Легко ли быть хвостатой События

Легко ли быть хвостатой

На этот и многие другие вопросы должен ответить новый сезон проекта КоOPERAция, посвященный детской опере

Проект КоOPERAция, придуманный режиссером Екатериной Василёвой четыре года назад, заметно оживил ландшафт современной оперы. Собранные Екатериной команды молодых композиторов, драматургов и режиссеров предложили гроздь ярких компактных спектаклей, которые прошли на самых разных площадках от Малой сцены Театра имени Станиславского и Немировича-Данченко до полей и долин популярного пленэрного фестиваля «Архстояние». Актуальная молодежная тематика, широкий диапазон стилей от крайнего авангарда до почти мюзиклового языка привлекли внимание публики и профессионалов. И вот – новый поворот: КоOPERAция-2021 посвящена музыкальному театру для детей и подростков, о чем Екатерина и ее подопечные рассказали на презентации проекта в московском театре «Новая Опера».

Опера и дети – тема вечная и животрепещущая. Кто застал перестройку, наверняка помнит дискуссию, рожденную газетной статьей «Кому он нужен, этот Ленский?». Тогда авторы лихого письма в редакцию проговорили то, что крутилось на языке у «продвинутой» части общества: Пушкин с Чайковским-де неинтересны молодежи, ей подавай рубилово рока… Насколько такая позиция наивна и антикультурна, показали все последующие десятилетия с их очередями в кассы Мариинского театра или Пермской оперы, с аншлагом на круглых столах Теодора Курентзиса по музыкальному театру, наконец, со скандалами вокруг «Детей Розенталя» в Большом театре или «Тангейзера» в Новосибирске.

Юные блогеры озадачили публику вопросами о театральном слэнге

И когда Катя Василёва, уже поработав несколько лет на КоOPERAции с молодыми сочинителями, решила «опустить» возрастную планку своего проекта до подростковых лет, она, по ее собственному признанию, была «сметена хлынувшим потоком из многих десятков заявок».

Подростки в проект были приглашены на два направления – это музыкально-театральный блогинг и собственно драматургия оперы, то есть придумывание сюжета и написание либретто. Композиторов позвали уже состоявшихся, с высшим образованием (да не с одним), с солидным списком творческих работ. Все-таки, решили организаторы, сочинение музыки оперы, пусть и детской, требует вполне взрослой профессиональной вооруженности. С одним важным уточнением: для всех отобранных ребят это был дебют в жанре оперы, что в какой-то степени уравняло их со впервые пробующими свои творческие силы детьми.

К включению в проект детей Катя отнеслась с особым тщанием. Будущие блогеры и драматурги (в основном московские школьники, но приехал в сопровождении родителей и мальчик из Краснодара) прошли интенсивные двухнедельные занятия на базе театра «Новая Опера», где наблюдали подготовку спектаклей, слушали рассказы композитора Петра Поспелова, оперных критиков Юлии Бедеровой и Аи Макаровой, участвовали в баттлах с режиссером Василием Бархатовым и директором «Новой Оперы» Антоном Гетьманом, даже ездили на экскурсию в Сколково, где знакомились с новыми, в том числе музыкальными возможностями современной цифровой техники. Несколько образовавшихся блогерских команд уже завели подкасты, где рассказывают о театральной музыке, причем касаются не только академических азов вроде «что такое крещендо и диминуэндо», но и, например, театрального слэнга. В который, кстати, погрузили и публику презентации, причем тема оказалась настолько увлекательной, что корреспондент «Музыкальной жизни» тоже включился в угадывание смысла выражений «курица пробежала» и «зазерниться». Увы, не угадал: первое, оказалось, значит, что актер, чем-то отвлеченный, потерял фокус образа, а второе – что, наоборот, он этот самый фокус, или зерно, нашел.

