическая эстетика, воспитанная внимательность к дирижеру (за пультом был Михаил Шехтман). Улыбки музыкантов, их взгляды выражали участие и как бы говорили: «Радостно исполнять музыку».

Разнообразные жанры, эпохи, национальные школы, инструменты всех семейств и многоцветье тембров. Поистине, «культура принятия», которую «Щелкунчик» объявил своим девизом. Это словосочетание можно расшифровать так: мы открыты всему и всем, для кого красота, талант, искусство значат больше любых разногласий. Чтобы рассказать об этом, необязательно выступать с речами, можно подать хороший пример. Это самое важное послание XXIII конкурса.

Идея концерта – чередовать игру лауреатов разных лет с выступлениями членов жюри, – это взаимно ответственный мастер-класс. Вот – выпускники, похорошели, подросли, стали более зрелыми в творчестве, а вот – старшие коллеги, показывают перспективы мастерства. Но как описать детали программы? Трудно выхватить отдельные впечатления из большой, складной сюиты номеров. Стоит вспомнить о начале концерта и жгучем, истинно романтическом темпераменте Матвея Блюмина, который заметно увлекал его за собой в Полонезе для скрипки Г. Венявского, как сразу слышишь отчеканенные ритмы первого фортепианного концерта Чайковского в исполнении Глеба Семёнова в завершении вечера. И здесь же мысль о финале другого знаменитого фортепианного шедевра, концерта Грига и воодушевленной игре Анны Цибулёвой.

Перелистываю блокнот, читаю следующую заметку для памяти: «Национальные переплетения». Их было несколько. Солист оркестра Мариинского театра Денис Лупачёв (флейта) представил очаровательную «штучку» итальянско-русского композитора Эрнесто или по-нашему Эрнеста Иосифовича Кёлера «На берегах Волги», поистине идиллическую зарисовку русской природы, вроде впечатлений от Павловска в вальсах И. Штрауса-сына. Полина Тхай обаятельно сыграла «Венгерскую рапсодию» Поппера. Этот композитор родился в Чехии, но очень успешно выступал и преподавал в Будапеште. Не случаен выбор высокотехничного произведения. Мы хорошо помним, как три года назад Полина с виртуозной решимостью кинулась в противоборство, почти в испанскую корриду, с Виолончельным концертом Лало.

Превосходны эксперименты в области аранжировок и переложений. Например, знаменитые «Обливион» и «Либертанго» Пьяццоллы в стройном тембровом обрамлении виолончельного квартета «Растрелли». Или двойной концерт И.С. Баха, известный в варианте для клавиров или для скрипки и гобоя, прозвучал в исполнении саксофонистов Константина Синёва и Софьи Тюриной, да еще и в удивительном сочетании со старинными щипковыми инструментами, теорбой и барочной гитарой (солистка – Ася Гречищева). Затем гитара выступила снова, но уже в классическом содружестве с гобоем, любимом композиторами Барокко. Первую часть концерта Дж. Платти согрела очень искренняя музыкальность Дмитрия Мелькумова.

Игры Фортуны

Открытия подарил слушателям дебютант жюри Федор Шагов. Услышать тубу-соло и не в обычном амплуа, когда в низкой тесситуре инструмента вышагивают почтенные господа мейстерзингеры, как у Вагнера, или волы тащат нагруженную арбу, как в «Картинках с выставки» Мусоргского в инструментовке Равеля. Нет! Озорные синкопы в подвижном темпе – вот что такое первая часть концерта А. Арутюняна. Парад духовых инструментов начался звонким выступлением трубача Семена Саломатникова с пьесой американского композитора Ф. Саймона «Ивовое эхо». А кульминацию концерта создали «Сказания из центра Земли». Исполнитель и автор этого произведения перкуссионист Небойша Йован Живкович разбудил духи ударной секции, начиная с сольной партии маримбы и завершая загадочной аурой флексатона.

Замечательная программа. Все это нужно было придумать, соединить, подготовить. И очень важно, что на концерте выступили не только золотые победители прошлых лет. На равных – серебряные и бронзовые лауреаты. Разве это не вдохновляющий пример для новых финалистов? Конечно, в каждом конкурсе есть награды разного достоинства. На «Щелкунчике» все так же, но лучше!

Заяц, ты меня слышишь? События

Заяц, ты меня слышишь?

В Московской консерватории проходит Второй мультимедиафестиваль «Биомеханика»

Мы сочиняем контекст События

Мы сочиняем контекст

Николай Попов и Александр Хубеев рассказывают о фестивале «Биомеханика» II

Праздник к нам пришел События

Праздник к нам пришел

Музыканты из Екатеринбурга представили в ГРАУНД Солянке программу «Ночь после Рождества»

Физики и синоптики События

Физики и синоптики

Крещенский фестиваль в московском театре «Новая Опера» открылся оперой об атомной бомбе