Дима Белов (справа) и Екатерина Степпе рассказывают о своем темном фэнтези, которое, надеются они, закончится светло

Но главным содержанием тех двух недель было формирование замыслов будущих восьми камерных опер. Юных либреттистов, помимо всего прочего, отбирали с помощью творческого задания – написать «Оду самому нелюбимому школьному предмету». Понятно, с ним справились лишь самые креативные ребята, способные на иронию и самоиронию.

Что же интересует сегодняшних начинающих Да Понте и Гисланцони? Да, конечно, вечные темы любви, власти, обладания – но с иной стороны, чем их коллег сто и двести лет назад. Если тогда 99 процентов сюжетов вращались вокруг конфликта между страстью и общественными правилами, то сегодня главный смысл – найти контакт с миром, обрести друга, а в конечном счете – понять свою собственную суть, увидеть, в чем ты должен изменить себя, не изменяя себе. Так в этих будущих операх появляется девочка, чья двойка по химии обретает форму натурального хвоста, и ей, а заодно родителям с педагогами, надо понять, что с этим делать; клоун, которому вместо откушенной львами руки предстоит осваивать мир электронным протезом; грабитель, раненный при задержании и в коматозном бреду сражающийся с монстром, олицетворяющим его грех; мальчик и девочка, которые не дружат между собой, но им дается задание вместе соорудить макет дикобраза, и это колючее существо помогает осознать, что не всегда лучшее средство решать проблемы – жалящие иголки; бизнесмен, больше думающий о бизнесе, чем о собственном сыне, и этот обделенный отцовской любовью мальчик, которые вместе сталкиваются в лесу со смертельной опасностью…

Тина Тоидзе (справа) и Лидия-Мария Кошевая придумали звучащих светлячков, которые помогут отцу и сыну из оперы “Связи нет” вернуть потерянное

Современны и средства, которые предложили молодым композиторам устроители КоOPERAции – это техника категории Art & Science, предоставленная лабораторией Playtronicaи, по сути, превращающая всю сцену в единый интерактивный музыкальный инструмент. Звучат и те самые иголки дикобраза, и светлячки, появляющиеся в лесу, когда отец с сыном, наконец, восстанавливают контакт, и даже следы героя на сцене, производящие гармоничный аккорд, если тот движется к цели, или бьющие по слуху диссонансом, если он сбивается с пути. В одном из спектаклей – «Риччи Львиное Сердце» – по замыслу юного драматурга Софии Самсоновой и композитора Вячеслава Жукова, исполнители вместе со зрителями должны взяться за руки, и это породит звуковую гармонию.

Символика прекрасная – но ведь помимо символики в опере еще должна быть яркая музыка. Будем надеяться, что Елене Вайнберг, Анне Шатковской, Лидии-Марии Кошевой – воспитанникам таких мастеров, как Ефрем Подгайц, Юрий Воронцов, Алексей Ларин, или тому же Вячеславу Жукову – пианисту, поучившемуся еще и во ВГИКе у самого Сергея Соловьёва, как и другим их коллегам, удастся чутко воплотить замыслы Феди Глинкина и Миши Саулко, Насти Лабутиной и Вероники Чижевской, а также Василисы Овчинниковой, Лиды Носыревой, Марьяны Леухиной, Димы Белова, Тины Тоидзе… Насколько оправдаются надежды – узнаем в октябре на итоговых спектаклях проекта в «Новой Опере».

Байка про Стравинского, Дягилева и лисичку со скалочкой События

Байка про Стравинского, Дягилева и лисичку со скалочкой

В Мариинском театре состоялся вечер премьер Игоря Стравинского

От милосердия не убежишь События

От милосердия не убежишь

Ричард Джонс поставил «Милосердие Тита» Моцарта в Лондоне

Коварство, любовь и Гендель События

Коварство, любовь и Гендель

На Новой сцене Большого театра под конец сезона состоялась важная премьера – первая в России постановка оперы Георга Фридриха Генделя «Ариодант».

Джулиус Истман: Феникс, восставший из пепла События

Джулиус Истман: Феникс, восставший из пепла

О новом витке интереса к творчеству забытого американского композитора